Произведения для детей 5-6 лет. Оглавление




ПРОИЗВЕДЕНИЯ ДЛЯ ДЕТЕЙ 5-6 ЛЕТ

«К четырём – пяти годам основным приёмом знакомства с художественными произведениями становится чтение вслух. Детям этого возраста читают значительно больше, чем раньше, рассказов.

В этом разделе довольно много произведений устного народного творчества. Потешки, прибаутки, дразнилки, заклички дети должны слышать в повседневной жизни не только в раннем возрасте. Эти маленькие поэтические шедевры насыщены и глубокой моралью, и юмором, и игрой словом. Они теперь говорят не об умывании, одевании, кормлении ребёнка, а о посильном участии малыша в общей работе, подтрунивают над ленивым, нерасторопным, недогадливым. Создавались эти произведения народом для того, чтобы и позабавить ребёнка, и многому научить исподволь.



Произведения самобытного народного искусства, народной педагогики, заботливо отобранные и сохранённые предыдущими поколениями, должны войти в повседневную речь взрослых, сделать её точной, выразительной , красочной.

В этой части хрестоматии помещено много сказок.

Сказки «От чего у зайца длинные уши», «О солнце, месяце и петухе», «Почему у месяца нет платья», «Три поросёнка» лучше рассказать, когда ребёнку будет не менее четырёх с половиной лет.

Такие сказки развивают у детей любознательность, учат наблюдать явления природы, замечать особенности зверей, птиц, учат сравнивать, сопоставлять.



Большинство помещённых сказок лучше рассказывать, максимально придерживаясь текста. Они естественнее прозвучат в устной передаче. При пересказывании легче передать личную заинтересованность рассказчика в тех событиях, о которых идёт речь.

Иллюстрации Т.Мавриной, Е.Рачева, Ю.Васнецова, К.Кузнецова, В.Конашевича к произведениям народного творчества прекрасно дополняют и углубляют их.

Полны динамики и интересных находок рисунки П.Алякринского к сказке «Красная Шапочка».Созданные художником сказочные образы исключительно выразительны и точны.

К пересказу С.Михалкова сказки «Три поросёнка» ланы рисунки У.Диснея, их юмор и забавные выдумки доставят много удовольствия малышам…



Чем фантастичнее произведение, иллюстрируемое художником, тем ярче и свободнее проявляется его изумительное умение с полной достоверностью отразить самые невероятные события. И в этом отношении рисунки В.Конашевича удивительно гармонично сливаются со сказками К.Чуковского в единое целое.

Художник убедительно показывает и то, как «горит море», а крокодил «тушит его пирогами и блинами», как рыбы, поднявшись на хвосты, в шляпах, с зонтиками важно гуляют по земле, подчёркиваю ту забавную «путаницу», которая приводит в восторг всех ребят, как только они начинают разбираться в том, что корова мычит, а котята мяукают, а воробьи чирикают, что вода не может гореть…



В рисунках В.Конашевича столько динамики, все персонажи в таком стремительном движении, что именно это как нельзя более ярко отражает характер сказок К.Чуковского: стремительность развивающихся событий и убедительность всего совершающегося – и того, что лохматые волки, кит и орёл делают всё возможное, чтобы добрый доктор Айболит скорее попал в Африку, и того, как в страхе убегают от таракана «зубастые» и «клыкастые», а маленький воробей «взял и клюнул таракана, вот и нету великана»; с большой сатирической силой обрисованы и трусы (мы врага бы на рога бы, только шкура дорога, и рога нынче тоже не дешевы»), и глупцы (ослы ему славу по нотам поют, козлы бородою дорогу метут», «бараны, бараны стучат в барабаны»). Но, конечно, весь этот подтекст адресован не тем, кто будет слушать, а тем, кто будет читать.



Для тех же, кто будет слушать сказку, вполне достаточно понять и запомнить то, как важно быть смелым, пускай и не «клыкастым» и не «зубастым», а совсем маленьким и слабым, но смелым.

В сказках К.Чуковского именно это является самым главным. И у доктора Айболита совсем немного сил, но добрые дела находят отклик: тому, кто забывая о себе, бросается на помощь другому, даже звери всегда помогут. Вот это доброе начало сказок К.Чуковского, наполненных весельем, движением, - самое дорогое и нужное для маленьких детей.

В поэтическом разделе третьей части хрестоматии и ряд стихотворений С.Михалкова, в которых радует весёлая улыбка, теплота («Трезор», «Песенка друзей», здесь и чудесный образ доброго и чуть – чуть смешного великана («Дяди Стёпы»), готового в любую минуту «в огонь и в воду» для защиты Родины, готового каждому прийти на помощь в большом и малом деле.



Здесь и ряд произведений З.Александровой , умеющей очень задушевно, просто, тепло говорить и о Родине, и о детях («Про маленькую Таню»), и о природе («Анютины глазки», «Лесная дорожка», «Белая черёмуха»). Стихи о цветах, о лесе поднимают его красоту, его богатства. Именно с этого и начинается воспитание патриотизма у маленького ребёнка.

Впервые зазвучат для детей чудесные лирические стихи С.Есенина.

Дети услышат страстный голос В.Маяковского, который и для больших, и для маленьких писал в полную силу своего огромного таланта. Он умел соединять откровенное поучение с великолепными убедительными поэтическими образами и отточенными стихами («Что такое хорошо и что такое плохо»). Высокая требовательность поэта к себе, великое мастерство и горячая убеждённость делают это произведение непревзойденным по силе прямого воздействия на детей…



Всё больше интересует детей труд взрослых. Им хочется как можно больше услышать о нём. На эту тему даны как поэтические произведения («А что у вас?» С.Михалкова, «Пожар» С.Маршака), так и прозаические.

Все эти произведения следует читать во втором полугодии пятого года жизни.

Отрывки из книги Б.Житкова «Что я видел» читать можно в начале года. С большим мастерством педагога – писателя он рассказывает о многом большом, порой сложном, удивительно просто, давая точные объяснения, всё время помнит о возрасте своих маленьких слушателей.

Перед чтением детям следует пояснить, что маленький мальчик Алёша («Почемучка») жил в небольшом посёлке и больших городов он ещё никогда не видел. И вот однажды они с мамой собрались ехать к бабушке в город. О том, что он увидел, Алёша рассказывает сам…

Наиболее широко представлены в прозе произведения Л.Воронковой и Е.Чарушина.



Л.Воронкова правдиво рассказывает о двух деревенских девочках, об их дружбе, проделках, играх. Здесь и лирические зарисовки «В небе тучки поспорили», «Лебеди и гуси», и юмор «Хитрый снеговик», «Танин пирожок», и тёплый разговор о человеческих взаимоотношениях.

В.Чарушин – писатель, художник и педагог – в своих рассказах и рисунках знакомит детей с повадками, внешностью животных. Сколько интересных наблюдений в каждом рассказе! Беспомощность, неуклюжесть, беззащитность котёнка Тюпы, щенка Томки старательно подчёркнуты в рисунках.

Впервые в этом разделе помещены своеобразные лирические зарисовки Н.Сладкова. Миниатюры писателя полны глубоких знаний, точных наблюдений, сказочности, мягкой иронии. Построены они на диалогах – Н.Сладков мастер таких рассказов, и эту специфику его творчества необходимо подчеркнуть выразительностью чтения.



Сказки В.Сутеева «Кто сказал мяу?», «Под грибом» требуют подробного внимательного рассматривания рисунков, т.к. именно они помогут ребёнку правильно понять поставленные перед ним задачи. Рисунки к этим сказкам очень просты, динамичны, выразительны.

Сказки «Мышонок и карандаш» и «Капризная кошка»представляют особенный интерес. Они строятся на постепенном создании на глазах у детей рисунков с одновременно развивающимся рассказом о них. Этот своеобразный жанр таит в себе большие возможности развития детской творческой фантазии: сотрудничество с художником чрезвычайно плодотворно для детей. Наиболее интересна в этом отношении сказка «Мышонок и карандаш». Изображение кошки рождается не вдруг. Этапы создания рисунка допускают различные предположения , и дети вместе с мышонком стараются угадать, что же рисует карандаш. Это хорошо обыграно текстом. Рассматривать рисунки к этим произведениям надо не все сразу, а одновременно со слушанием текста.



Третья часть хрестоматии велика по объёму. Торопиться с чтением более сложных произведений (К.Мазовский, «Весенние голоса», С.Голицын, «Оленёнок») не следует.

То, что осталось непрочитанным или особенно полюбилось, может составить материал для чтения и в последующие годы.

Стихотворения, которые помещены в разделе «Русские поэты – детям», - золотой фонд поэзии; научить детей её любить – значит сделать их более восприимчивыми к красоте мира, более чуткими, более душевными.

В раннем возрасте самое главное – постараться разбудить в душе ребёнка всё самое лучшее, что у него есть. Книга – это тот чудесный друг, который покажет ребёнку, как широк и прекрасен мир, научит любить его, пробудит любознательность, пытливость ума, человечность…» Л.Н.Елисеева.




НАРОДНОЕ ТВОРЧЕСТВО

Песенки, потешки:



***
Уж ты, месяц, крутые рога,
Уж ты, солнышко ясное!
Как у солнышка лучики горят,
Так у Танюшки русы косыньки висят.
Чешу, чешу волосыньки,
Расчёсываю косыньки.


***
Иголка, иголка,
Ты остра и колка,
Не коли мне пальчик,
Шей сарафанчик!


***
Иван, Иван,
Вырывай бурьян,
Чтоб росла репка
Сладкая и крепкая,
Чтобы рос огурец,
Длинноусый молодец.



***
Я по лесу по зелёному бреду,
Я грибочки в кузовок соберу,
Я в осиннике рыжики беру,
По березничку – березовики,
По сосновым пням – опёночки,
А под ёлкой – белый гриб-боровик.


***
Тра-та-та, тра-та-то,
Пожалуйте, решето:
Мучки просейте,
Пироги затейте
С гречневой кашей,
Пироги для Маши!




***
Тара - тара - тара - ра!
У крыльца растёт трава.
Я колю, колю дрова!
Я колю на чурочки,
Гори, огонь, в печурочке.
Я колю на плашки
Для сестры Дуняшки.
Гори, гори жарче, печь!
Будет Дуня пышки печь.


Веснянка


Летел кулик
Из-за моря,
Принёс кулик
Девять замков
- Кулик, кулик
Замыкай зиму,
Отпирай весну,
Тёплое лето!



***
Ой, ребята, та-ра-ра!
На лугу стоит гора,
А на той горе дубок,
А на дубе воронок.
Ворон в красных сапогах,
В позолоченных серьгах,
Черный ворон на дубу,
Он играет во трубу,
Труба точёная,
Позолочённая,
Труба ладная,
Песня складная!


***
Жаворонки, жавороночки!
Прилетите к нам,
Принесите нам лето теплое,
Унесите от нас зиму холодную.
Нам холодная зима наскучила,
Руки, ноги отморозила.




***
Весна, весна красная,
Весна, весна ясная,
Приди весна, с радостью,
Приди весна с милостью.
С солнцем горячим,
С дождем обильным.
Принеси урожай
В наш родной край.


***
Иди весна,
Иди красна,
Принесла ржаной колосок,
Овсяной снопок,
Большой урожай
В наш край!


***
Пчёлы гудят –
В поле летят.
С поля идут –
Медок несут.



***
Береза моя, березонька,
Береза моя белая,
Береза кудрявая!
Стоишь ты, березонька,
Стоишь ты, кудрявая,
Посередь долинушки;
На тебе, березонька,
Листья зеленые;
Под тобой, березонька,
Трава шелковая.
Близ тебя, берёзонька,
Красны девушки
Венки вьют, плетут.


***
Что за славный денек!
Собирайся, народ, в хоровод!
Станем кругом ходить
Да весну веселить.
Хоровод заведем,
Дружно все запоем:
"Здравствуй, здравствуй, весна!"




***
Тара-тара-тара – ра!
Из колхозного двора
Выезжают трактора.
Будем землю пахать,
Будем хлеб засевать!
Будем рожь молотить!
Малых детушек кормить!


***
Ходит конь по бережку,
Вороной по зелёному.
Он головушкой помахивает,
Чёрной гривушкой потряхивает,
Золотой уздой побрякивает.
Все колечушки-то - бряк, бряк, бряк!
Золотые они - звяк, звяк, звяк!



***
Гоп-гоп Гоп-гоп!
Ну, скачи в галоп!
Ты лети, конь, скоро-скоро,
Через реки, через горы!
Все-таки в галоп — гоп-гоп!
Трух-трух!
Рысью, милый друг!
Ведь сдержать-то станет силы.
Рысью, рысью, конь мой, милый!
Трух-трух-трух!
Не споткнись, мой друг!


***
Иди весна,
Иди красна,
Принеси ржаной колосок,
Овсяной снопок,
-Ермил, Ермил,
Чем коня кормил?
- Овсом-серебром,
Белоярым пшеном.




***
Как у нашего кота
Шубка очень хороша.
Как у котика усы
Удивительной красы.
Глазки смелые,
Зубки белые.
Выйдет котя в огород –
Всполошится весь народ,
И петух, и курица
С деревенской улицы.
Станут котю в гости звать,
Станут котю угощать.
Жучком, паучком,
Малой жужелицей.
А ты, котя - коток,
Приди к бабке на часок.
Бабушка Арина
Уложит на перине,
Даст кусок пирога,
Даст горшок творога,
Миску щей
Пожирней.
Вот это еда -
Да!



***
Как повадился коток К бабке Марье в погребок,
Ко Дуняше в погребок,
Есть сметану и творог.
Как увидели кота
Ребятишки из окна.
Они хлопнули окном,
Побежали за котом.
Ухватили кота
Поперёк живота.
Вот те, котенька-коток,
И сметана, и творог...


***
Как у наших у ворот
Петух зернышки клюет,
Петух зернышки клюет,
К себе курочек зовет:
- Вы, хохлушечки!
Вы, пеструшечки!
Я нашел для вас орех,
Раздаю орех на всех
По крупиночке,
По восьминочке.




***
Чу-чу-чу!
Я горох молочу
На колхозном гумне,
Пришла курочка ко мне,
Куропатку привела, -
Она рябенькая,
Полосатенькая,
Стали зернышки клевать,
Мне работать не давать.
А я куру догоню,
Куропатку догоню
Себе в избу заберу.


***
Сидит, сидит зайка,
Сидит зайка серый
Под кустом, под кустом.
Охотнички едут,
Едут, скачут в поле
Во пустом, во пустом.
- Вы, охотнички, скачите,
На мой хвостик поглядите –
Я не ваш, Я ушел!



Сидит, сидит зайка,
Сидит зайка белый,
Ушки жмет, ушки жмет.
Охотнички едут,
Едут, скачут в поле


***
Вмимолёт, вмимолёт.
- Вы, охотнички, скачите,
Меня, зайку, не ищите –
Я не ваш, Я ушел!


***
Зайчишка – трусишка
По полю бежал
В огород забежал
Морковку нашёл,
Капусту нашёл,
Сидит, грызёт,
Иди прочь –
Хозяин идёт!




***
Как у бабушки козёл,
У Варварушки седой,
Что за умный был:
Сам и по воду ходил,
Сам и печку топил,
Сам и кашу варил,
Деда с бабой кормил.
Собирался козёл
Во зелёный лес —
Семь волков убить,
Бабе шубу сшить.
Вот зашёл козёл
Во зелёный лес,
А навстречу козлу
Идут семь волков.
А восьмой-то волк,
Он голодный был,
Он три года ходил,
Всё козлятинки просил.
Испугался козёл,
Испугался седой!
Он бородкой трясёт,
Точно веничком,
А ножками стучит,
Словно ступочками.



Ах ты, бабушка,
Ты, Варварушка!
Отворяй-ка ворота,
Принимай-ка козла.





***
Как у нашего соседа
Весела была беседа:
Гуси - в гусли,
Утки - в дудки,
Овцы - в донцы,
Тараканы - в барабаны.


***
Как на тоненький ледок
Выпал беленький снежок.
Выпал беленький снежок,
Ехал Ванюшка-дружок.

Ехал Ваня, поспешал,
С ворона коня упал.
Он упал, упал - лежит, -
Никто к Ване не бежит...

Таня с Маней увидали –
Прямо к Ване подбегали.
Прямо к Ване подбегали,
Да за обе руки брали.
Они брали, подымали,



В путь-дорогу провожали:
- Как поедешь ты, Иван,
Не зевай по сторонам!


***
Раздень меня, разуй меня,
Уложи меня, укрой меня,
А я засну сам.


***
Стучит, бренчит по улице:
Фома едет на курице,
Тимошка на кошке
По кривой дорожке.
- Куда, Фома, едешь?
Куда погоняешь?
- Еду сено косить.
- На что тебе сено?
- Коровок кормить.
- На что тебе коровы?
- Молоко доить.
- А зачем молоко?
- Ребяток кормить.




***
- Федул, что губы надул?
- Да кафтан прожег.
- Зачинить можно.
- Да иглы нет.
- А велика дыра?
- Да один ворот остался.


***
- Ты пирог съел?
- Нет, не я,
- А вкусный был?
- Очень.


***
Тень, тень, потетень,
Выше города плетень.
Сели звери под плетень,
Похвалялися весь день.
Похвалялася лиса:
- Всему свету я краса.
Похвалялся зайка:
- Поди догоняйка.



Похвалялися ежи:
- У нас шубы хороши.
Похвалялись блохи:
- И у нас не плохи.
Похвалялся медведь:
- Могу песни я петь.
Похвалялася коза:
- Всем повыколю глаза.


***
Совушка-сова,
Большая голова,
На пеньке сидит,
Головой вертит,
Глазками хлоп - хлоп!
Ножками топ - топ!
Совушка - совушка,
Большая головушка!
Где ты живала,
Где ты бывала?
- Живала я, совушка,
Большая головушка,
В тёмных лесищах,
В глубоких дуплищах.




Заяц мчится что есть мочи,
Заяц схорониться хочет.
То бежит он и кружит.
Бедный он, всего боится...
Где укрыться ото зла –
От лисицы и куницы,
От орлицы и орла?
Он боится даже белки,
Певчей птицы - даже мелкой.
Уши стрелы, хвост - сучок,
Прыгнул белый и - молчок.


"Вишни, черешни распускаются"

Украинская песенка


Вишни, черешни
Распускаются,
А синь-озеро
Разливается.
Ясно солнышко
Улыбается,
Жито силушкой
Наливается.



Веснянка

Украинская песенка




А уж ясно солнышко
Припекло, припекло
И повсюду золото
Разлило, разлило.
Ручейки на улице
Все журчат, всё журчат.
Журавли курлыкают
И летят, и летят...




Расцвели подснежники
Да в леске, да в леске.
Скоро всей земелюшке
Быть в венке, быть в венке.
Ой, солнышко-батюшка.
Угоди, угоди,
А землица-матушка,
Уроди, уроди.


Хоровод

Чешская песенка для детей

перевод С.Маршак


Можно ль козам не бодаться,
Если рожки есть?
В пляс девчонкам не пускаться,
Если ножки есть?
За рога возьмем козленка,
Отведем на луг,
А девчонку за ручонку -
В наш веселый круг!



С.Маршак

Лягушка на дорожке


Вот лягушка на дорожке.
У нее озябли ножки.
Значит, ей нужны
Теплые штаны,
Суконные
Зеленые
В крапинку!


С.Маршак

Ежик и лисица


Бежит ежик
Вдоль дорожек
Да скользит на льду.
Говорит ему лисица:
- Дай, переведу.
Отвечает серый ежик:
- У меня две пары ножек.
Сам я перейду!




Ю.Вронский

Песня моряка


Мы поднимаем якоря
И отплываем чуть заря.
Море зовёт,
Ветер поёт:
Вперёд!
Вперёд!
Вперёд!
Мы поднимаем якоря
И отплываем чуть заря.
Помни свой край!
Не унывай!
Прощай!
Прощай!
Прощай!



Ю.Вронский

Норвежские песенки

Чик-чирик


Воробей сидит и плачет:
– Поломался чик-чирик!
Что теперь я буду делать?
Молча жить я не привык!
Стал он думать.
Думал, думал,
И придумал наконец:
– Полечу скорее в кузню –
Не поможет ли кузнец?
А кузнец толковый

Взял две нужных вещи –
Молот да клещи:
Пинг - панг,
Клинг - кланг! –
И чик-чирик
Как новый.




Ручки спляшите разок

Французская народная песня


Ручки, спляшите разок –
Будет вам завтра пирог!
Ах вы, мои мастерички,
Быстрые ручки-сестрички!
Яблочный будет пирог,
Только спляшите разок!


Конь

Немецкая песенка


Гоп-гоп, гоп-гоп,
Конь пошел в галоп.
Напою коня лихого,
Сам прибью ему подкову.
Гоп-гоп, гоп-гоп,
Конь пошел в галоп.



Дождь

Французская песенка


Дождь! Дождь! Надо нам
Расходиться по домам!
Гром! Гром, как из пушек.
Нынче праздник у лягушек.
Град! Град! Сыплет град!
Все под крышами сидят,
Только мой братишка в луже
Ловит рыбу нам на ужин.

С.Маршак

Кузнец


- Эй, кузнец,
Молодец,
Захромал мой жеребец.
Ты подкуй его опять.
- Отчего не подковать!
Вот гвоздь,
Вот подкова.
Раз, два -
И готово!




Ю.Вронский (перевод с норвежского)

Танцуй, моя кукла


Танцуй, моя кукла,
Танцуй веселей,
Танцуй веселей,
Каблуков не жалей,
Танцуй, моя милая кукла!
Танцуй, моя кукла,
Танцуй без забот,
А туфельки
Новые папа сошьёт.
Танцуй, моя милая кукла!


С.Маршак

Не может быть


Даю вам честное слово:
Вчера в половине шестого
Я видел двух свинок
Без шляп
И ботинок...
Даю вам честное слово!



С.Маршак

Котята


Два маленьких котенка поссорились в углу.
Сердитая хозяйка взяла свою метлу
И вымела из кухни дерущихся котят,
Не справившись при этом, кто прав, кто виноват.

А дело было ночью, зимою, в январе.
Два маленьких котенка озябли на дворе.
Легли они, свернувшись, на камень у крыльца,
Носы уткнули в лапки и стали ждать конца.

Но сжалилась хозяйка и отворила дверь.
- Ну что? - она спросила. - Не ссоритесь теперь?

Прошли они тихонько в свой угол на ночлег.
Со шкурки отряхнули холодный, мокрый снег.
И оба перед печкой заснули сладким сном.
А вьюга до рассвета шумела за окном.




К.Чуковский

Барабек


Робин Бобин Барабек
Скушал сорок человек,
И корову, и быка,
И кривого мясника,
И телегу, и дугу,

И метлу, и кочергу,
Скушал башню,
Скушал дом
И кузницу с кузнецом.
А потом и говорит:
"У меня живот болит!"



К.Чуковский

Скрюченная песня


Жил на свете человек,
Скрюченные ножки,
И гулял он целый век
По скрюченной дорожке.

А за скрюченной рекой
В скрюченном домишке
Жили летом и зимой
Скрюченные мышки.

И стояли у ворот
Скрюченные ёлки,
Там гуляли без забот
Скрюченные волки.

И была у них одна
Скрюченная кошка,
И мяукала она,
Сидя у окошка.




А за скрюченным мостом
Скрюченная баба
По болоту босиком
Прыгала, как жаба.

И была в руке у ней
Скрюченная палка,
И летела вслед за ней
Скрюченная галка.





Присказка:


Начинаются наши сказки,
Заплетаются наши сказки
На море-океане, на острове Буяне.
Там березонька стоит,
На ней люлечка весит,
В люлечке зайка крепко спит.
Как у зайки моего
Одеяльце шелково,
Перинушка пухова,
Подушечка в головах.
Рядом бабушка сидит,
Зайке сказки говорит.
Сказки старинные,
Не короткие, не длинные,
Про кошку,
Про ложку,
Про лису и про быка,
Про красивого пастуха,
Про гусей - лебедей,
Про смышлёных зверей.
Это присказка, а сказки?
Сказки дальше пойдут.




Лисичка со скалочкой




Шла лисичка по дорожке, нашла скалочку. Подняла и пошла дальше. Пришла в деревню и стучится в избу:
— Тук-тук-тук!
— Кто там?
— Я, лисичка! Пустите переночевать!
— Куда ж мы тебя пустим? Самим тесно!
— Да я не потесню: сама лягу на лавочку, хвостик — под лавочку, скалочку — под печку.
Пустили лису. Легла она на лавочку, хвостик — под лавочку, скалочку — под печку.
Рано поутру встала раньше всех и сожгла свою скалочку в печке, а потом закричала-запричитала на весь дом:
— Обидели сиротиночку! Украли скалочку! Давайте мне за неё курочку!
Хозяева развели руками — делать нечего! — отдали за скалочку курочку. Взяла лисичка курочку, идёт да поёт:
— Шла лисичка по дорожке,
Нашла лисичка скалочку.
За скалочку взяла курочку!
Пришла в другую деревню, стучится в избу: — Тук-тук-тук!
— Кто там?
— Я, лисичка! Пустите переночевать!
— Куда ж мы тебя пустим? У нас и без тебя тесно.
— Да я не потесню: сама лягу на лавочку, хвостик — под лавочку, курочку — под печку.
Пустили её в дом. Лисичка легла сама на лавочку, хвостик — под лавочку, курочку — под печку.
Рано поутру лисичка потихоньку встала пока все спали, схватила курочку, съела, а после закричала-запричитала на весь дом:
— Обидели сиротиночку! Украли курочку! Давайте мне за неё уточку!
Ничего не поделаешь, пришлось хозяевам отдать лисе за курочку уточку. Взяла лисичка уточку, идёт да поёт:
— Шла лисичка по дорожке,
Нашла лисичка скалочку.
За скалочку взяла курочку,
За курочку взяла уточку!
Пришла она под вечер в третью деревню и стучится в окошко избы
— Тук-тук-тук!
— Кто там?
— Я, лисичка! Пустите переночевать!
— Да как же мы тебя пустим? У нас и без тебя тесно.
— Да я не потесню: сама лягу на лавочку, хвостик — под лавочку, уточку — под печку.
Её пустили. Вот она легла сама на лавочку, хвостик — под лавочку, а уточку — под печку.
Утром, чуть свет, вскочила лиса, схватила уточку, съела её да закричала-запричитала на весь дом:
— Обидели сиротиночку! Украли уточку! Давайте мне за неё девочку! Жалко лисе дочку отдавать. Подумал хозяин, да и посадил в мешок
большую собаку и отдал лисе: — Бери, лиса, девочку! Вот лиса взяла мешок, вышла на дорогу и говорит:
— Девочка, пой песни! А собака в мешке молчит. Лиса опять:
— Девочка, пой песни! Собака в мешке молчит. Поставила лиса мешок да и развязала его. А собака из мешка как выскочит, да на лису!
Испугалась лиса и бежать! Бежала от собаки, бежала да под пенёк в нору юркнула. Сидит там и говорит:
— Ушки мои, ушки, что вы делали?
— Мы всё слушали.
— А вы, ножки, что делали?
— Мы всё бежали.
— А вы, глазки?
— Мы всё глядели.
— А ты, хвост?
— А я всё тебе мешал бежать.
— А, ты всё мешал! Ну, постой же, я тебе задам! — И высунула хвост из норы:
— Ешь его, собака!
Тут собака ухватилась за лисий хвост, вытащила лисицу из норы и давай её трепать!




Бычок - смоляной бочок


Жили-были дедушка да бабушка. Была у них внучка Танюшка. Сидели они как-то раз у своего дома, а мимо пастух стадо коров гонит. Коровы всякие: и рыжие, и пестрые, и черные, и белые. А с одной коровой рядом бежал бычок - черненький, маленький. Где припрыгнет, где прискачет. Очень хороший бычок. Танюшка и говорит:
- Вот бы нам такого теленочка.
Дедушка думал - думал и придумал: достану для Танюшки теленочка. А где достанет - не сказал.
Вот настала ночь. Бабка легла спать, Танюшка легла спать, кошка легла спать, собака легла спать, куры легли спать, только дедушка не лег. Собрался потихоньку, пошел в лес. Пришел в лес, наковырял с елок смолы, набрал полное ведро и вернулся домой.
Бабка спит, Танюшка спит, кошка спит, собака спит, куры тоже уснули, один дедушка не спит - теленочка делает.
Взял он соломы, сделал из соломы бычка. Взял четыре палки, сделал ноги. Потом приделал голову, рожки, а потом всего смолой вымазал, и вышел у дедушки смоляной бычок, черный бочок.
Посмотрел дедушка на бычка - хороший бычок. Только чего-то у него не хватает. Чего же у него не хватает? Стал дедушка рассматривать - рожки есть, ножки есть, а вот хвоста-то нет! Взял дедушка и приладил хвост. И только успел хвост приладить - глянь! - смоляной бычок сам в сарай побежал.
Встали утром Танюшка с бабушкой, вышли во двор, а по двору гуляет смоляной бычок, черный бочок. Обрадовалась Танюшка, нарвала травы, стала смоляного бычка кормить. А потом повела бычка пасти. Пригнала на крутой бережок, на зеленый лужок, за веревочку привязала, а сама домой пошла. А бычок траву ест, хвостиком помахивает.
Вот выходит из лесу Мишка-медведь. Стоит бычок к лесу задом, не шелохнется, только шкурка на солнышке блестит. "Ишь, жирный какой, - думает Мишка-медведь, - съем бычка". Вот медведь бочком, бочком к бычку подобрался, схватил бычка… да и прилип. А бычок хвостиком взмахнул и пошел домой. "Топ-топ, топ-топ…"
Испугался медведь и просит:
А бычок шагает, медведя за собой тащит. А на крылечке и
дедушка, и бабушка, и Танюшка сидят, бычка встречают. Смотрят
- а он медведя привел.
- Вот так бычок! - говорит дедушка. - Смотри, какого здоровенного
медведя привел. Сошью теперь себе медвежью шубу.
Испугался медведь и просит:- Дедушка, бабушка, внучка Танюшка, не губите меня, отпустите
меня, я вам за это из лесу меду принесу.
Отлепил дедушка медвежью лапу от бычковой спины. Бросился
медведь в лес. Только его и видели.
Вот на другой день Танюшка опять погнала бычка пастись. Бычок
траву ест, хвостиком помахивает.
Вот приходит из лесу волчище - серый хвостище. Кругом
осмотрелся - увидал бычка. Подкрался волк, зубами щелк, да и
вцепился бычку в бок, вцепился да и завяз в смоле.
Волк туда,
волк сюда, волк и так и этак. Не вырваться серому. Вот и стал он
просить бычка:
- Быченька - бычок, смоляной бочок! Отпусти меня в лес.
А бычок будто не слышит, повернулся и идет домой. "Топ-топ, топ-топ...!" - и пришел.
Увидел старик волка и говорит:
- Эй! Вот кого сегодня бычок привел! Будет у меня волчья шуба.
Испугался волк.
- Ой, старичок, отпусти меня в лес, я тебе за это мешок орехов
принесу.
Освободил дедушка волка - только того и видели. И на завтра
бычок пошел пастись. Ходит по лужку, травку ест, хвостиком мух
отгоняет.
Вдруг выскочил из лесу зайчик - побегайчик. Смотрит на бычка - удивляется: что это за бычок здесь гуляет. Подбежал к нему,
тронул лапкой - и прилип.
- Ай, ай, ай! - заплакал зайчик-побегайчик.
А бычок "Топ-топ, топ-топ...!" - привел его домой.
- Вот молодец, бычок! - говорит дедушка. - Сошью теперь
Танюшке рукавчики заячьи.
А заинька просит:
- Отпустите меня. Я вам капустки принесу да ленточку красную
для Танюшки. Высвободил старик зайчишкину лапку. Ускакал
заинька.
Вот под вечер сели дедушка, да бабушка, да внучка Танюшка на
крылечке - глядят: бежит медведь к нам на двор, несет целый
улей меду - вот вам! Не успели мед взять, как бежит серый волк,
несет мешок орехов - пожалуйста! Не успели орехи взять, как
бежит заинька - кочан капусты несет да ленточку красную для
Танюшки – возьмите скорее!
Никто не обманул.





ЗИМОВЬЕ ЗВЕРЕЙ

ПЕРЕСКАЗ И.С ОКОЛОВА – МИКИТОВА


Надумали бык, баран, свинья, кот да петух жить в лесу.
Хорошо летом в лесу, привольно! Быку и барану травы вволю, кот
ловит мышей, петух собирает ягоды, червяков клюёт, свинья под
деревьями корешки да жёлуди роет. Только худо бывало друзьям,
ежели дождик пойдёт.
Так лето прошло, наступила поздняя осень. Стало в лесу холодать.
Бык прежде всех спохватился зимовье строить.
Встретил в лесу барана:
- Давай, друг, зимовье строить! Я стану из леса брёвна носить, да
столбы тесать, а ты будешь щепу драть.
- Ладно, согласен, - отвечает баран.
Повстречали бык и баран свинью:
- Пойдём, Хавроньюшка, с нами, зимовье строить! Мы станем брёвна носить, столбы тесать, щепу драть, а ты будешь глину
месить, кирпичи делать, печку класть!
Согласилась и свинья.
Увидели бык, баран и свинья кота:
- Здравствуй, Котофеевич, пойдём вместе зимовье строить! Мы
станем брёвна носить, столбы тесать, щепу драть, глину месить,
кирпичи делать, печку класть, а ты будешь мох таскать, стены
конопатить! Согласился и кот.
Повстречали бык, баран, свинья и кот в лесу петуха:
- Здравствуй, Петя! Идём с нами, зимовье строить! Мы будем
брёвна носить, столбы тесать, щепу драть, глину месить, кирпичи
делать, печку класть, мох таскать, стены конопатить, а ты будешь
крышу крыть!
Согласился и петух.
Выбрали друзья в лесу место посуше, наносили брёвен, натесали
столбов, щепы надрали, наделали кирпичей, моху натаскали,
стали рубить избу. Избу срубили, печку сложили, стены
проконопатили, крышу покрыли. Наготовили на зиму запасов и
дров.
Пришла лютая зима, затрещал мороз. Иному в лесу холодно, а
друзьям в зимовье тепло! Бык и баран на полу спят, свинья
забралась в подполье, кот на печи песни поёт, а петух под
потолком на жёрдочке пристроился. Живут друзья, не горюют.
А бродили по лесу семь голодных волков. Увидели новое зимовье.
Один, самый смелый волк, говорит:
- Пойду- ка я, братцы, посмотрю, кто в этом зимовье живёт. Если
скоро не вернусь, прибегайте на выручку!
Вошёл волк в зимовье и прямо на барана угодил. Барану деваться
некуда, забился баран в угол, заблеял страшным голосом:
- Бэ-э-э! Бэ-э-э! Бэ-э-э!...
Петух увидел волка, слетел с жёрдочки, крыльями захлопал:
- Кукарекуууууууу!
Соскочил кот с печи, зафыркал, замяукал:
- Мяууууууу, мяууууууу, мяууууууууууу!
Набежал бык, рогами волка в бок:
- Мууууууууу!
А свинья услыхала, что наверху бой идёт, вылезла из подполья и
кричит:
- Хрююю, хрююю, хрююю!!! Кого тут съесть?!
Ох, и туго пришлось волку! Едва жив из беды вырвался. Бежит,
товарищам кричит:
- Ой, братцы, уходите! Ой, братцы, бегите! Уууууууу.......
Услыхали волки, пустились наутёк. Бежали час, бежали два,
присели отдохнуть, красные языки вывалили. А старый волк
отдышался, им говорит:- Вошёл я, братцы мои, в зимовье, вижу - уставился на меня
страшный да косматый. На верху захлопало, внизу зафыркало!
Выскочил из угла рогатый, бодатый - мне рогами в бок! А снизу
кричат: " Кого тут съесть?" Не взвидел я свету - и вон... Ой бежим,
братцы!...
Поднялись волки, хвосты трубой - только снег столбом.





ЛИСА И КУВШИН

ПЕРЕСКАЗ К.УШИНСКОГО


Вышла баба на поле жать и спрятала за кусты кувшин с молоком.
Подобралась к кувшину лиса, всунула в него голову, молоко
вылакала; пора бы и домой, да вот беда - головы из кувшина
вытащить не может. Ходит лиса, головой мотает и говорит: " Ну,
кувшин, пошутил, да и будет, - отпусти же меня, кувшинушко!
Полно тебе, голубчик, баловать, - поиграл, да и полно!"
Не отстает кувшин, хоть ты что хочешь. Рассердилась лиса:
"Погоди же ты, проклятый, не отстаешь честью, так я тебя
утоплю".
Побежала лиса к реке и давай кувшин топить. Кувшин-то утонуть
утонул, да и лису за собой потянул.




ЛИСА И КОЗЁЛ

ПЕРЕСКАЗ О.КАПИЦЫ


Бежала лиса по дороге, на ворон зазевалась и упала в колодец.
Воды в колодце немного, утонуть – не утонешь, а выскочить – не
выскочишь.
Сидит лиса, горюет. Что тут делать? Вот идет по той дороге козел,
головой помахивает, бородой потряхивает, по сторонам
поглядывает. От нечего делать заглянул козел в колодец. Увидел
там лису и спрашивает:
- Здорово, лисонька! Что ты тут делаешь?
- Да вот отдыхаю. Наверху-то жарко, а тут и прохладно, и водицы
холодненькой сколько хочешь.
А козлу давно пить хочется.
- Да хороша ли вода-то?
- Вода-то хороша, - отвечает лиса. – Да ты прыгай сюда, вот и попробуешь.
Места нам двоим хватит.
Козел сдуру и прыгнул. Воду замутил, чуть лису не задавил.
Рассердилась лиса, бранится:
- Ишь, бородатый, и прыгнуть не сумел, всю забрызгал.
Вскочила лиса козлу на спину, со спины на рога, да и вон из
колодца. Только козел ее и видел.
Сидит козел в колодце. До вечера просидел, не знает, как выбраться.
Хватился хозяин козла, пошел искать. Искал, искал, насилу
нашел. Веревку принес и козла из колодца вытащил.





У СТРАХА ГЛАЗА ВЕЛИКИ

Жили-были бабушка-старушка, внучка-хохотушка, курочка -
клохтушка и мышка - норушка.
Каждый день ходили они за водой. У бабушки были ведра
большие, у внучки — поменьше, у курочки — с огурчик, у мышки
— с наперсточек.
Бабушка брала воду из колодца, внучка — из колоды, курочка —
из лужицы, а мышка — из следа от поросячьего копытца.
Назад идут, у бабушки вода трё-ё-х, плё-ё-х! У внучки — трёх!
плёх! У курочки — трёх-трёх! плёх-плёх! У мышки — трёх-трёх-
трёх! плёх-плёх-плёх!
Вот раз наши водоносы пошли за водой. Воды набрали, идут
домой через огород.
А в огороде яблонька росла, и на ней яблоки висели. А под
яблонькой зайка сидел. Налетел на яблоньку ветерок, яблоньку
качнул, яблочко хлоп — и зайке в лоб!
Прыгнул зайка, да прямо нашим водоносам под ноги.
Испугались они, ведра побросали и домой побежали. Бабушка на
лавку упала, внучка за бабку спряталась, курочка на печку
взлетела, а мышка под печку схоронилась. Бабка охает: — Ох!
Медведище меня чуть не задавил!Внучка плачет:
— Бабушка, волк-то какой страшный на меня наскочил!
Курочка на печке кудахчет:
— Ко-ко-ко! Лиса ведь ко мне подкралась, чуть не сцапала!
А мышка из-под печки пищит:
— Котище-то какой усатый! Вот страху я натерпелась!
А зайка в лес прибежал, под кустик лег и думает: «Вот страсти-то!
Четыре охотника за мной гнались, и все с собаками; как только
меня ноги унесли!»
Верно говорят: «У страха глаза велики: чего нет, и то видят».







Жихарка


Жили-были в избушке кот, петух да маленький человечек - Жихарка. Кот с петухом на охоту ходили, а Жихарка домовничал: обед варил, стол накрывал, ложки раскладывал.
Раскладывает да приговаривает:
- Это простая ложка - котова, это простая ложка - Петина, а это не простая - точёная, ручка золочёная, - эта Жихаркина. Никому её не отдам.
Вот прослышала лиса, что в избушке Жихарка один хозяйничает, и захотелось ей Жихаркиного мясца попробовать.
Кот да петух, как уходили на охоту, всегда велели Жихарке двери запирать. Запирал Жихарка двери. Всё запирал, а один раз и забыл.
Справил Жихарка все дела, обед сварил, стол накрыл, стал ложки раскладывать, а по лестнице - топ-топ-топ.
- Лиса идёт.
Испугался Жихарка, с лавки соскочил, ложку на пол уронил да под печку и залез. А лиса в избушку вошла, глядь туда, глядь сюда: нет Жихарки.
«Постой же, - думает лиса, - ты мне сам скажешь, где сидишь».
Пошла лиса к столу, стала ложки перебирать:
- Эта ложка простая - Петина, эта ложка простая - котова. А эта ложка не простая - точёная, ручка золочёная, - эту я себе возьму.
А Жихарка-то под печкой во весь голос:
Ай, ай, ай, не бери, тётенька, я не дам!
- Вон ты где, Жихарка!
Подбежала лиса к печке, лапку в подпечье запустила, Жихарку вытащила, на спину перекинула - да в лес.
Домой прибежала, печку жарко истопила: хочет Жихарку изжарить да съесть. Взяла лиса лопату.
- Садись, - говорит, - Жихарка.
А Жихарка маленький, да удаленький. На лопату сел, ручки-ножки растопырил - в печку-то и нейдёт.
- Не так сидишь, - говорит лиса.
Повернулся Жихарка к печи затылком, ручки-ножки растопырил - в печку-то и нейдёт.
- Да не так, - лиса говорит.
- А ты мне, тётенька, покажи, я ведь не умею.
- Экой ты недогадливый!
Лиса Жихарку с лопаты сбросила, сама на лопату прыг, в кольцо свернулась, лапки спрятала, хвостом накрылась. А Жихарка её толк в печку да заслонкой прикрыл, а сам скорей вон из избы да домой.
А дома-то кот да петух плачут, рыдают:
- Вот ложка простая - котова, вот ложка простая - Петина, а нет ложки точёной, ручки золочёной, да и нет нашего Жихарки, да и нет нашего маленького!
Кот лапкой слёзы утирает, Петя крылышком подбирает.
Вдруг по лесенке - тук-тук-тук. Жихарка бежит, громким голосом кричит:
- А вот и я! А лиса в печке сжарилась!
Обрадовались кот да петух. Ну Жихарку целовать! Ну Жихарку обнимать! И сейчас кот, петух и Жихарка в этой избушке живут, нас в гости ждут.





Гуси - лебеди

в обработке М.Булатова


Жили-были муж да жена. Были у них дочка Машенька да сын Ванюшка. Собрались раз отец с матерью в город и говорят Маше:
— Ну, дочка, будь умница: никуда не уходи, береги братца. А мы вам с базара гостинцев привезем.
Вот отец с матерью уехали, а Маша посадила братика на травку под окном и побежала на улицу, к подружкам.
Вдруг, откуда ни возьмись, налетели гуси-лебеди, подхватили Ванюшку, по­садили на крылья и унесли.
Вернулась Маша, глядь — братца нету!
Ахнула она, кинулась туда, сюда — нигде Ванюшки не видно. Кликала она, кликала — братец не откликается. Стала Маша плакать, да слезами горю не поможешь. Сама виновата, сама и найти братца должна.
Выбежала Маша в чистое поле, глянула по сторонам. Видит — метнулись вдалеке гуси - лебеди и пропали за темным лесом.
Догадалась Маша, что это гуси-лебеди унесли ее братца, бросилась догонять.
Бежала, бежала, видит — стоит в поле печка. Маша к ней:
— Печка, печка, скажи, куда гуси-лебеди полетели?
— Подбрось в меня дровец, — говорит печка, — тогда скажу!
Маша поскорее дровец нарубила, в печку подбросила. Печка сказала, в какую сторону бежать. Побежала Маша дальше.
Видит — стоит яблоня, вся румяными яблочками увешана, ветки до самой земли склонились. Маша к ней:
— Яблоня, яблоня, скажи, куда гуси-лебеди полетели?
— Стряси мои яблочки, а то все ветки погнулись стоять тяжело!
Стрясла Маша яблочки, яблоня ветки подняла, листики расправила, Маше дорогу показала.
Бежит Маша дальше и видит: течет молочная речка — кисельные берега. Маша к ней:
— Молочная речка — кисельные берега, куда гуси-лебеди полетели?
— Упал в меня камень, — отвечает речка, — мешает молоку дальше течь. Сдвинь его в сторону — тогда скажу, куда гуси-лебеди полетели.
Сломала Маша большую ветку, сдвинула камень. Зажурчала речка, сказала Маше, куда ей бежать, где гусей - лебедей искать.
Бежала, бежала Маша и прибежала к дремучему лесу. Стала на опушке и не знает, куда теперь идти, что делать. Смотрит — сидит под пеньком еж.
— Ежик, ежик, — спрашивает Маша, — не видал ли ты, куда гуси-лебеди полетели?
Ежик говорит:
— Куда я покачусь, туда и ты иди!
Свернулся он клубочком и покатился между елками, между березками. Катился, катился и прикатился к избушке на курьих ножках. Смотрит Маша — сидит в той избушке Баба-яга, пряжу прядет. А Ванюшка возле крылечка золотыми яблочками играет.
Подкралась Маша тихонько к избушке, схватила братца и побежала домой.
Немного спустя глянула Баба - яга в окно: нету мальчика! Кликнула она гусей-лебедей:
— Скорей, гуси-лебеди, летите в погоню!
Взвились гуси-лебеди, закричали, полетели.
А Маша бежит, несет братца, ног под собой не чует. Глянула назад — увидела гусей-лебедей... Что делать? Побежала она к молочной речке — кисельным берегам. А гуси-лебеди кричат, крыльями хлопают, нагоняют ее...
— Речка, речка, — просит Маша, — спрячь нас!
Речка посадила ее с братцем под крутой бережок, от гусей-лебедей спрятала. Гуси-лебеди Машу не увидали, мимо пролетели. Вышла Маша из-под крутого бережка, поблагодарила речку и опять побежала.
А гуси-лебеди увидали ее — воротились, летят навстречу. Подбежала Маша к яблоне:
— Яблонька, яблонька, спрячь меня!
Яблонька заслонила ее ветками, прикрыла листочками. Гуси-лебеди покружились, покружились, не нашли Машу и Ванюшку и пролетели мимо.
Вышла Маша из-под яблони, поблагодарила ее и опять пустилась бежать. Бежит она, несет братца, уж недалеко и до дома...
Да на беду гуси-лебеди снова увидали ее и ну за ней! Гогочут, налетают, крыльями над самой головой машут, того и гляди Ванюшку из рук вырвут...
Хорошо, что печка рядом. Маша к ней:
— Печка, печка, спрячь меня!
Печка ее спрятала, заслонкой закрыла.
Гуси-лебеди к печке подлетели и давай заслонку открывать, да не тут-то было. Сунулись они в трубу, да в печку не попали, только крылья сажей вымазали. Покружились они, покружились, покричали, покричали да так ни с чем вернулись к Бабе-яге...
А Маша с братцем вылезла из печки и пустилась домой во весь дух. Прибежала домой, умыла братца, причесала, посадила на лавочку, сама рядом с ним села.
Тут скоро и отец с матерью вернулись из города, гостинцы привезли.





Рукавичка

перевод с украинского Е.Благининой


Шёл дед лесом, а за ним бежала собачка. Шёл дед, шёл, да и обронил рукавичку.
Вот бежит мышка, влезла в эту рукавичку и говорит:
- Тут я буду жить.
А в это время лягушка - прыг-прыг! - спрашивает:
- Кто, кто в рукавичке живет?
- Мышка - поскребушка. А ты кто?
- А я лягушка - попрыгушка. Пусти и меня!
- Иди.
Вот их уже двое. Бежит зайчик. Подбежал к рукавичке, спрашивает:
- Кто, кто в рукавичке живет?
- Мышка - поскребушка, лягушка - попрыгушка. А ты кто?
- А я кабан - клыкан. Пустите и меня! Вот беда, всем в рукавичку охота.
- Тебе и не влезть!
- Как-нибудь влезу, пустите!
- Ну, что ж с тобой поделаешь, лезь! Влез и этот. Уже их шестеро. И так им тесно, что не повернуться! А тут затрещали сучья: вылезает медведь и тоже к рукавичке подходит, ревет:
- Кто, кто в рукавичке живет?
- Мышка - поскребушка, лягушка - попрыгушка, зайчик - побегайчик, лисичка-сестричка, волчок - серый бочок да кабан - клыкан. А ты кто?
- Гу-гу-гу, вас тут многовато! А я медведюшка - батюшка. Пустите и меня!
- Как же мы тебя пустим? Ведь и так тесно.
- Да как-нибудь!
- Ну уж иди, только с краешку! Влез и этот. Семеро стало, да так тесно, что рукавичка того и гляди, разорвется.
А тем временем дед хватился - нету рукавички. Он тогда вернулся искать ее. А собачка вперед побежала. Бежала, бежала, смотрит - лежит рукавичка и пошевеливается. Собачка тогда:
- Гав-гав-гав! Звери испугались, из рукавички вырвались - да врассыпную по лесу. А дед пришел и забрал рукавичку.





Колосок

Украинская сказка

Пересказ С. Могилевской


Жили-были два мышонка, Круть и Верть, да петушок Голосистое горлышко. Мышата только знали, что пели да плясали, крутились да вертелись. А петушок чуть свет поднимался, сперва всех песней будил, а потом принимался за работу.
Вот однажды подметал петушок двор и видит на земле пшеничный колосок.
- Круть, Верть, - позвал петушок, - глядите, что я нашёл! Прибежали мышата и говорят:
- Нужно его обмолотить.
- А кто будет молотить? - спросил петушок.
- Только не я! - закричал один.
- Только не я! - закричал другой.
- Ладно, - сказал петушок, - я об молочу.
И принялся за работу. А мышата стали играть в лапту. Кончил петушок молотить и крикнул:
- Эй, Круть, эй, Верть, глядите, сколько я зерна намолотил!
Прибежали мышата и запищали в один голос:
- Теперь нужно зерно на мельницу нести, муки намолоть.
- А кто понесёт? - спросил петушок.
- Только не я! - закричал Круть.
- Только не я! - закричал Верть.
- Ладно, - сказал петушок, - я снесу зерно на мельницу.
Взвалил себе на плечи мешок и пошёл.
А мышата тем временем затеяли чехарду. Друг через друга прыгают, веселятся.
Вернулся петушок с мельницы, опять зовёт мышат:
- Сюда, Круть, сюда, Верть! Я муку принёс.
Прибежали мышата, смотрят, не нахвалятся:
- Ай да петушок! Ай да молодец! Теперь нужно тесто замесить да пироги печь.
- Кто будет месить? - спросил петушок. А мышата своё:
- Только не я, - запищал Круть.
- Только не я, - запищал Верть.
Подумал, подумал петушок и говорит:
- Видно, мне придётся.
Замесил тесто, натаскал дров, затопил печь. А как печь истопилась, посадил в неё пироги.
Мышата тоже времени не теряют: песни поют, пляшут.
Испеклись пироги, петушок их вынул, выложил на стол, а мышата тут как тут. И звать их не пришлось.
- Ох, и проголодался я! - пищит Круть.
- Ох, и есть мне хочется! - пищит Верть. Скорее все за стол.
А петушок им говорит:
- Подождите, подождите! Вы мне сперва скажите: кто нашёл колосок?
- Ты нашёл! - громко закричали мышата.
- А кто колосок обмолотил? - снова спросил петушок.
- Ты обмолотил! - потише сказали оба.
- А кто зерно на мельницу носил?
- Тоже ты, - совсем тихо ответили Круть и Верть.
- А тесто кто месил? Дрова носил? Печь топил? Пироги кто пёк?
- Всё ты. Всё ты, - чуть слышно пропищали мышата.
- А вы что делали?
Что сказать в ответ? И сказать нечего.
Стали Круть и Верть вылезать из-за стола, а петушок их не удерживает.
Не за что таких лодырей и лентяев пирогами угощать!




Пых

Перевод с белорусского Н.Мялика


Жили-были дедушка, бабушка да внучка Алёнка. И был у них огород. Росли в огороде капуста, свеколка, морковка и репка жёлтенькая.
Захотелось однажды дедусе репки покушать. Вышел он в огород. Идёт-идёт, а в огороде жарко да тихо, только пчёлки жужжат да комарики звенят.
Прошёл дед грядку с капустой, прошёл грядку со свеколкой, прошёл грядку с морковкой…
А вот и репка растёт.
Только наклонился, чтоб репку вытащить, а с грядки кто-то как зашипит на него:
- Пшш-ппы-ы-хх! Пшш-ппы-ы-хх! Не ты ли это, дедка? Не за репкой ли пришёл?
Испугался дед и бежать. Бежит мимо морковки, бежит мимо свеколки. Аж пятки сверкают. Еле-еле до хаты добрался. Сел на лавку, отдышаться никак не может.
- Ну что, дед, принёс репку?
- Ох, бабка, там такой зверь страшный сидит, что я еле ноги унёс!
- Да полно, дед! Я сама пойду, уж, верно, репку принесу.
И пошла бабка в огород, а в огороде жарко да тихо, только пчёлки жужжат да комарики звенят. Шла-шла бабка мимо грядки с капустой, мимо грядки со свеколкой, мимо грядки с морковкой. Идёт бабка, торопится.
А вот и репка.
Нагнулась бабка, чтобы репку вытащить, а из борозды как зашипит на неё кто-то:
- Пшш-ппы-ы-хх! Пшш-ппы-ы-хх! Не ты ли это, бабка? Не по репку ли пришла?
Испугалась бабка да бежать. Бежала-бежала она мимо морковки, мимо свеколки, бежала мимо капусты. Еле-еле до хатки добралась. Села на лавку, тяжело дышит, отдышаться не может.
- Ой, дедка, твоя правда! Кто-то там под кустом сидит, страшный такой, и пыхтит. Еле-еле ноги унесла!
Поглядела на дедку с бабкой внучка Алёнка, пожалела их и говорит:
- Я принесу репку!
Пошла Алёнка в огород. А в огороде жарко да тихо, только пчёлки жужжат да комарики звенят. Шла-шла и пришла к тому месту, где репка росла.
И только наклонилась она, чтоб репку вытащить, а с грядки как зашипит кто-то:
- Пшш-ппы-ы-хх! Пшш-ппы-ы-хх! Не Алёнка ли это? Не по репку ли пришла?
Засмеялась тут Алёнка и как крикнет звонким голоском: - Так! Это я, Алёнка! Бабке с дедкой за репкой пришла.
А на грядке кто-то снова как запыхтит:
- Пшш-ппы-ы-хх! Пшш-ппы-ы-хх!
Нагнулась Алёнка над грядкой, чтоб разглядеть, кто там такой страшный сидит, и вдруг увидела: лежит на грядке какой-то колючий клубочек, глазками-бусинками поблёскивает и пыхтит:
- Пшш-ппы-ы-хх!
Засмеялась девочка:
- Ах ты, ёжик, ёжик колючий! Это ты дедушку с бабушкой напугал? Это ты их домой прогнал? А ёжик вытянул кверху острую мордочку и опять:
- Пшш-ппы-ы-хх! Пшш-ппы-ы-хх!
Потянула Алёнушка репку раз, потянула другой и третий и вытянула репку. Да такую большую, круглую да жёлтенькую. Сладкую-пресладкую.
Взяла Алёнка репку, ёжика в передничек положила - и домой. Бежала мимо морковки, бежала мимо свеколки, бежала мимо капусты. Быстро-быстро бежала! И мигом к своей хатке прибежала.
А навстречу ей дедка с бабкой вышли. И спрашивают:
- А где же репка?
- А вот вам и репка!
Обрадовались тут дедка с бабкой:
- Ну и внучка у нас! Ну и Алёнушка! Молодец девочка! А как же зверь этот - Пых страшный? Не испугалась ли ты его?
Раскрыла тут Алёнка передничек:
- А вот вам и Пых!
То - то смеху было!





Почему кот моется после еды

Перевод с литовского З.Задунайской


Однажды залетел воробей на крестьянский двор и стал клевать зерно. Прыгает воробей по траве, зёрнышко за зёрнышком подбирает, а хозяйский кот на него из-за угла посматривает. Смотрел кот, смотрел да как прыгнет на воробья! Схватил его за крыло и говорит:
— Неплохо я сейчас позавтракаю!
— Что вы, что вы, пан кот! — зачирикал воробей. — Неужели вы собираетесь меня съесть?
— А что мне, любоваться тобой, что ли? — фыркнул кот и приготовился свернуть воробью голову.
— Да постыдитесь же, пан кот! — опять зачирикал воробей. — Ведь вы забыли умыться! А разве вы не знаете, что и хозяин ваш, и хозяйка, и все люди на свете сначала моются, а потом завтракают?
— И то правда! — сказал кот и поднял лапу, чтобы хорошенько потереть себе мордочку.
А воробей недолго думая прыг в сторону! Взмахнул крыльями и улетел. Очень рассердился кот.
— Ну нет, теперь уж меня не обманешь! — сказал он. - Пусть люди делают, как знают, а я сначала буду завтракать, потом умываться.
С тех пор все коты на свете моются после еды.



"Почему у зайца губа рассечена"

Перевод с эстонского З.Задунайской


Как-то собрались зайцы под высокой сосной и стали на свою горькую судьбу жаловаться.
А самый старший слушал, слушал, потом вышел вперёд и сказал:
- Милые мои братья! Плохо бедным зайцам живётся на свете. В кустах зверь зашуршит - зайке страшно; лист слетит с дерева - у зайца душа в пятки уходит. Как завидит кто нашего брата, так и кричит: "Улю-лю его, улю-лю!" Всех мы боимся, а нас и комар не испугается. Пойдём лучше к морю и утопимся с горя. Всё равно рано или поздно помирать надо.
Послушались зайцы своего старшого. Побежали к морю топиться.
А у моря на лугу паслось стадо овец. Увидела одна овца столько зайцев, испугалась, заблеяла и побежала. И всё стадо за ней. Бегут овцы, сами не знают куда, сами не знают от кого. Хвостики у них дрожат, копытца стучат.
А за овцами собаки несутся, лают, надрываются. Пастухи кричат, палками машут. Шуму-то, крику!
Смешно стало зайцам. Присели они на задние лапы и давай хохотать. До того смеялись, что губа у них лопнула.
- Нет, не так уж нам, зайцам, плохо на свете! И мы сильны, когда вместе!
И не стали топиться. Только вот с того времени у всех зайцев верхняя губа надвое рассечена.





Отчего у зайца длинные уши?

Перевод А.Чернецовой


Когда появились в лесу звери, был у них самым старшим Большой Зверь - Лось. Однажды Лось с женой на лесной полянке разговаривал.
Заяц мимо бежал. Разговор их услышал, остановился. Подкрался поближе, спрятался за пенек, слушает.
- Вот, - говорит Большой Лось, - есть у меня рога, которые я должен раздать зверям. Но зверей много, а рогов мало. Кому же дать их?
Слушает заяц и думает: "Неплохо бы рога получить, чем я хуже других?"
- Кому эти рога дать? - спрашивает Лось жену.
- Эти оленю дай, - ответила лосиха.
- Ну хорошо. А вот эти большие кому дать?
Только хотела лосиха ответить, а заяц не вытерпел, высунулся из-за пенька и закричал:
- Эти мне, зайцу, дай, Большой Лось!
- Что ты, братец, - говорит Лось. - Куда же тебе такие рога? Что ты будешь с ними делать?
- Как куда? Мне рога очень нужны. Я всех своих врагов буду в страхе держать. Все меня будут бояться.
- Ну что ж, бери! - сказал Лось и дал зайцу рога.
Обрадовался заяц, запрыгал, заплясал, и вдруг с кедра большая шишка прямо ему на голову свалилась.
Как подскочил заяц от испуга, и ну бежать. Да не тут-то было! Запутался рогами в кустах, выпутаться не может и визжит со страху.
А Лось с лосихой хохочут, заливаются.
- Ты, я вижу, трусишка, - говорит Лось. - А трусу и длинные рога не помогут. Получай-ка ты, брат, длинные уши. Пускай все знают, что ты подслушивать любишь.
Так и остался заяц без рогов, а уши у него выросли длинные-предлинные.




У солнышка в гостях

перевод со словацкого С.Могилевской и Л.Зориной


Однажды большая туча занавесила небо. Солнце три дня не показывалось.
Заскучали цыплята без солнечного света.
- Куда это солнышко девалось? - говорят. - Нужно его поскорее на небо вернуть.
- Где же вы его найдёте? - закудахтала наседка. - Разве вы знаете, где оно живёт?
- Знать-то мы не знаем, а кого встретим, того спросим, - ответили цыплята.
Собрала их наседка в дорогу. Дала мешочек и сумочку. В мешочке - зёрнышко, в сумочке - маковинка.
Отправились цыплята. Шли, шли - и видят: в огороде, за кочаном капусты, сидит улитка. Сама большая, рогатая, а на спине хатка стоит.
Остановились цыплята и спрашивают:
- Улитка, улитка, не знаешь ли, где солнышко живёт?
- Не знаю. Вон на плетне сорока сидит - может, она знает.
А сорока ждать не стала, пока к ней цыплята подойдут.
Подлетела к ним, затараторила, затрещала:
- Цыплята, куда вы идёте? Куда вы, цыплята, идёте, куда?
Отвечают цыплята:
- Да вот солнышко скрылось. Три дня его на небе не было. Идём его искать.
- И я пойду с вами! И я пойду с вами! И я пойду с вами!
- А ты знаешь, где солнышко живёт?
- Я-то не знаю, да, может, заяц знает: он по соседству, за межой, живёт, - затрещала сорока.
Увидел заяц, что к нему гости идут, поправил шапку, вытер усы и пошире ворота распахнул.
- Заяц, заяц, - запищали цыплята, затараторила сорока,- не знаешь ли, где солнышко живёт? Мы его ищем.
- Я-то не знаю, а вот моя соседка, утка - та, наверно, знает: она около ручья, в камышах, живёт.
Повёл заяц всех к ручью. А возле ручья утиный дом стоит, и челнок рядом привязан.
- Эй, соседка, ты дома или нет? - крикнул заяц.
- Дома, дома! - закрякала утка. - Всё никак не могу просохнуть - солнца-то три дня не было.
- А мы как раз солнышко идём искать! - закричали ей в ответ цыплята, сорока и заяц. - Не знаешь ли, где оно живёт? - Я-то не знаю, а вот за ручьём, под дуплистым буком, ёж живёт - он должен знать.
Они переправились на челноке через ручей и пошли ежа искать. А ёж сидел под буком и дремал.
- Ёжик, ёжик,- хором закричали цыплята, сорока, заяц и утка,- ты не знаешь, где солнышко живёт? Три дня его не было на небе, уж не захворало ли?
Подумал - подумал ёж да и говорит:
- Как не знать! Знаю, где солнышко живёт. За буком - большая гора. На горе - большое облако. Над облаком - серебристый месяц, а там и до солнышка рукой подать!
Взял ёж палку, нахлобучил шапку и зашагал впереди, всем дорогу показывать.
Вот пришли они на макушку высокой горы. А там облако за вершину уцепилось и лежит-полёживает.
Залезли на облако цыплята, сорока, заяц, утка и ёж, уселись, и полетело облако прямёхонько к месяцу в гости.
- Месяц, месяц, - закричали ему цыплята, сорока, заяц, утка да ёж, - покажи нам, где солнышко живёт! Три дня его не было на небе, соскучились мы без него.
Привёл их месяц прямо к воротам солнцева дома, а в доме темно, света нет: заспалось, видно, солнышко и просыпаться не хочет.
Тут сорока затрещала, цыплята запищали, утка закрякала, заяц ушами захлопал, а ёж палочкой застучал:
- Солнышко-вёдрышко, выгляни, высвети!
- Кто тут под окошком кричит? - спросило солнышко. - Кто мне спать мешает?
- Это мы, цыплята, да сорока, да заяц, да утка, да ёж. Пришли тебя будить - утро настало.
- Ox, ox!.. - застонало солнышко. - Да как мне на небо выглянуть? Три дня меня тучи прятали, три дня собой заслоняли, я теперь и заблестеть не смогу...
Услыхал про это заяц - схватил ведро и давай воду таскать. Услыхала про это утка - давай солнце водой умывать. А сорока - полотенцем вытирать. А ёж давай колючей щетинкой начищать. А цыплята - те стали с солнышка соринки смахивать.
Выглянуло солнце на небо, чистое, ясное да золотое.
И всюду стало светло и тепло.
Вышла погреться на солнышке и курица. Вышла, закудахтала, цыплят к себе подзывает.
А цыплята тут как тут. По двору бегают, зёрна ищут, на солнышке греются.
Кто не верит, пусть посмотрит: бегают по двору цыплята или нет?





Два жадных медвежонка

Перевод с венгерского А.Красновой и В.Важдаева




По ту сторону стеклянных гор, за шелковым лугом, стоял нехоженый, невиданный густой лес. В нехоженом, невиданном густом лесу, в самой его чаще, жила старая медведица. У нее было два сына. Когда медвежата подросли, они решили, что пойдут по свету счастья искать.
Поначалу пошли они к матери и, как положено, распрощались с ней. Обняла старая медведица сыновей и наказала им никогда не расставаться друг с другом.
Обещали медвежата исполнить наказ матери и тронулись в путь-дорогу. Шли они, шли. И день шли, и другой шли. Наконец все припасы у них кончились. Медвежата проголодались.
Понурые, брели они рядышком.
— Эх, братик, до чего же мне есть хочется! — пожаловался младший.
— И мне хочется! — сказал старший.
Так они все шли да шли и вдруг нашли большую круглую головку сыра. Хотели было поделить ее поровну, но не сумели.
Жадность одолела медвежат: каждый боялся, что другому достанется больше.
Спорили они, рычали, и вдруг подошла к ним лиса.
— О чем вы спорите, молодые люди? — спросила лиса.
Медвежата рассказали лисице о своей беде.
— Какая же это беда? — сказала лисица.— Давайте я вам поделю сыр поровну: мне что младший, что старший — все одно.
— Вот хорошо-то! — обрадовались медвежата.— Дели!
Лиса взяла сыр и разломила его на две части. Но расколола головку так, что один кусок — это даже на глаз было видно — был больше другого.
Медвежата закричали:
— Этот больше!
Лиса успокоила их:
— Тише, молодые люди! И эта беда — не беда. Сейчас я все улажу.
Она откусила добрый кусок от большей части и проглотила его. Теперь большим стал меньший кусок.
— И так неровно! — забеспокоились медвежата.
— Ну, полно, — сказала она.— Я сама знаю свое дело!
И она откусила кусок от большей части. Теперь больший кусок стал меньшим.
— И так неровно! — закричали медвежата в тревоге.
— Да будет вам! — сказала лиса, с трудом ворочая языком, так как рот ее был набит вкусным сыром.— Еще самая малость — и будет поровну.
Лиса продолжала делить сыр. А медвежата только черными носами водили туда-сюда, туда-сюда — от большего куска к меньшему, от меньшего ― к большему. Пока лисица не наелась досыта, она все делила и делила. Но вот куски сравнялись, а медвежатам почти и сыра не осталось: два крохотных кусочка.
— Ну что ж, — сказала лиса, — хоть и помалу, да зато поровну! Приятного вам аппетита, медвежата! — И, помахав хвостом, она убежала. Так-то вот бывает с теми, кто жадничает!





Почему у месяца нет платья

Перевод с сербского Е.Покрамович


Решил месяц сшить себе платье.
Снял с него портной мерку и сел за работу. В назначенный срок пришел месяц за платьем.
А платье-то узко и коротко.
- Видно, я ошибся, - говорит портной. И снова сел за работу. В назначенный срок пришел месяц за платьем.
Опять платье мало.
- Видно, и теперь я ошибся, - сказал портной. И снова стал кроить и шить.
В третий раз месяц пришел к портному.
Увидел портной: идет по небу круглый месяц - не месяц, а луна целая, да вдвое шире, чем платье, которое он только что сшил. Что было делать портному? Бросился он бежать.
Искал его месяц, искал, да не нашел.
Так и остался месяц без платья.




Пирог

Перевод с норвежского М.Абрамовой


Жила-была женщина, и было у нее семеро детей, мал мала меньше. Вот как-то раз решила она побаловать их: взяла пригоршню муки, свежего молока, масла, яиц и замесила тесто. Стал пирог поджариваться, и так вкусно запахло, что все семеро ребят прибежали и ну просить:
- Матушка, дай пирожка! — говорит один.
- Матушка, дорогая, дай пирожка! — пристает другой.
- Матушка, дорогая, милая, дай пирожка! — хнычет третий.
- Матушка, дорогая, милая, родненькая, дай пирожка! — просит четвертый.
- Матушка, дорогая, милая, родненькая, расхорошая, дай пирожка! — ноет пятый.
- Матушка, дорогая, милая, родненькая, расхорошая, распрекрасная, дай пирожка! — умоляет шестой.
- Матушка, дорогая, милая, родненькая, расхорошая распрекрасная, золотая, дай пирожка! — вопит седьмой.
- Подождите, детки, — говорит мать. — Вот испечется пирог, станет пышным да румяным — разрежу его на части, всем вам дам по куску и дедушку не забуду.
Как услышал это пирог, испугался.
«Ну, — думает, — конец мне пришел! Надо бежать отсюда, покуда цел».
Хотел он со сковороды спрыгнуть, да не удалось, только на другой бок упал. Пропекся еще немного, собрался с силами, скок на пол — да и к двери! День был жаркий, дверь стояла открытой — он на крылечко, оттуда вниз по ступенькам и покатился, как колесо, прямо по дороге.
Бросилась женщина за ним следом, со сковородой в одной руке и с поварешкой в другой, дети — за ней, а сзади дедушка заковылял.
- Эй! Подожди-ка! Стой! Лови его! Держи! — кричали все наперебой.
Но пирог все катился и катился и вскоре был уже так далеко, что и видно его не стало.
Так катился он, пока не повстречал человека.



- Добрый день, пирог! — сказал человек.
- Добрый день, человек-дровосек! — ответил пирог.
- Милый пирог, не катись так быстро, подожди немножко — дай я тебя съем! — говорит человек.
А пирог ему в ответ:
- Убежал я от хозяйки-хлопотуньи, от деда-непоседы, от семерых крикунов и от тебя, человек-дровосек, тоже убегу! — и покатился дальше.
Навстречу ему курица.
- Добрый день, пирог! — сказала курица.
- Добрый день, курица-умница! — ответил пирог.
- Милый пирог, не катись так быстро, подожди немножко — дай я тебя съем! — говорит курица.
А пирог ей в ответ:
- Убежал я от хозяйки-хлопотуньи, от деда-непоседы, от семерых крикунов, от человека-дровосека и от тебя, курица-умница, тоже убегу! — и снова покатился, как колесо, по дороге.
Тут повстречал он петуха.
- Добрый день, пирог! — сказал петух.
- Добрый день, петушок-гребешок! — ответил пирог.
- Милый пирог, не катись так быстро, подожди немножко — дай я тебя съем! — говорит петух.
- Убежал я от хозяйки-хлопотуньи, от деда-непоседы, от семерых крикунов, от человека-дровосека, от курицы-умницы и от тебя, петушка-гребешка, тоже убегу! — сказал пирог и покатился еще быстрее.
Так катился он долго-долго, пока не повстречал утку.
- Добрый день, пирог! — сказала утка.
- Добрый день, утка-малютка! — ответил пирог.
- Милый пирог, не катись так быстро, подожди немножко — дай я тебя съем! — говорит утка.
- Убежал я от хозяйки-хлопотуньи, от деда-непоседы, от семерых крикунов, от человека-дровосека, от курицы-умницы, от петушка-гребешка и от тебя, утка-малютка, тоже убегу! — сказал пирог и покатился дальше.
Долго-долго катился он, смотрит — навстречу ему гусыня.
– Добрый день, пирог! — сказала гусыня.
- Добрый день, гусыня - разиня, — ответил пирог.
- Милый пирог, не катись так быстро, подожди немножко — дай я тебя съем! — говорит гусыня.
- Убежал я от хозяйки-хлопотуньи, от деда-непоседы, от семерых крикунов, от человека-дровосека, от курицы-умницы, от петушка-гребешка, от утки-малютки и от тебя, гусыня-разиня, тоже убегу! — сказал пирог и покатился прочь.Так снова катился он долго-долго, пока не встретил гусака.
- Добрый день, пирог! — сказал гусак.
- Добрый день, гусак-простак! - ответил пирог.
- Милый пирог, не катись так быстро, подожди немножко — дай я тебя съем! — говорит гусак.
А пирог опять в ответ:
- Убежал я от хозяйки-хлопотуньи, от деда-непоседы, от семерых крикунов, от человека-дровосека, от курицы-умницы, от петушка-гребешка, от утки-малютки, от гусыни-разини и от тебя, гусак-простак, тоже убегу! — и покатился еще быстрее.Снова долго-долго катился он, а навстречу ему — свинья.
- Добрый день, пирог! — сказала свинья.
- Добрый день, свинка-щетинка! — ответил пирог и собрался было покатиться дальше.
Но тут свинья сказала:
- Подожди немножко, дай полюбоваться на тебя. Не торопись, скоро лес... Пойдем через лес вдвоем — не так страшно будет.Вот пошли они дальше вдвоем. Шли, шли, и дошли до ручья. Свинье ничего не стоило переплыть через ручей, а пирог не мог сам перебраться на другой берег.
- Садись ко мне на пятачок, — говорит свинья, — я тебя перенесу. А то промокнешь — всю красоту свою потеряешь!
Послушался пирог — и скок свинье на пятачок! А та — ам-ам! — и проглотила его.
Пирога не стало, и сказке тут конец.





Три поросенка

Перевод с английского С.Михалков


Жили-были на свете три поросёнка. Три брата. Все одинакового роста, кругленькие, розовые, с одинаковыми весёлыми хвостиками.
Даже имена у них были похожи. Звали поросят Ниф-Ниф, Нуф-Нуф и Наф-Наф.




Всё лето они кувыркались в зелёной траве, грелись на солнышке, нежились в лужах.
Но вот наступила осень.
Солнце уже не так сильно припекало, серые облака тянулись над пожелтевшим лесом.
- Пора нам подумать о зиме, - сказал как-то Наф-Наф своим братьям, проснувшись рано утром. - Я весь дрожу от холода. Мы можем простудиться. Давайте построим дом и будем зимовать вместе под одной тёплой крышей.
Но его братьям не хотелось браться за работу. Гораздо приятнее в последние тёплые дни гулять и прыгать по лугу, чем рыть землю и таскать тяжёлые камни.
- Успеется! До зимы ещё далеко. Мы ещё погуляем, - сказал Ниф-Ниф и перекувырнулся через голову.
- Когда нужно будет, я сам построю себе дом, - сказал Нуф-Нуф и лёг в лужу.
- Я тоже, - добавил Ниф-Ниф.
- Ну, как хотите. Тогда я буду один строить себе дом, - сказал Наф-Наф. - Я не буду вас дожидаться.
С каждым днём становилось всё холоднее и холоднее. Но Ниф-Ниф и Нуф-Нуф не торопились. Им и думать не хотелось о работе. Они бездельничали с утра до вечера. Они только и делали, что играли в свои поросячьи игры, прыгали и кувыркались.
- Сегодня мы ещё погуляем, - говорили они, - а завтра с утра возьмёмся за дело.
Но и на следующий день они говорили то же самое.
И только тогда, когда большая лужа у дороги стала по утрам покрываться тоненькой корочкой льда, ленивые братья взялись наконец за работу.
Ниф-Ниф решил, что проще и скорее всего смастерить дом из соломы. Ни с кем не посоветовавшись, он так и сделал. Уже к вечеру его хижина была готова.
Ниф-Ниф положил на крышу последнюю соломинку и, очень довольный своим домиком, весело запел:
Хоть полсвета обойдёшь,
Обойдёшь, обойдёшь,
Лучше дома не найдёшь,
Не найдёшь, не найдёшь!
Напевая эту песенку, он направился к Нуф-Нуфу. Нуф-Нуф невдалеке тоже строил себе домик. Он старался скорее покончить с этим скучным и неинтересным делом. Сначала, так же как и брат, он хотел построить себе дом из соломы. Но потом решил, что в таком доме зимой будет очень холодно. Дом будет прочнее и теплее, если его построить из веток и тонких прутьев. Так он и сделал.
Он вбил в землю колья, переплёл их прутьями, на крышу навалил сухих листьев, и к вечеру дом был готов.
Нуф-Нуф с гордостью обошёл его несколько раз кругом и запел:
У меня хороший дом,
Новый дом, прочный дом.
Мне не страшен дождь и гром,
Дождь и гром, дождь и гром!
Не успел он закончить песенку, как из-за куста выбежал Ниф-Ниф.
- Ну вот и твой дом готов! - сказал Ниф-Ниф брату. - Я говорил, что мы и одни справимся с этим делом! Теперь мы свободны и можем делать всё, что нам вздумается!
- Пойдём к Наф-Нафу и посмотрим, какой он себе выстроил дом! - сказал Нуф-Нуф. - Что-то мы его давно не видели!
- Пойдём посмотрим! - согласился Ниф-Ниф.
И оба брата, довольные тем, что им ни о чём больше не нужно заботиться, скрылись за кустами.
Наф-Наф вот уже несколько дней был занят постройкой. Он натаскал камней, намесил глины и теперь не спеша строил себе надёжный, прочный дом, в котором можно было бы укрыться от ветра, дождя и мороза.


Он сделал в доме тяжёлую дубовую дверь с засовом, чтобы волк из соседнего леса не мог к нему забраться.
Ниф-Ниф и Нуф-Нуф застали брата за работой.
- Что ты строишь?! - в один голос закричали удивлённые Ниф-Ниф и Нуф-Нуф. - Что это, дом для поросёнка или крепость?
- Дом поросёнка должен быть крепостью! - спокойно ответил им Наф-Наф, продолжая работать.
- Не собираешься ли ты с кем-нибудь воевать? - весело прохрюкал Ниф-Ниф и подмигнул Нуф-Нуфу.
И оба брата так развеселились, что их визг и хрюканье разнеслись далеко по лужайке.
А Наф-Наф как ни в чём не бывало продолжал класть каменную стену своего дома, мурлыча себе под нос песенку:
Я, конечно, всех умней,
Всех умней, всех умней!
Дом я строю из камней,
Из камней, из камней!
Никакой на свете зверь,
Хитрый зверь, страшный зверь,
Не ворвётся в эту дверь,
В эту дверь, в эту дверь!
- Это он про какого зверя? - спросил Ниф-Ниф у Нуф-Нуфа. - Это ты про какого зверя? - спросил Нуф-Нуф у Наф-Нафа.
- Это я про волка! - ответил Наф-Наф и уложил ещё один камень.
- Посмотрите, как он боится волка!- сказал Ниф-Ниф. - Он боится, что его съедят! - добавил Нуф-Нуф.
И братья ещё больше развеселились.
- Какие здесь могут быть волки? - сказал Ниф-Ниф. - Никаких волков нет! Он просто трус! - добавил Нуф-Нуф.
И оба они начали приплясывать и петь:
Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?
Они хотели подразнить Наф-Нафа, но тот даже не обернулся.
- Пойдём, Нуф-Нуф, - сказал тогда Ниф-Ниф. - Нам тут нечего делать!
И два храбрых братца пошли гулять.
По дороге они пели и плясали, а когда вошли в лес, то так расшумелись, что разбудили волка, который спал под сосной.
- Что за шум? - недовольно проворчал злой и голодный волк и поскакал к тому месту, откуда доносились визг и хрюканье двух маленьких глупых поросят.


- Ну какие тут могут быть волки! - говорил в это время Ниф-Ниф, который волков видел только на картинках.
- Вот мы его схватим за нос, будет знать! - добавил Нуф-Нуф, который тоже никогда не видел живого волка.
- Повалим, да еще свяжем, да еще ногой вот так, вот так! - расхвастался Ниф-Ниф и показал, как они будут расправляться с волком.
И братья опять развеселились и запели:
Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?
И вдруг они увидели настоящего живого волка!
Он стоял за большим деревом, и у него был такой страшный вид, такие злые глаза и такая зубастая пасть, что у Ниф-Нифа и Нуф-Нуфа по спинкам пробежал холодок и тонкие хвостики мелко-мелко задрожали. Бедные поросята не могли даже пошевельнуться от страха.
Волк приготовился к прыжку, щелкнул зубами, моргнул правым глазом, но поросята вдруг опомнились и, визжа на весь лес, бросились наутек. Никогда еще не приходилось им так быстро бегать! Сверкая пятками и поднимая тучи пыли, поросята неслись каждый к своему дому.
Ниф-Ниф первый добежал до своей соломенной хижины и едва успел захлопнуть дверь перед самым носом волка.
- Сейчас же отопри дверь! - прорычал волк. - А не то я ее выломаю!
- Нет, - прохрюкал Ниф-Ниф, - я не отопру!
За дверью было слышно дыхание страшного зверя.
- Сейчас же отопри дверь! - прорычал опять волк. - А не то я так дуну, что весь твой дом разлетится!
Но Ниф-Ниф от страха ничего уже не мог ответить.
Тогда волк начал дуть: "Ф-ф-ф-у-у-у!"


С крыши дома слетали соломинки, стены дома тряслись. Волк еще раз глубоко вдохнул и дунул во второй раз: "Ф-ф-ф-у-у-у!"
Когда волк дунул в третий раз, дом разлетелся во все стороны, как будто на него налетел ураган. Волк щелкнул зубами перед самым пятачком маленького поросенка.
Но Ниф-Ниф ловко увернулся и бросился бежать. Через минуту он был уже у двери Нуф-Нуфа.
Едва успели братья запереться, как услышали голос волка:
- Ну, теперь я съем вас обоих!
Ниф-Ниф и Нуф-Нуф испуганно поглядели друг на друга. Но волк очень устал и потому решил пойти на хитрость.
- Я передумал! - сказал он так громко, чтобы его услышали в домике. - Я не буду есть этих худосочных поросят! Я лучше пойду домой!
- Ты слышал? - спросил Ниф-Ниф у Нуф-Нуфа. - Он сказал, что не будет нас есть! Мы - худосочные! - Это очень хорошо! - сказал Нуф-Нуф и сразу перестал дрожать.
Братьям стало весело, и они запели как ни в чем не бывало:
Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?
А волк и не думал уходить. Он просто отошел в сторонку и притаился. Ему было очень смешно. Он с трудом сдерживал себя, чтобы не расхохотаться. Как ловко он обманул двух глупых маленьких поросят!
Когда поросята совсем успокоились, волк взял овечью шкуру и осторожно подкрался к дому. У дверей он накрылся шкурой и тихо постучал.
Ниф-Ниф и Нуф-Нуф очень испугались, когда услышали стук.
- Кто там? - спросили они, и у них снова затряслись хвостики.
- Это я-я-я, бедная маленькая овечка! - тонким чужим голосом пропищал волк. - Пустите меня переночевать, я отбилась от стада и очень устала!
- Пустить? - спросил брата добрый Ниф-Ниф. - Овечку можно пустить! - согласился Нуф-Нуф. - Овечка - не волк!
Но когда поросята приоткрыли дверь, они увидели не овечку, а все того же зубастого волка. Братья захлопнули дверь и изо всех сил налегли на нее, чтобы страшный зверь не смог к ним ворваться.
Волк очень рассердился. Ему не удалось перехитрить поросят. Он сбросил с себя овечью шкуру и зарычал:
- Ну, погодите же! От этого дома сейчас ничего не останется!
И он принялся дуть. Дом немного покосился. Волк дунул второй, потом третий, потом четвертый раз.
С крыши слетали листья, стены дрожали, но дом все еще стоял. И только когда волк дунул в пятый раз, дом зашатался и развалился. Одна только дверь некоторое время еще стояла посреди развалин.
В ужасе бросились поросята бежать.
От страха у них отнимались ноги, каждая щетинка дрожала, носы пересохли. Братья мчались к дому Наф-Нафа.
Волк нагонял их огромными скачками. Один раз он чуть не схватил Ниф-Нифа за заднюю ножку, но тот вовремя отдернул ее и прибавил ходу. Волк тоже поднажал. Он был уверен, что на этот раз поросята от него не убегут.
Но ему опять не повезло.
Поросята быстро промчались мимо большой яблони, даже не задев ее. А волк не успел свернуть и налетел на яблоню, которая осыпала его яблоками. Одно твердое яблоко ударило ему между глаз. Большая шишка вскочила у волка на лбу.
А Ниф-Ниф и Нуф-Нуф ни живы ни мертвы подбежали в это время к дому Наф-Нафа. Брат впустил их в дом. Бедные поросята были так напуганы, что ничего не могли сказать. Они молча бросились под кровать и там притаились. Наф-Наф сразу догадался, что за ними гнался волк. Но ему нечего было бояться в своем каменном доме. Он быстро закрыл дверь на засов, сел на табуреточку и громко запел:
Никакой на свете зверь,
Хитрый зверь, страшный зверь,
Не откроет эту дверь,
Эту дверь, эту дверь!
Но тут как раз постучали в дверь.
- Кто стучит? - спокойным голосом спросил Наф-Наф.
- Открывай без разговоров! - раздался грубый голос волка.
- Как бы не так! И не подумаю! - твердым голосом ответил Наф-Наф.
- Ах, так! Ну, держитесь! Теперь я съем всех троих!
- Попробуй! - ответил из-за двери Наф-Наф, даже не привстав со своей табуреточки. Он знал, что ему и братьям нечего бояться в прочном каменном доме.
Тогда волк втянул в себя побольше воздуха и дунул как только мог! Но сколько бы он ни дул, ни один даже самый маленький камень не сдвинулся с места.
Волк посинел от натуги.
Дом стоял, как крепость. Тогда волк стал трясти дверь. Но дверь тоже не поддавалась. Волк стал от злости царапать когтями стены дома и грызть камни, из которых они были сложены, но он только обломал себе когти и испортил зубы. Голодному и злому волку ничего не оставалось делать, как убираться восвояси. Но тут он поднял голову и вдруг заметил большую широкую трубу на крыше.
- Ага! Вот через эту трубу я и проберусь в дом! - обрадовался волк.
Он осторожно влез на крышу и прислушался. В доме было тихо. "Я все-таки закушу сегодня свежей поросятинкой", - подумал волк и, облизнувшись, полез в трубу. Но как только он стал спускаться по трубе, поросята услышали шорох.
А когда на крышку котла стала сыпаться сажа, умный Наф-Наф сразу догадался, в чем дело. Он быстро бросился к котлу, в котором на огне кипела вода, и сорвал с него крышку.
- Милости просим! - сказал Наф-Наф и подмигнул своим братьям.
Ниф-Ниф и Нуф-Нуф уже совсем успокоились и, счастливо улыбаясь, смотрели на своего умного и храброго брата. Поросятам не пришлось долго ждать. Черный, как трубочист, волк бултыхнулся прямо в кипяток. Никогда еще ему не было так больно! Глаза у него вылезли на лоб, вся шерсть поднялась дыбом.
С диким ревом ошпаренный волк вылетел в трубу обратно на крышу, скатился по ней на землю, перекувырнулся четыре раза через голову, проехался на своем хвосте мимо запертой двери и бросился в лес.
А три брата, три маленьких поросенка, глядели ему вслед и радовались, что они так ловко проучили злого разбойника. А потом они запели свою веселую песенку:
Хоть полсвета обойдешь,
Обойдешь, обойдешь,
Лучше дома не найдешь,
Не найдешь, не найдешь!
Никакой на свете зверь,
Хитрый зверь, страшный зверь,
Не откроет эту дверь,
Эту дверь, эту дверь!
Волк из леса никогда,
Никогда, никогда
Не вернется к нам сюда,
К нам сюда, к нам сюда!

С этих пор братья стали жить вместе, под одной крышей.
Вот и все, что мы знаем про трех маленьких поросят - Ниф-Нифа, Нуф-Нуфа и Наф-Нафа.





Солнце, месяц и петух

Малайская сказка


Это было очень давно, трудно даже сосчитать, сколько лет прошло с того времени. Солнце, месяц и петух жили тогда вместе на небе, в облачном доме. Жили они, как братья, в дружбе и согласии. Старшим между ними было солнце. Его почитали и ему повиновались и месяц и петух.
Но как-то раз солнце вышло побродить по небу, а месяц и петух остались дома. Долго они сидели одни, и им стало скучно. Посмотрев вокруг, месяц заметил невдалеке созвездие Тельца. Тогда месяц приказал петуху привести Тельца. Но петух отказался. Месяц очень рассердился. Он схватил петуха за гребень и бросил его вниз на землю. Когда солнце вернулось домой, месяц рассказал ему, что случилось в его отсутствие.
Солнце огорчилось и сказало:
– Ты не хочешь ни с кем жить в мире и согласии! Ну, что ж! Больше я никогда, не буду выходить вместе с тобою на небо. Отныне ты можешь выходить только вечером. День будет принадлежать мне.
Месяц опечалился и заплакал.
– Я знаю, – продолжало солнце, – петух всё равно никогда меня не забудет. И я его буду любить по-прежнему.
С этих пор по утрам, как только солнце поднимается на небо, петух поёт, радуясь, что видит своего старшего брата.
– Кукареку! – кричит петух.
Это значит: "Доброе утро, мой старший брат!"
А вечером, когда месяц выходит на смену солнцу, петух спешит в дом, чтобы не видеть своего обидчика.




Ш. Перро

Красная шапочка

Жила-была в одной деревне маленькая девочка, такая хорошенькая, что лучше её и на свете не было. Мать любила её без памяти, а бабушка еще больше.
Ко дню рождения бабушка подарила любимой внучке красную шапочку. С тех пор девочка всюду ходила в своей новой, нарядной шапочке.




Соседи говорили про неё:
- Вот Красная Шапочка идет!
Как - то раз испекла мама пирожок и говорит дочке:
- Сходи-ка ты, Красная Шапочка, к бабушке, снеси ей этот пирожок и горшочек масла да узнай, здорова ли она.
Вот Красная Шапочка и пошла к своей бабушке, в другую деревню. Идет она лесом, а навстречу ей серый Волк.




Очень захотелось ему съесть Красную Шапочку, да только он не посмел - где-то близко стучали топорами дровосеки.
Облизнулся Волк и спрашивает девочку:
- Куда ты идёшь, Красная Шапочка?
А Красная Шапочка не знала, как опасно останавливаться в лесу и разговаривать с волками. Поздоровалась она с Волком и говорит:
- Я иду к бабушке и несу ей вот этот пирожок и горшочек масла.
- Далеко ли живет твоя бабушка? - спрашивает Волк.
- Довольно далеко, - отвечает Красная Шапочка. - Вот в той деревне, за мельницей, видите - в первом домике с края.
- Ладно, - говорит Волк, - я тоже хочу проведать твою бабушку. Я по этой дороге пойду, а ты ступай по той. Посмотрим, кто из нас раньше придет!
Тут Волк понёсся что было духу по самой короткой дороге. А Красная Шапочка пошла по самой длинной. В пути она то и дело останавливалась, рвала цветы и собирала в букеты.



Красная Шапочка ещё и до мельницы не дошла, а волк уже прискакал к бабушкиному дому и постучал в дверь: тук-тук!
- Кто там? - спросила бабушка.
- Это я, внучка ваша, Красная Шапочка, - ответил Волк тоненьким голоском. - Я к вам в гости пришла, пирожок принесла и горшочек масла.
А бабушка была в это время больна и лежала в постели. Она подумала, что это и в самом деле Красная Шапочка, и крикнула:
- Дерни за веревочку, дитя моё, дверь и откроется.
Волк дернул за веревочку - дверь и открылась.

Бросился Волк на бабушку и разом проглотил её. Он был очень голоден, потому что три дня ничего не ел. Потом он закрыл дверь, улегся на бабушкину постель и стал поджидать Красную Шапочку.
Скоро она пришла и постучалась: тук-тук!
- Кто там? спрашивает Волк.
Услышав его грубый, хриплый голос, Красная Шапочка сначала испугалась, но потом подумала, что у бабушки насморк, и ответила:
- Это я, внучка ваша, Красная Шапочка. Я принесла вам пирожок и горшочек масла.
Волк откашлялся и сказал потоньше:
- Дерни за веревочку, дитя моё, дверь и откроется.
Красная Шапочка дернула за верёвочку - дверь и открылась. Вошла девочка в домик, а Волк спрятался под одеяло и говорит:
- Положи-ка пирожок на стол да поставь горшочек на полку, а сама сядь рядом со мной! Ты, верно, устала.

  Красная Шапочка присела рядом с Волком и говорит:
- Бабушка, да какие у вас большие руки!

- Это чтобы покрепче обнять тебя, дитя моё.
- Бабушка, какие у вас большие ноги!
- Это чтобы лучше бегать, дитя моё.
- Бабушка, какие у вас большие уши!
- Это чтобы лучше слышать, дитя моё.
- Бабушка, какие у вас большие глаза!
- Это чтобы лучше видеть, дитя моё.
- Бабушка, какие у вас большие зубы!
- А это чтоб скорее съесть тебя, дитя моё!


Не успела Красная Шапочка и охнуть, как злой Волк бросился на неё и проглотил вместе с башмачками и красной шапочкой.
Но, к счастью, в это самое время мимо домика проходили охотники. Услышали они шум, вбежали в домик и убили Волка.
Потом распороли они ему брюхо, и вышли оттуда Красная Шапочка и её бабушка - обе целые и невредимые.


 

Братья Гримм

Заяц и ёж

Этой сказке вы, пожалуй, не поверите. Однако мой дедушка, рассказывая её, всегда говорил:
— Не всё в сказке выдумка. Есть в ней и правда. А то зачем бы стали люди её рассказывать?
Начиналась эта сказка так...
Однажды, в ясный солнечный денёк, стоял ёж у дверей своего дома, сложив руки на животе, и напевал песенку. Пел он свою песенку, пел и вдруг решил:
"Пойду-ка я в поле, на брюкву посмотрю. Пока,— думает,— моя жена-ежиха детей моет да одевает, я успею и в поле побывать, и домой вернуться".
Пошёл ёж и встретился по дороге с зайцем, который тоже шел в поле — на свою капусту поглядеть.
Увидел ёж зайца, поклонился ему и говорит приветливо:
— Здравствуйте, уважаемый заяц. Как вы поживаете?
А заяц был очень важный и гордый. Вместо того чтобы вежливо поздороваться с ёжиком, он только головой кивнул и сказал грубо:
— Что это ты, ёж, в такую рань по полю рыщешь?
— Я погулять вышел,— говорит ёж.
— Погулять? — спросил заяц насмешливо.— А по-моему, на таких коротеньких ножках далеко не уйдёшь.
Обиделся ёж на эти слова. Не любил он, когда говорили о его ногах, которые и вправду были коротенькие и кривые.
— Уж не думаешь ли ты,— спросил он зайца,— что твои заячьи ноги бегают быстрее и лучше?
— Разумеется,— говорит заяц.
— А не хочешь ли со мной вперегонки побежать? — спрашивает ёж.
— С тобой вперегонки? — говорит заяц.— Не смеши меня, пожалуйста. Неужели же ты на своих кривых ногах меня обгонишь?
— А вот увидишь,— отвечает еж. — Увидишь, что обгоню.
— Ну, давай побежим,— говорит заяц.
— Подожди,— говорит еж.— Сначала я схожу домой, позавтракаю, а через полчаса вернусь на это место, тогда и побежим. Ладно?
— Ладно,— сказал заяц. Пошёл еж домой. Идёт и думает: "Заяц, конечно, быстрее меня бегает. Но он глуп, а я умён. Я его перехитрю".
Пришёл ёж домой и говорит жене:
— Жена, одевайся поскорее, придётся тебе со мной в поле идти.
— А что случилось? — спрашивает ежиха.
— Да вот мы с зайцем поспорили, кто быстрее бегает, я или он. Я должен зайца обогнать, а ты мне в этом деле поможешь.
— Что ты, с ума сошёл? — удивилась ежиха.— Куда же тебе с зайцем тягаться! Он тебя сразу обгонит.
— Не твоё дело, жена,— сказал ёж.— Одевайся да пойдём. Я знаю, что делаю.
Оделась жена и пошла с ежом в поле. По дороге ёж говорит жене:
— Мы побежим с зайцем вот по этому длинному полю. Заяц побежит по одной борозде, а я по другой. А ты, жена, стань в конце поля, у моей борозды. Как только подбежит к тебе заяц, ты крикни: "Я уже здесь!" Поняла?
— Поняла,— отвечает жена.
Так они и сделали. Отвёл ёж ежиху на конец своей борозды, а сам вернулся на то место, где оставил зайца.
— Ну что ж,— говорит заяц,— побежим?
— Побежим,— говорит ёж.
Стали они каждый у начала своей борозды.
— Раз, два, три! — крикнул заяц. И побежали оба со всех ног.
Пробежал ёж шага три-четыре, а потом тихонько вернулся на своё место и сел. Сидит отдыхает. А заяц всё бежит и бежит. Добежал до конца своей борозды, а тут ежиха ему и крикнула:
— Я уже здесь!
А надо сказать, что ёж и ежиха очень похожи друг на друга. Удивился заяц, что ёж его обогнал.
— Бежим теперь обратно,— говорит он ежихе.— Раз, два, три! И помчался заяц назад быстрее прежнего.
А ежиха осталась сидеть на своём месте. Добежал заяц до начала борозды, а еж ему кричит:
— Я уже здесь! Ещё больше удивился заяц.
— Бежим ещё раз,— говорит он ежу.
— Ладно,— отвечает ёж.— Если хочешь, побежим еще раз.
Побежали ещё и еще раз. Так семьдесят три раза бегал заяц туда и обратно. А ёж всё его обгонял. Прибежит заяц к началу борозды, а еж ему кричит:
— Я уже здесь!
Побежит заяц обратно к концу борозды, а ежиха ему кричит:
— Я уже здесь!
На семьдесят четвёртый раз добежал заяц до середины поля и свалился на землю.
— Устал! — говорит.— Не могу больше бегать.
- Вот видишь теперь,— говорит ему ёж,— у кого ноги быстрее?
Ничего не ответил заяц и ушел с поля - еле ноги унес. А еж с ежихой позвали своих детей и пошли с ними гулять.


 

Произведения русских поэтов:

А.Блок

Зайчик

Маленькому зайчику
На сырой ложбинке
Прежде глазки тешили
Белые цветочки…
Осенью расплакались
Тонкие былинки,
Лапки наступают
На жёлтые листочки.
Хмурая, дождливая
Наступила осень,
Всю капустку сняли,
Нечего украсть.
Бедный зайчик прыгает
Возле мокрых сосен,
Страшно в лапы волку
Серому попасть…
Думает о лете,
Прижимает уши,

 

На небо косится –
Неба не видать…
Только б потеплее,
Только бы посуше…
Очень неприятно
По воде ступать.



К.Бальмонт

Осень

Поспевает брусника,
Стали дни холоднее,
И от птичьего крика
В сердце стало грустнее.
Стаи птиц улетают
Прочь, за синее море.
Все деревья блистают
В разноцветном уборе.
Солнце реже смеется,
Нет в цветах благовонья.
Скоро Осень проснется
И заплачет спросонья.

 

М.Конопницкая

Журавли

Умирало лето…Зори
В тишине блестели.
Над пустынным полем
Журавли летели.

«Ты прощай, родное поле,
В голубом просторе
Мы летим, мы улетаем
В теплый край, за море!»

Улетают, улетают,
Всё быстрей несутся…
Не горюй, родное поле,
Журавли вернутся.

 

К.Бальмонт

К зиме

Лес совсем уж стал сквозистый,
Редки в нем листы.
Скоро будет снег пушистый
Падать с высоты.

Опушит нам окна наши,
В детской и везде.
Загорятся звезды краше,
Лед прильнет к воде.

  На коньках начнем кататься
Мы на звонком льду.
Будет смех наш раздаваться
В парке на пруду.

А в затишье комнат — прятки,
В чет и нечет — счет.
А потом настанут Святки,
Снова Новый год.

 

 

Н.Некрасов

Перед дождём

Заунывный ветер гонит
Стаю туч на край небес,
Ель надломленная стонет,
Глухо шепчет темный лес.

На ручей, рябой и пестрый,
За листком летит листок,
И струей сухой и острой
Набегает холодок.

  Полумрак на все ложится;
Налетев со всех сторон,
С криком в воздухе кружится
Стая галок и ворон.

Над проезжей таратайкой
Спущен верх, перед закрыт;
И "пошел!"- привстав с нагайкой,
Ямщику жандарм кричит...


 

А.Пушкин

Уж небо осенью дышало

отрывок из романа "Евгений Онегин"

Уж небо осенью дышало,
Уж реже солнышко блистало,
Короче становился день,
Лесов таинственная сень
С печальным шумом обнажалась,

Ложился на поля туман,
Гусей крикливых караван
Тянулся к югу: приближалась
Довольно скучная пора;
Стоял ноябрь уж у двора.

 



А.Пушкин

Зимняя дорога

Сквозь волнистые туманы
Пробирается луна,
На печальные поляны
Льет печально свет она.
По дороге зимней, скучной
Тройка борзая бежит,
Колокольчик однозвучный
Утомительно гремит…

 

И.Никитин

Встреча зимы

Поутру вчера дождь
В стёкла окон стучал,
Над землёю туман
Облаками вставал.
...В полдень дождь перестал
И, что белый пушок,
Начал падать снежок.
Ночь прошла.
Рассвело.
Нет нигде облачка.
Воздух лёгок и чист,
И замёрзла река.

Здравствуй, гостья-зима!
Просим милости к нам
Песни севера петь
По лесам и степям.
Есть раздолье у нас, -
Где угодно гуляй:
Строй мосты по рекам
И ковры расстилай.
Нам не стать привыкать, -
Пусть мороз твой трещит:
Наша русская кровь
На морозе горит!


 

И.Суриков

Детство

Вот моя деревня,
Вот мой дом родной;
Вот качусь я в санках
По горе крутой;

Вот свернули санки,
И я на бок — хлоп!
Кубарем качуся
Под гору, в сугроб.

И друзья-мальчишки,
Стоя надо мной,
Весело хохочут
Над моей бедой.

Всё лицо и руки
Залепил мне снег...
Мне в сугробе горе,
А ребятам смех!..

 

И.Суриков

Зима

Белый снег, пушистый
В воздухе кружится
И на землю тихо
Падает, ложится.

И под утро снегом
Поле побелело,
Точно пеленою
Все его одело.

Темный лес что шапкой
Принакрылся чудной
И заснул под нею
Крепко, непробудно…

Стали дни коротки,
Солнце светит мало,
Вот пришли морозцы –
И зима настала.

Труженик-крестьянин
Вытащил санишки,
Снеговые горы

 

Строят ребятишки.
Уж давно крестьянин
Ждал зимы и стужи,

И избу соломой
Он укрыл снаружи.

Чтобы в избу ветер
Не проник сквозь щели,
Не надули б снега
Вьюги и метели.

Он теперь покоен –
Все кругом укрыто,
И ему не страшен
Злой мороз, сердитый.


 

Н.Некрасов

Не ветер бушует над бором

Не ветер бушует над бором,
Не с гор побежали ручьи –
Мороз-воевода дозором
Обходит владенья свои.

Глядит – хорошо ли метели
Лесные тропы занесли,
И нет ли где трещины, щели,
И нет ли где голой земли?
Пушисты ли сосен вершины,
Красив ли узор на дубах?

И крепко ли скованы льдины
В великих и малых водах?

Идет — по деревьям шагает,
Трещит по замерзлой воде,
И яркое солнце играет
В косматой его бороде.

 

А.Блок

В марте

Ветхая избушка
Вся в снегу стоит.
Бабушка-старушка
Из окна глядит.

Внукам-шалунишкам
По колено снег.
Весел ребятишкам
Быстрых санок бег...

Бегают, смеются,
Лепят снежный дом,
Звонко раздаются
Голоса кругом...

В снежном доме будет
Резвая игра...
Пальчики застудят, -
По домам пора.

Завтра выпьют чаю,
Глянут из окна,
А уж дом растаял,
На дворе - весна.

 

А.Блок

Ворона

Вот ворона на крыше покатой
Так с зимы и осталась лохматой...
А уж в воздухе - вешние звоны,
Даже дух занялся у вороны...
Вдруг запрыгала в бок глупым скоком,
Вниз на землю глядит она боком:
Что белеет под нежною травкой?
Вот желтеют под серою лавкой
Прошлогодние мокрые стружки...
Это всё у вороны - игрушки.
И уж так-то ворона довольна,
Что весна, и дышать ей привольно!..


 

А.Плещеев

Весна

Уж тает снег, бегут ручьи,
В окно повеяло весною...
Засвищут скоро соловьи,
И лес оденется листвою!

Чиста небесная лазурь,
Теплей и ярче солнце стало,
Пора метелей злых и бурь
Опять надолго миновала…

 

Ф.Тютчев

Зима недаром злится...

Зима недаром злится,
Прошла её пора –
Весна в окно стучится
И гонит со двора.

И всё засуетилось,
Всё нудит Зиму вон –
И жаворонки в небе
Уж подняли трезвон.

  Зима еще хлопочет
И на Весну ворчит.
Та ей в глаза хохочет
И пуще лишь шумит...

Взбесилась ведьма злая
И, снегу захватя,
Пустила, убегая,
В прекрасное дитя...

Весне и горя мало:
Умылася в снегу
И лишь румяней стала
Наперекор врагу.

 

Ф.Тютчев

Весенняя гроза

Люблю грозу в начале мая,
Когда весенний, первый гром,
Как бы резвяся и играя,
Грохочет в небе голубом.

Гремят раскаты молодые,
Вот дождик брызнул, пыль летит,
Повисли перлы дождевые,
И солнце нити золотит.

С горы бежит поток проворный,
В лесу не молкнет птичий гам,
И гам лесной и шум нагорный –
Все вторит весело громам…


 

С.Дрожжин

Тени вечера сгущаются

Тени вечера сгущаются,
Воздух влажен и душист,
И росою умывается
На деревьях каждый лист.

Птицы в гнездах схоронилися,
И у берега реки,
Чуть мерцая, засветилися
По деревне огоньки.


С.Дрожжин

Поле

Хорошо весной, поле чистое,
Муравой-травой ты украшено,
Да цветочками всё душистыми
В утро майское принаряжено.
От сырой земли рожь-красавица
К небу синему поднимается.
Там поёт-звенит пташка вольная,
Колокольчиком заливается!..

 

В.Жуковский

Жаворонок

На солнце темный лес зардел,
В долине пар белеет тонкий,
И песню раннюю запел
В лазури жаворонок звонкий.
Он голосисто с вышины
Поет, на солнышке сверкая:
«Весна пришла к нам молодая,
Я здесь пою приход весны!»



В.Жуковский

Колосик

Будто солнцу улыбаясь,
На соломке молодой
Дремлет, медленно качаясь,
Ржи колосик золотой.

 

К.Бальмонт

Росинка

Росинка дрожала
На тонком листке.
Речонка дышала,
Шурша в тростнике.

В росинку гляжу я
И вижу, что в ней
Играет, ликуя,
Так много огней.

Зеленый и синий,
И красный горят,
И белый, как иней,
И светлый, как взгляд.

Все краски люблю я,
Пленительный вид,
Нежней поцелуя
Росинка горит.

 

Дан миг ей лишь краткий,
Исчезнет потом.
Но лист ей, украдкой,
Здесь выстроил дом.

Их еле заметишь,
Так малы они.
Но где же ты встретишь
Такие огни?


 

И.Бунин

На пруде

Ясным утром на тихом пруде
Резво ласточки реют кругом,
Опускаются к самой воде,
Чуть касаются влаги крылом.

На лету они звонко поют,
А вокруг зеленеют луга,
И стоит, словно зеркало, пруд,
Отражая свои берега.

И, как в зеркале, меж тростников,
С берегов опрокинулся лес,
И уходит узор облаков
В глубину отраженных небес.

Облака там нежней и белей,
Глубина — бесконечна, светла...
И доносится мерно с полей
Над водой тихий звон из села.

 

А.Майков

Колыбельная песня

Спи, дитя мое, усни!
В няньки сон к себе мани:
В няньки я тебе взяла
Ветер, солнце и орла.

Улетел орел домой;
Солнце скрылось под водой;
Ветер после трех ночей
Мчится к матери своей.

Ветра спрашивает мать:
"Где изволил пропадать?
Али звезды воевал?
Али волны всё гонял?"
"Не гонял я волн морских,
Звезд не трогал золотых, -
Я дитя оберегал,
Колыбелечку качал!"


 

Л.Н.Толстой - детям:

Несла Жучка кость через мост. Глядь: в воде её тень.
Пришло Жучке на ум, что в воде не тень, а Жучка и кость.
Она и пусти свою кость, чтобы ту взять.
Ту не взяла, а своя ко дну пошла.

***

Старик сажал яблони. Ему сказали:
- Зачем тебе яблони? Долго ждать с этих яблонь плода, и ты не съешь с них яблочка.
Старик сказал:
- Я не съем, другие съедят, мне спасибо скажут.

 

***

Разговорилась кошка с лисицею, как от собак отделываться. Кошка говорит:
- Я собак не боюсь, потому что у меня от них одна уловка есть.
А лисица говорит:
- Как с одной уловкой отделаться от собак? У меня так семьдесят семь уловок и семьдесят семь уверток есть.
Пока они говорили, наехали охотники и набежали собаки.
У кошки одна уловка: она вскочила на дерево, и собаки не поймали ее; а лисица начала свои увертки делать, да не увернулась: собаки поймали ее.

 

***

Мышка вышла погулять. Ходила по двору и пришла опять к матери. - Ну, матушка, я двух зверей видела. Один страшный, а другой добрый.
Мать сказала:
- Скажи, какие это звери?
Мышка сказала:
- Один страшный, ходит по двору вот эдак: ноги у него чёрные, хохол красный, глаза на выкате, а нос крючком. Когда я мимо шла, он открыл пасть, ногу поднял и стал кричать так громко, что я от страха не знала, куда уйти!
- Это петух, - сказала старая мышь. - Он зла никому не делает, его не бойся. Ну, а другой зверь?
- Другой лежал на солнышке и грелся. Шейка у него белая, ножки серые, гладкие, сам лижет свою белую грудку и хвостиком чуть движет, на меня глядит.
Старая мышь сказала:
- Дура ты, дура. Ведь это сам кот.

 

***

Две крысы нашли яйцо. Хотели его делить и есть; но видят, летит ворона и хочет яйцо взять.
Стали думать крысы, как яйцо от вороны стащить.
Нести? - не схватить; катить? - разбить можно. И решили крысы вот что: одна легла на спину, схватила яйцо лапками, а другая повезла её за хвост, и как на санях стащила яйцо под пол.


 

***

Овцы ходили под лесом, два ягненка отошли от стада.
Старая овца сказала: "Не шалите, ягнята, недолго до беды".
А волк стоял за кустом и сказал:
- Неправда, ягнята, овца стара, у ней ноги не ходят, так ей завидно. Бегайте одни по всему полю.
Ягнята так и сделали: отошли от стада, а волк поймал их и съел.

***

Шел Миша по лесу. У дуба рос гриб. Гриб был стар, никто его не брал. Но Миша был рад и снёс гриб в дом.
Вот гриб, лучше всех!
А гриб был гнил, никто его не ел.

***

Саша был трус. Была гроза и гром.
Саша влез в шкаф. Там ему было темно и душно.
Саше не слышно было, прошла ли гроза.
Сиди, Саша, всегда в шкафу за то, что ты трус.

 

***

Хотела галка пить. На дворе стоял кувшин с водой, а в кувшине была вода только на дне. Галке нельзя было достать.
Она стала кидать в кувшин камушки и столько наклала, что вода стала выше и можно было пить.

***

Пришла весна. Потекла вода.
Дети взяли дощечки, сделали лодочку, пустили лодочку по воде.
Лодочка плыла, а дети бежали за нею, кричали, и ничего впереди себя не видали, и в лужу упали.

***

Была зима, но было тепло. Было много снегу. Дети были на пруду. Взяли снегу, клали куклу. Руки зябли. Зато кукла вышла славно. Во рту куклы была трубка. Глаза куклы были угли.

 

***

Белка прыгала с ветки на ветку и упала прямо на сонного волка. Волк вскочил и хотел ее съесть. Белка стала просить:
– Пусти меня.
Волк сказал:
– Хорошо, я пущу тебя, только ты скажи мне, отчего вы, белки, так веселы. Мне всегда скучно, а на вас смотришь, вы там наверху всё играете и прыгаете.
Белка сказала:
– Пусти меня прежде на дерево, а оттуда тебе скажу, а то я боюсь тебя.
Волк пустил, а белка ушла на дерево и оттуда сказала:
– Тебе оттого скучно, что ты зол. Тебе злость сердце жжёт. А мы веселы оттого, что мы добры и никому зла не делаем.

***

Митька набрал столько грибов, что ему нельзя было донести домой. Он сложил их в лесу.
На заре Митька пошёл взять грибы. Грибы унесли, и он стал плакать.
Мать ему сказала:
—Что плачешь? Или наши лепёшки поели кошки?
Тогда Митьке   стало  смешно,   он  тёр  по  лицу  слезу   и  сам смеялся.

 

***

Митька набрал столько грибов, что ему нельзя было донести домой. Он сложил их в лесу.
На заре Митька пошёл взять грибы. Грибы унесли, и он стал плакать.
Мать ему сказала:
—Что плачешь? Или наши лепёшки поели кошки?
Тогда Митьке   стало  смешно,   он  тёр  по  лицу  слезу   и  сам смеялся.


 



К. Д. Ушинский - детям:

Вместе тесно, а врозь скучно

Говорит брат сестре:
- Не тронь моего волчка!
Отвечает сестра брату:
- А ты не тронь моих кукол!
Дети расселись по разным углам, но скоро им обоим стало скучно.
Отчего детям стало скучно?

 

Умей обождать

Жили-были себе брат да сестра, петушок да курочка. Побежал петушок в сад и стал клевать зеленехонькую смородину, а курочка и говорит ему:
- Не ешь, Петя! Обожди, пока смородина поспеет.
Петушок не послушался, клевал да клевал, и наклевался так, что насилу домой добрел.
- Ох! - кричит петушок,- беда моя! Больно, сестрица, больно!
Напоила курочка петушка мятой, приложила горчичник - и прошло.
Выздоровел петушок и пошел в поле: бегал, прыгал, разгорелся, вспотел и побежал к ручью пить холодную воду; а курочка ему кричит:
- Не пей, Петя, обожди, пока простынешь.
Не послушался петушок, напился холодной воды - и тут его стала бить лихорадка: насилу домой курочка довела. Побежала курочка за доктором, прописал доктор Пете горького лекарства, и долго пролежал петушок в постели.
Выздоровел петушок к зиме и видит, что речка ледком покрылась; захотелось петушку на коньках покататься; а курочка и говорит ему:
- Ох, обожди, Петя! Дай реке совсем замерзнуть; теперь еще лед очень тонок, утонешь.
Не послушался петушок сестрицы: покатился по льду; лед проломился, и петушок - бултых в воду! Только петушка и видели.

 

Петушок с семьей



Ходит по двору петушок: на голове красный гребешок, под носом красная бородка. Нос у Пети долотцом, хвост у Пети колесцом, на хвосте узоры, на ногах шпоры. Лапами Петя кучу разгребает, курочек с цыплятами созывает:
- Курочки-хохлатушки! Хлопотуньи-хозяюшки! Пестренькие-рябенькие, черненькие-беленькие! Собирайтесь с цыплятками, с малыми ребятками: я вам зернышко припас!
Курочки с цыплятами собрались, разкудахталися; зернышком не поделились, передрались.
Петя-петушок беспорядков не любит - сейчас семью помирил: ту за хохол, того за вихор, сам зернышко съел, на плетень взлетел, крыльями замахал, во все горло заорал: "Ку-ка-ре-ку!"


 

Коровка

Некрасива корова, да молочко дает. Лоб у нее широк, уши в сторону; во рту зубов недочет, зато рожища большие; хребет - острием, хвост - помелом, бока оттопырились, копыта двойные. Она травушку рвет, жвачку жует, пойло пьет, мычит и ревет, хозяйку зовет:
"Выходи, хозяюшка; выноси подойничек, чистый утиральничек! Я деточкам молочка принесла, густых сливочек".

 

Лошадка

Конь храпит, ушами прядёт, глазами поводит, удила грызёт, шею, словно лебедь, гнёт, копытом землю роет. Грива на шее волной, сзади хвост трубой, меж ушей — чёлка, на ногах — щётка; шерсть серебром отливает. Во рту удила, на спине седло, стремена золотые, подковки стальные.

Садись и пошёл! За тридевять земель, в тридесятое царство! Конь бежит, земля дрожит, изо рта пена, из ноздрей пар валит.

 

Бишка

- А ну-ка, Бишка, прочти, что в книжке написано!
Понюхала собачка книжку да и прочь пошла.
— Не моё, — говорит, — дело книги читать, я дом стерегу, по ночам не сплю, воров да волков пугаю, на охоту хожу, зайку слежу, уточек ищу, поноску тащу будет с меня и этого.

 

Храбрая собака

- Собака, чего лаешь?
- Волков пугаю.
- Собака, чего хвост поджала?
- Волков боюсь.


Мышки

Собрались мышки у своей норки, старые и малые. Глазки у них черненькие, лапки у них маленькие, остренькие зубки, серенькие шубки, ушки кверху торчат, хвостища по земле волочатся.
Собрались мышки, подпольные воровки, думушку думают, совет держат: "Как бы нам, мышкам, сухарь в норку протащить?"
Ох, берегитесь мышки! Ваш приятель, Вася, недалеко. Он вас очень любит, лапкой приголубит; хвостик вам помнёт, шубочки вам порвёт.

 

Пчелки на разведках

Настала весна; солнце согнало снег с полей; в пожелтевшей, прошлогодней травке проглядывали  ярко-зелёные стебельки; почки на деревьях разрывались и выпускали молоденькие листочки.
Вот проснулась и пчёлка от своего зимнего сна, прочистила глазки мохнатыми лапками, разбудила подруг, и выглянули они в окошечко — разведать: ушёл ли снег, и лёд, и холодный северный ветер?
Видят пчёлки, что солнышко светит ярко, что везде светло и тепло, выбрались они из улья и полетели к яблоньке:
— Нет ли у тебя, яблонька, чего-нибудь для голодных пчёлок? Мы целую зиму голодали!
— Нет, — говорит им яблонька.
— Вы прилетели слишком рано, мои цветы ещё спрятаны в почках, попытайтесь у вишни.
Полетели пчёлки к вишне:
— Милая вишенка! Нет ли у тебя цветочка для голодных пчёлок?
— Наведайтесь, милочки, завтра, — отвечает им вишня. — Сегодня ещё нет на мне ни одного открытого цветочка, а когда откроются, я буду рада вам.
Полетели пчёлки к тюльпану, заглянули в пёструю головку; но не было в ней ни запаху мёду.
Печальные и голодные пчёлки хотели уже дальше лететь, как увидели под кустиком скромный  синий цветочек — это была фиалочка. Она открыла пчёлкам свою чашечку, полную аромата и пахучего сока. Наелись, напились пчёлки и полетели домой — веселёшеньки.


Лиса Патрикеевна

У кумушки-лисы зубушки остры, рыльце тоненькое, ушки на макушке, хвостик на отлете, шубка тепленькая.
Хорошо кума принаряжена: шерсть пушистая, золотистая; на груди жилет, а на шее белый галстучек.
Ходит лиса тихохонько, к земле пригинается, будто кланяется; свой пушистый хвост носит бережно, смотрит ласково, улыбается, зубки белые показывает.
Роет норы, умница, глубокие; много ходов в них и выходов, кладовые есть, есть и спаленки, мягкой травушкой полы выстланы.
Всем бы лисонька хороша была хозяюшка, да разбойница-лиса - хитрая: любит курочек, любит уточек, свернет шею гусю жирному, не помилует и кролика.

 

Лиса и кролик

Сказала лиса кролику:
- Зачем ты, кролик, роешь такие узкие норы?
- Затем, чтобы ты, лисонька, не пришла ко мне в гости, - отвечал кролик.


Ворона и рак

Летела ворона над озером; смотрит — рак ползет: цап его! Села на вербу и думает закусить.
Видит рак, что приходится пропадать, и говорит:
— Ай, ворона! ворона! знал я твоего отца и мать, что за славные были птицы!
— Угу! — говорит ворона, не раскрывая рта.
— И сестер и братьев твоих знал — отличные были птицы!
— Угу! — опять говорит ворона.
— Да хоть хорошие были птицы, а все же далеко до тебя.
— Ara! — крикнула ворона во весь рот и уронила Рака в воду.

    


 

А.К.Толстой - детям:

Топор

Пошёл топор по дрова. Постукивает по горелым пням, посмеивается:
— Моя воля: хочу — зарублю, хочу — мимо пройду, я здесь хозяин.
А в лесу берёзка росла, весёленькая, кудрявая, старым деревьям на радость. И звали её Люлинькой.
Увидал топор берёзку и стал куражиться:
— Кудрявая, я тебе покудрявлю, начну рубить, только щепки полетят...
Испугалась берёзка.
— Не руби меня, топор, мне больно будет.
— А ну-ка, поплачь!
Золотыми слёзками заплакала берёзка, веточки опустила.
— Меня дождик в невесты сватал, мне жить хочется.
Захохотал железный топор, наскочил на берёзку, — только белые щепки полетели.
Заугрюмились деревья, и пошло шептать про злое дело по всему лесу тёмному, вплоть до калинового моста.
Срубил топор, повалилась берёзка и, как была, легла, кудрявая, в зелёную траву, в цветы голубые. Ухватил её топор, домой поволок.
А идти топору через калиновый мост.
Мост ему и говорит:
— Ты это зачем в лесу озорничаешь, сестёр моих рубишь?
— Молчи, дурак, — огрызнулся топор, — рассержусь и тебя зарублю.
Не пожалел спины, крякнул, и сломался калиновый мост. Топор шлёпнулся в воду и потонул.
А берёзка Люлинька поплыла по реке в океан-море.

 

Ёж

Теленок увидел ежа и говорит:
– Я тебя съем!
Ёж не знал, что теленок ежей не ест, испугался, клубком свернулся и фыркнул:
– Попробуй.
Задрав хвост, запрыгал глупый теленок, боднуть норовит, потом растопырил передние ноги и лизнул ежа.
– Ой, ой, ой, ой, ой! – заревел теленок и побежал к корове-матери, жалуется. – Ёж меня за язык укусил.
Корова подняла голову, поглядела задумчиво и опять принялась траву рвать.
А ёж покатился в темную нору под рябиновый корень и сказал ежихе:
– Я огромного зверя победил, должно быть, льва! И пошла слава про храбрость ежову за синее озеро, за темный лес.
– У нас ёж – богатырь, – шепотом со страху говорили звери.


 

Советские писатели - детям:

А.Барто

Помощница

У Танюши дел немало,
У Танюши много дел:
Утром брату помогала,—
Он с утра конфеты ел.
Вот у Тани сколько дела:
Таня ела, чай пила,
Села, с мамой посидела,
Встала, к бабушке пошла.
Перед сном сказала маме:
— Вы меня разденьте сами,
Я устала, не могу,
Я вам завтра помогу!

 

А.Барто

Барабан

Левой, правой!
Левой, правой!
На парад
Идёт отряд.
Барабанщик
Очень рад:
Барабанит,
Барабанит
Полтора часа
Подряд!
Но назад идёт отряд,
Левой, правой!
Левой, правой!
Барабан
Уже дырявый!

 

Е.Благинина

Уморилась

Солнце жёлтым косяком
Улеглось на лавке.
Я сегодня босиком
Бегала по травке.

Я видала, как растут
Острые травинки,
Я видала, как цветут
Синие барвинки.

Я слыхала, как в пруду
Квакала лягушка,
Я слыхала, как в саду
Плакала кукушка.

Я видала гусака
У цветочной грядки.
Он большого червяка
Расклевал у кадки.

Я слыхала соловья –
Вот певун хороший!
Я видала муравья
Под тяжёлой ношей.

 

Я такому силачу
Два часа дивилась...
А теперь я спать хочу,
Ну вас, уморилась..

Е.Благинина

Котёнок

Я нашла в садy котёнка.
Он мяyкал тонко-тонко,
Он мяyкал и дpожал.
Может быть, его побили,
Или в дом пyстить забыли,
Или сам он yбежал?

День с yтpа стоял ненастный,
Лyжи сеpые везде...
Так и быть, звеpёк несчастный,
Помогy твоей беде!

Я взяла его домой,
Hакоpмила досыта...
Скоpо стал котёнок мой
Загляденье пpосто!
Шеpсть - как баpхат,
Хвост - тpyбой...
До чего ж хоpош собой!


 

С.Капутикян

Моя бабушка

Стала бабушка
Старой, хворою,
От ходьбы она
Устает.
Храбрым летчиком
Стану скоро я,
Посажу ее
В самолет.
Не тряхну ее,
Не качну ее,
Отдохнет она
Наконец.
Скажет бабушка:
"Ай да внучек мой,
Ай да летчик мой!
Молодец!"

 

 

Б.Заходер

Переплётчица

Заболела эта книжка:
Изорвал ее братишка.
Я больную пожалею:
Я возьму ее и склею!



Б.Заходер

Сапожник

Мастер, мастер,
Помоги –
Прохудились
Сапоги.
Забивай покрепче
Гвозди –
Мы пойдём сегодня
В гости!

 

Б.Заходер

Шофер

Качу,
Лечу
Во весь опор.
Я сам - шофер.
И сам - мотор.
Нажимаю
На педаль –
И машина
Мчится вдаль!


 



И.Токмакова

Усни - трава

Дальний лес стоит стеной.
А в лесу, в глуши лесной,
На суку сидит сова.
Там растёт усни-трава.

Говорят, усни-трава
Знает сонные слова.
Как шепнёт свои слова,
Сразу никнет голова.

Я сегодня у совы
Попрошу такой травы.
Пусть тебе усни-трава
Скажет сонные слова.

 

С.Манасевич

Дремлют стрелки на часах

Дремлют стрелки на часах,
Сны по крышам бродят.
Гаснут лампочки в домах,
Вечер спать уходит.
Хочет вечер отдохнуть,
Подремать немножко...
Всем давно пора уснуть –
Ночь глядит в окошко.
Шелестят по мостовой
Тихо-тихо шины –
В гаражи к себе домой
Едут спать машины.
За витриной прилегли
Сонные игрушки,
А к ребятам забрели
Сказки под подушки.
Улеглись в кровать давно
Маленькие дети.
В наше темное окно
Яркий месяц светит.
Освещает месяц путь
Самым дальним звездам...
Ну а нам пора уснуть –
Очень-очень поздно.

 

Л.Яхнин

Город спит

Ночь. Уснули улицы.
Тише тучка, тише,
Звонкие дождинки
Не роняй на крыши.

Сны приходят к деткам.
Фонари зажглись.
Тише, тише, ветер,
В окна не стучись.

Тише, машины, тише.
Город уже уснул.
Месяц на небо вышел,
В пустые дворы заглянул.

Дома уплыли в ночную мглу,
Застыли подъемные краны.
Город спит, не мешайте ему-
Город проснется рано.

 

Н.Хазри

перевод с азербайджанского Я.Акима

Спят ли горы

За окнами
Тёмные горы встают.
До неба ночного
Они достают.
Недвижные горы
Стоят под луной.
А может они засыпают со мной?
"Нет, - горы вздыхают, -
Мы спать не должны,
Чтоб снились детишкам
Хорошие сны.

Мы будем от бури
Ребят заслонять,
От шумного ветра
Их сон охранять.

Все птицы уснули
И детям пора..."
Горы молчат
И не спят до утра.


 

С.Маршак

Ванька-встанька

Уснули телята, уснули цыплята,
Не слышно веселых скворчат из гнезда.
Один только мальчик - по имени Ванька,
По прозвищу Встанька - не спит никогда.

У Ваньки, у Встаньки - несчастные няньки:
Начнут они Ваньку укладывать спать,
А Ванька не хочет - приляжет и вскочит,
Уляжется снова и встанет опять.

Укроют его одеялом на вате -
Во сне одеяло отбросит он прочь,
И снова, как прежде, стоит на кровати,
Стоит на кровати ребенок всю ночь.

Лечил его доктор из детской больницы.
Больному сказал он такие слова:
- Тебе, дорогой, потому не лежится,
Что слишком легка у тебя голова!

 

С.Маршак

Детки в клетке

ЗООСАД

Рано, рано мы встаем,
Громко сторожа зовем:
- Сторож, сторож, поскорей
Выходи кормить зверей!
Вышел сторож из сторожки,
Подметает он дорожки,
Курит трубку у ворот,
Нам обедать не дает.
Долго, долго у решетки,
Мы стоим, разинув глотки.
Знаем, знаем без часов,
Что обед для нас готов.
За обедом, за обедом
Не болтаем мы с соседом,
Забываем обо всем
И жуем, жуем, жуем.
Это трудная работа -
Щеки лоснятся от пота.
После пищи нужен сон.
Прислонившись, дремлет слон.
Показав себя народу,
Бегемот уходит в воду.
Спит сова, вцепившись в пень,
Спит олень, и спит тюлень.
Темно-бурый медвежонок
Про себя ворчит спросонок,
Только пони и верблюд
Принимаются за труд.
На верблюде, на верблюде,
Как в пустыне, ездят люди,
Проезжают мимо рва,
За которым видят льва,
Проезжают мимо клетки,
Где орлы сидят на ветке.
Неуклюж, космат и худ,
Ходит по саду верблюд.
А по кругу, на площадке,
Черногривые лошадки
Мчатся рядом и гуськом,
Машут челкой и хвостом.
Но вот наступает прохлада.
Чужие уходят из сада.
Горят за оградой огни,
И мы остаемся одни.


 

СЛОН

Дали туфельки слону.
Взял он туфельку одну
И сказал: - Нужны пошире,
И не две, а все четыре!


ЖИРАФ


Рвать цветы легко и просто
Детям маленького роста,
Но тому, кто так высок,
Нелегко сорвать цветок!

 

ТИГРЕНОК



Эй, не стойте слишком близко -
Я тигренок, а не киска!

 

ЗЕБРЫ


Полосатые лошадки,
Африканские лошадки,
Хорошо играть вам в прятки
На лугу среди травы!
Разлинованы лошадки,
Словно школьные тетрадки,
Разрисованы лошадки
От копыт до головы.

 

БЕЛЫЕ МЕДВЕДИ


У нас просторный водоем.
Мы с братом плаваем вдвоем.
Вода прохладна и свежа.
Ее меняют сторожа.
Мы от стены плывем к стене
То на боку, то на спине.
Держись правее, дорогой,
Не задевай меня ногой!

 

СОВЯТА

Взгляни на маленьких совят -
Малютки рядышком сидят.
Когда не спят,
Они едят.
Когда едят,
Они не спят.


СТРАУСЕНОК


Я - страусенок молодой,
Заносчивый и гордый.
Когда сержусь, я бью ногой,
Мозолистой и твердой.
Когда пугаюсь, я бегу,
Вытягивая шею.
А вот летать я не могу,
И петь я не умею.

 

ПИНГВИН


Правда, дети, я хорош?
На большой мешок похож.
На морях в былые годы
Обгонял я пароходы.
А теперь я здесь в саду
Тихо плаваю в пруду.

 



ЛЕБЕДЕНОК

Отчего течет вода
С этого младенца?
Он недавно из пруда,
Дайте полотенце!



ВЕРБЛЮД

Бедный маленький верблюд:
Есть ребенку не дают.
Он сегодня съел с утра
Только два таких ведра!

 

ЭСКИМОССКАЯ СОБАКА

На прутике записка:
"Не подходите близко!"
Записке ты не верь -
Я самый добрый зверь.
За что сижу я в клетке,
Я сам не знаю, детки.


ПИНГВИНЯТА

Мы - два брата, два птенца.
Мы недавно из яйца.
Что за птица - наша мать?
Где ее нам отыскать?
Мы ни с кем здесь не знакомы
И не знаем даже, кто мы.
Гуси? Страусы? Павлины?
Догадались! Мы - пингвины.

 

КЕНГУРУ



Вот полюбуйтесь на игру
Двух австралийских кенгуру.
Они играют в чехарду
В зоологическом саду.

 

СОБАКА ДИНГО


Нет, я не волк и не лиса.
Вы приезжайте к нам в леса,
И там увидите вы пса -
Воинственного динго.
Пусть вам расскажет кенгуру,
Как в австралийскую жару
Гнал по лесам его сестру
Поджарый, тощий динго.
Она в кусты - и я за ней,
Она в ручей - и я в ручей,
Она быстрей - и я быстрей,
Неутомимый динго.
Она хитра, и я не прост.
С утра бежали мы до звезд,
Но вот поймал ее за хвост
Неумолимый динго.
Теперь у всех я на виду
В зоологическом саду,
Верчусь волчком и мяса жду,
Неугомонный динго.


 

ЛЬВЯТА


Вы разве не знаете папы -
Большого, рыжего льва?
У него тяжелые лапы
И косматая голова.
Он громко кричит - басом,
И слышно его далеко.
Он ест за обедом мясо,
А мы сосем молоко.

 

ЛЬВЕНОК

Нет, постой, постой, постой,
Я разделаюсь с тобой!
Мой отец одним прыжком
Расправляется с быком.
Будет стыдно, если я
Не поймаю воробья.
Эй, вернись, покуда цел!
Мама! Мама! Улетел!..

 

ЛЬВИЦА

Какое туманное лето
В неласковой этой стране!
Я в теплое платье одета,
Но холодно, холодно мне!

Меня называют дикаркой
За то, что сижу я в тоске,
Мечтая об Африке жаркой,
О мягком, горячем песке.

Я встретила здесь крокодила.
Он мне улыбнулся, как друг.
"Ты хочешь, - его я спросила, -
К бананам и пальмам на юг?"
"Дитя, - отвечал он уныло, -
Не видеть родной мне земли!"
И слезы из глаз крокодила
По черным щекам потекли.

 

ГИЕНА

Захрапели носороги,
Дремлет страус длинноногий.
Толстокожий бегемот
Лег спокойно на живот.
Спит верблюд, согнув колени.
Но не спится мне - гиене!
Настает моя пора:
Буду выть я до утра.
Днем молчала я угрюмо -
Я боюсь дневного шума -
Но зато мой хриплый смех
По ночам пугает всех!
Даже львы меня боятся...
Как над ними не смеяться?

 

МЕДВЕДЬ

Вот медведь, медведь, медведь!
Кто желает посмотреть?
Приходите к Мише в гости,
Сладкий пряник Мише бросьте.
Миша просит, Миша ждет,
Широко разинув рот.
Нет, правее! Нет, левее!
Промахнулись, ротозеи!
Вот теперь попали в рот!
Что за пряник - чистый мед!
За такое угощенье
Мы покажем представленье.
Ну-ка, Миша, поклонись!
Ну-ка, Миша, кувырнись!

 

ШАКАЛ

Мой отец - степной шакал
Пищу сам себе искал.
Далеко в стране песчаной
Провожал он караваны
И в пустыне при луне
Громко плакал в тишине.
Ел он кости и объедки,
А теперь живет он в клетке.
От дождя он здесь укрыт
И всегда бывает сыт.

 

СЛОН


Африканец молодой
Обливается водой.
Вымыл голову и ухо -
И в лоханке стало сухо.
Для хорошего слона
Речка целая нужна.
Уберите-ка
Лоханку,
Принесите-ка
Фонтанку!

 

ОБЕЗЬЯНА

Приплыл по океану
Из Африки матрос,
Малютку-обезьяну
В подарок нам привез.

Сидит она, тоскуя,
Весь вечер напролет
И песенку такую
По-своему поет:

"На дальнем жарком юге,
На пальмах и кустах,
Визжат мои подруги,
Качаясь на хвостах.

Чудесные бананы
На родине моей.
Живут там обезьяны
И нет совсем людей".

 

КЕНГУРУ



Длиннохвостый кенгуру
Погулять зовет сестру,
А сестра сидит в мешке
У мамаши на брюшке.

 

ГДЕ ОБЕДАЛ, ВОРОБЕЙ?

- Где обедал, воробей?
- В зоопарке у зверей.
Пообедал я сперва
За решеткою у льва.
Подкрепился у лисицы.
У моржа попил водицы.
Ел морковку у слона.
С журавлем поел пшена.
Погостил у носорога,
Отрубей поел немного.
Побывал я на пиру
У хвостатых кенгуру.
Был на праздничном обеде
У мохнатого медведя.
А зубастый крокодил
Чуть меня не проглотил.


 

ДЕТСКИЙ ДОМ

Весною в нынешнем году
В зоологическом саду
Олень и лев, барсук и рысь
И медвежата родились.
Для них устроен детский дом
С зеленым лугом и прудом.
Они играют и лежат.
Козел бодает медвежат.
А лев и волк несутся вскачь
И разноцветный гонят мяч.
Промчатся быстро год и два,
И станет волк бояться льва,
И жить на свете будут врозь
Барсук и лев, медведь и лось.

 

ФОМКА

Перед бассейном в зоопарке -
Медвежьи мокрые следы. -
С тяжелым плеском в полдень жаркий
Медведь выходит из воды.

Еще в костях он очень тонок,
Еще и ростом невелик.
Он не медведь, а медвежонок,
Но белоснежен, как старик.
Легко узнать по белой шкуре
Бродягу ледяных полей.
Слыхал он посвист зимней бури
На дальней родине своей.
Встречался с вьюгой и поземкой,
Ночуя с матерью на льду.
Теперь его прозвали Фомкой
И жить заставили в саду.

Он здесь ночует не на льдине,
А на асфальтовой горе.
Его тревожит крик павлиний,
Рычанье тигра на заре.

Он ищет днем прохладной тени
И, не найдя ее нигде,
Томясь от скуки и от лени,
Беззвучно шлепает к воде.

Рычит на сторожа негромко...
Но не рычи, - придет зима,
Вернутся вьюга и поземка -
И будешь ты уже не Фомка,
А матерой медведь Фома!

 

ПРО ГИППОПОТАМА

Уговорились я и мама
Дождаться выходного дня
И посмотреть ги-ги-топама...
Нет, ги-попо-тото-попама...
Нет, ги-гото-попо-потама...
Пусть мама скажет за меня!

Вошли в открытые ворота
И побежали мы вдвоем
Взглянуть на ги... на бегемота!
Мы чаще так его зовем.

Он сам имен своих не знает:
Как ни зовите, - все равно
Он из воды не вылезает,
Лежит, как мокрое бревно.
Нам не везло сегодня с мамой.

Его мы ждали целый час.
А он со дна глубокой ямы
Не замечал, должно быть, нас.
Лежал он гладкий, толстокожий,

В песок уткнувшись головой,
На кожу ветчины похожий
В огромной миске суповой.
По целым дням из водоема
Он не выходит, - там свежей.
- Есть у него часы приема? -
Спросили мы у сторожей.
- Да, есть часы приема пищи.
Его мы кормим по часам. -

И вдруг, блестя, как голенище,
Поднялся сам
Гиппопотам.
Должно быть, у него промокли
Мозги от постоянных ванн,
Глаза посажены в бинокли,
А рот раскрыт, как чемодан.

Он оглядел стоявших рядом
Гостей непрошеных своих,
К решетке повернулся задом,
Слегка нагнулся - и бултых!

Я думаю, гиппопотама
Зовут так трудно для того,
Чтоб сторож из глубокой ямы
Пореже вызывал его!..


 

Д.Хармс, С.Маршак

Весёлые чижи

Жили в квартире
Сорок четыре
Сорок четыре
Веселых чижа:
Чиж-судомойка,
Чиж-поломойка,
Чиж-огородник,
Чиж-водовоз,
Чиж за кухарку,
Чиж за хозяйку,
Чиж на посылках,
Чиж-трубочист.
Печку топили,
Кашу варили,
Сорок четыре
Веселых чижа:
Чиж с поварешкой,
Чиж с кочережкой,
Чиж с коромыслом,
Чиж с решетом,
Чиж накрывает,
Чиж созывает,
Чиж разливает,
Чиж раздает.
Кончив работу,
Шли на охоту
Сорок четыре
Веселых чижа:
Чиж на медведя,
Чиж на лисицу,
Чиж на тетерку,
Чиж на ежа,
Чиж на индюшку,
Чиж на кукушку,
Чиж на лягушку,
Чиж на ужа.
После охоты
Брались за ноты
Сорок четыре
Веселых чижа:
Дружно играли:
Чиж на рояле,
Чиж на цимбале,
Чиж на трубе,
Чиж на тромбоне,
Чиж на гармони,
Чиж на гребенке,
Чиж на губе!
Ездили всем домом
К зябликам знакомым
Сорок четыре
Веселых чижа:
Чиж на трамвае,
Чиж на моторе,
Чиж на телеге,
Чиж на возу,
Чиж в таратайке,
Чиж на запятках,
Чиж на оглобле,
Чиж на дуге!
Спать захотели,
Стелят постели,
Сорок четыре
Веселых чижа:
Чиж на кровати,
Чиж на диване,
Чиж на корзине,
Чиж на скамье,
Чиж на коробке,
Чиж на катушке,
Чиж на бумажке,
Чиж на полу.
Лежа в постели,
Дружно свистели
Сорок четыре
Веселых чижа:
Чиж - трити-тити,
Чиж - тирли-тирли,
Чиж - дили-дили,
Чиж - ти-ти-ти,
Чиж - тики-тики,
Чиж - тики-рики,
Чиж - тюти-люти,
Чиж - тю-тю-тю!


 

Ю.Коринец

Лапки

Как у старой бабки
Жили-были лапки.
Встанет бабка утром рано,
Выйдет в погреб за сметаной -
Лапки вслед за ней бегут.
Всюду бабку стерегут.
Сядет бабушка вязать -
Лапки рядом с ней опять:
Схватят бабушкин клубок
И закатят в уголок...
Надоели бабке
Озорные лапки!
Видит бабка - у ворот
Умывают лапки рот.

 

Стала бабка ждать гостей,
Суп сварила из костей.
Ждет гостей, а их все нет.
Стынет бабушкин обед.
Глядь, а лапки из кастрюли
Кость большую утянули.
Вот тебе и лапки!
Нет покоя бабке.
Отчего ж тогда стара
Их не гонит со двора?
Оттого, что ночью лапки
Верно служат старой бабке.
Если лапки ночью вскочат,
Когти острые поточат,
По полу пройдутся -
Все мыши разбегутся!
Нет мышей у бабки.
Вот какие лапки!


 

И.Токмакова

Дождик

Дождик, дождик капелька
Золотая сабелька
Лужи резал, лужи резал
Резал, резал, не разрезал
И устал, и перестал!
Дождик, дождик нужно нам
Расходится по домам!


О.Бедарев

Кто чей?

— Чей ты, чей, лесной ручей?
— Ничей!
— Но откуда ж ты, ручей?
— Из ключей!
— Ну, а чьи же ключи?
— Ничьи!
— Чья березка у ручья?
— Ничья!
— А ты, девочка-лапушка?
— Я мамина, папина и бабушкина!

 

Г.Бойко

перевод с украинскогоЗ.Алексадровой

Зайчик

Длинноухий озорник
В огород ходить привык.
Он по грядкам прыгать стал,
Всю капусту потоптал, мы за ним –
Он скок-поскок
С огорода – наутек!


Г.Ладонщиков

Встреча

Шел лесничий из сторожки
По глухой лесной дорожке.
А навстречу заинька,
Серенький, маленький.
– Ты куда бежишь, косой?
– Я бегу к себе домой.
– Покажи мне, где твой дом.
– Под развесистым кустом!
Видишь вроде этого...
Зайка прыг - и нет его.

 

П.Воронько

перевод С.Маршак

Испугались зайца

Мы ходили по грибы,
Зайца испугались.
Схоронились за дубы,
Растеряли все грибы.
А потом смеялись –
Зайца испугались!


А.Пришелец

Роща золотая

Осень –
Роща золотая!
Золотая, синяя,
А над рощей пролетает
Стая журавлиная.

Высоко под облаками
Гуси откликаются,
С дальним озером, с полями
До весны прощаются.

 

Все дорожки
Заметает,
Тропки над полянами

Осень -
Роща золотая
Листьями багряными.


С.Есенин

Нивы сжаты...

Нивы сжаты, рощи голы,
От воды туман и сырость.
Колесом за сини горы
Солнце тихое скатилось.
Дремлет взрытая дорога.
Ей сегодня примечталось,
Что совсем-совсем немного
Ждать зимы седой осталось.
Ах, и сам я в чаще звонкой
Увидал вчера в тумане:
Рыжий месяц жеребенком
Запрягался в наши сани.


 

З.Александрова

Лесная дорожка

Дорожка лесная
Петляет возле пней.
Мы сами не знаем,
Куда придём по ней.

Дорожка не скажет,
И лес нам не знаком.
Под горкой овражек
С поющим ручейком.

Зарос он цветами,
Вода в ручье темна,
Дрожат под ногами
Два узеньких бревна.

Хоть страшно немножко,
Но мы идём вперёд.
За это дорожка
Гостинцы раздаёт.

В зелёных кармашках
Полным - полно добра:
Орехи - двойняшки
Прохожих ждут с утра.

А вниз погляди - ка,-
С дорожки в лес маня,
Краснеет брусника,
Серёжками звеня.

Дорожка, ты где же,
Куда свернула ты?
Становятся реже
Ольховые кусты.

И мы уже знаем, -
За ними край села.
Дорожка лесная
Нас к дому привела.

 

З.Александрова

Анютины глазки

У нас в палисаднике
Возле терраски
Растут
Голубые анютины глазки.
Анютины глазки,
Анютины глазки,
Они распускаются быстро,
Как в сказке.

Чуть робкое солнце
Погреет в апреле,-
Анютины глазки
Уже засинели.

На волю
Они пробиваются смело,
Зимою под снегом
Им спать надоело.

Высоким цветам
Уступая дорогу,
Всё лето
"Анютки" растут понемногу.

А только зажгутся
Осенние краски,
Нас радуют снова
Анютины глазки.

Стоят
Синеглазой весёлой толпою,
Пока не засыплет их
Снежной крупою.

Анютины глазки,
Анютины глазки
Весною распустятся
Снова, как в сказке.


 

Е.Благинина

Улетают, улетели

Скоро белые метели
Снег поднимут от земли.
Улетают, улетели,
Улетели журавли.

Не слыхать кукушки в роще,
И скворечник опустел.
Аист крыльями полощет –
Улетает, улетел!

Лист качается узорный
В синей луже на воде.
Ходит грач с грачихой черной
В огороде по гряде.

Осыпаясь, пожелтели
Солнца редкие лучи.
Улетают, улетели,
Улетели и грачи.

 

М.Шпак

Журавлики - журавли

Журавлики-журавли
Оторвались от земли,
Крылья к небу вскинули,
Милый край покинули.
Закурлыкали вдали
Журавлики-журавли.


С.Маршак

Ноябрь

День Седьмого ноября –
Красный день календаря.
Погляди в свое окно:
Все на улице красно!
Вьются флаги у ворот,
Пламенем пылая.
Видишь, музыка идет
Там, где шли трамваи.
Весь народ - и млад и стар –
Празднует свободу.
И летит мой красный шар
Прямо к небосводу!

 

О. Высотская

Праздник октября

Пролетайте мимо, тучи,
Вы нам не нужны,
Ведь сегодня самый лучший
День для всей страны!
Не шуми, осенний ветер,
Что ты дуешь зря, –
Пусть услышат все на свете
Песню Октября!
Если солнышко над нами –
Солнцу каждый рад!
Хорошо идти с флажками
На большой парад!


 

Я.Аким

Осень

Дождь, дождь
Целый день
Барабанит в стекла.
Вся земля,
Вся земля
От воды размокла.
Воет, воет
За окном
Недовольный ветер.
Хочет двери он сорвать
Со скрипучих петель.
Ветер, ветер, не стучи
В запертые сени;
Пусть горят у нас в печи
Жаркие поленья.
Руки тянутся к теплу,
Стекла запотели.
На стене
И на полу
Заплясали тени.
Собирайтесь у меня
Слушать сказку
У огня!

 

Я.Аким

Первый снег

Утром кот
Принёс на лапах
Первый снег!
Первый снег!
Он имеет
Вкус и запах,
Первый снег!
Первый снег!
Он кружится,
Лёгкий,
Новый,
У ребят над головой,
Он успел
Платок пуховый
Расстелить
На мостовой,
Он белеет
Вдоль забора,
Прикорнул на фонаре -

 

Значит, скоро,
Очень скоро
Полетят салазки
С горок,
Значит, можно будет
Снова
Строить крепость
Во дворе!



Ф.Петров

перевод с украинского Т.Волгиной

Калинушка

Лес осенний засыпает,
Гол и пуст,
А калина не снимает
Красных бус.
Степь под снегом холодеет,
Вся бела.
А калина ярко рдеет
Вкруг села.
Вся бела.
А калина ярко рдеет
Вкруг села.

 



Н.Артюхова

Белый дед

Дед мороз проспал в постели,
Встал, сосульками звеня -
Где вы, вьюги и метели?
Что ж не будите меня?
Не порядок на дворе:
Грязь и лужи в декабре!
И от дедушки в испуге
На поля умчались вьюги,
И метели зазвенели,
Застонали, заскрипели,
Все царапины земли
Белым снегом замели!
Рано утром вышел дед,
В шубу новую одет,

 

Захотел проверить сам
По лугам и по лесам,
Все ли ждут в наряде новом?
Все ль его встречать готовы.
- Да, - ответили метели,
- Даже зайцы побелели!
Ни пылинки на полях,
Ни листочка на ветвях,
Только елочка одна
Да пушистая сосна
Подчиняться не хотят
И зелеными стоят.



В.Берестов

Снегопад

День настал.
И вдруг стемнело.
Свет зажгли.
Глядим в окно.
Снег ложится белый-белый.
Отчего же так темно?


 



Е.Благинина

Захрустела льдинка

Захрустела льдинка,
А под ней вода.
Падает снежинка -
Легкая звезда,
А за ней вторая,
Третья - без конца...
Не видать сарая,
Не видать крыльца!
Ой, как насорила
Белая пурга!
Замело перила,
Занесло стога.

 

Серова

Новогоднее

Наступает Новый год.
Что он людям принесёт?
У каждого, кто трудится,
Кто честен, добр и смел,
Пускай желанье сбудется,
Чего б он ни хотел.
Строитель хочет строить дом
На радость новосёлам,
Чтоб каждый становился в нём
Счастливым и весёлым.
О чём мечтает садовод?
В его мечтах весь мир цветёт.
И люди, глядя на цветы,
Становятся добрей.
Пусть эти славные мечты
Исполнятся скорей.


 

И.Токмакова

Голуби

Голуби, голуби,
Раз, два, три,
Прилетели голуби,
Сизари.
Сели и нахохлились
У дверей.
Кто накормит крошками
Сизарей?


С.Маршак

Снег

Сыплет, сыплет снег охапками
На поля зима.
До бровей накрылись шапками
Во дворах дома.
Ночью вьюга куролесила,
Снег стучал в стекло,
А сейчас – гляди, как весело
И белым-бело!

 

С.Маршак

Декабрь

В декабре, в декабре
Все деревья в серебре.
Нашу речку, словно в сказке,
За ночь вымостил мороз,
Обновил коньки, салазки,
Елку из лесу привез.
Елка плакала сначала
От домашнего тепла,
Утром плакать .перестала,
Задышала, ожила.
Чуть дрожат ее иголки,
На ветвях огни зажглись.
Как по лесенке, по елке
Огоньки взбегают ввысь.

Блещут золотом хлопушки.
Серебром звезду зажег
Добежавший до верхушки
Самый смелый огонек.

 

С.Есенин

Заметает пурга

Заметает пурга ‎
Белый путь,
Хочет в мягких снегах ‎
Потонуть.
Ветер резвый уснул ‎
На пути;
Ни проехать в лесу, ‎
Ни пройти.
Забежала коляда ‎
На село,
В руки белые взяла ‎
Помело.
Гей вы, нелюди-люди, ‎
Народ,
Выходите с дороги ‎

 

Вперед!
Испугалась пурга ‎
На снегах,
Побежала скорей ‎
На луга.
Ветер тоже спросонок ‎
Вскочил
Да и шапку с кудрей ‎
Уронил.
Утром ворон к березоньке
‎Стук…
И повесил ту шапку ‎
На сук.



И.Токмакова

Под новый год

Ходят ёлки по одной,
Ходят парами,
Тротуаром, мостовой
И бульварами.
Скоро, скоро
Новый год!
Вся с иголочки
К вам придёт и к нам придёт
Гостья – ёлочка!

 

Е.Трутнева

Ёлка

Вырастала елка
В лесу на горе,
У нее иголки
Зимой в серебре.
Жил под елкой зайка
С зайчихой своей,
Прилетала стайка
Чечеток с полей.
Приходили к елке
И волки зимой...
Увезли мы елку
Из леса домой.
Нарядили елку
В новый наряд,
На густых иголках
Блестки горят.
Началось веселье,
Песни да пляс!
Хорошо ли, елка,
Тебе у нас?


 

З.Александрова

Дед Мороз

Шел по лесу дед Мороз
Мимо кленов и берез,
Мимо просек, мимо пней,
Шел по лесу восемь дней.
Он по бору проходил -
Ёлки в бусы нарядил.
В эту ночь под Новый Год
Он ребятам их снесет.
На полянках тишина,
Светит желтая луна.
Все деревья в серебре,
Зайцы пляшут на горе,
На пруду сверкает лед,
Наступает Новый Год!
И заходит дед Мороз
В каждый город и колхоз.
Он стучится к нам в окно,
А у нас уже темно.
Мальчик лёг в свою кровать,
Так не хочется вставать!
- Кто там? Я уже раздет.
Нашей мамы дома нет.
- Отопри, я Дед Мороз,
Я коня тебе принёс
И винтовку на ремне,
Отопри скорее мне...
Так заходит Дед Мороз
В каждый город и колхоз.
В эту ночь под Новый год
Всем подарки он несёт.

М.Клокова

Дед Мороз

Ночью в поле снег летучий,
Тишина.
В тёмном небе, в мягкой туче
Спит луна.
Тихо в поле. Тёмный, тёмный
Смотрит лес.
Дед Мороз, старик огромный,
С ёлки слез.
Весь он белый, весь в обновах,
Весь в звездах,
В белой шапке и в пуховых Сапогах.
Вся в серебряных сосульках
Борода.
У него во рту свистулька
Изо льда.
Вышел в поле синеглазый
Дед Мороз.
Стал он сразу
Выше ёлок и берез.
Потянулся,
Сразу до неба достал.
Улыбнулся
И луну поцеловал.
Зашагал он в снеговую
Темноту.
Ледяную
Держит дудочку во рту,
И свистит себе холодным ветерком.
В поле тихо.
Белый снег лежит кругом.



 

А.Барто

Ёлка

Дело было в январе,
Стояла ёлка на горе,
А возле этой ёлки
Бродили злые волки.
Вот как-то раз,
Ночной порой,
Когда в лесу так тихо,
Встречают волка под горой
Зайчата и зайчиха.
Кому охота в Новый год
Попасться в лапы волку!
Зайчата бросились вперед
И прыгнули на ёлку.
Они прижали ушки,
Повисли, как игрушки.
Десять маленьких зайчат
Висят на ёлке и молчат.
Обманули волка.
Дело было в январе,—
Подумал он, что на горе
Украшенная ёлка.


 

С.Маршак

Январь

Двенадцать месяцев

Не трещите, морозы,
В заповедном бору,
У сосны, у березы
Не грызите кору!
Полно вам воронье
Замораживать,
Человечье жилье
Выхолаживать!


С.Маршак

Вьюга

Вьюга белая - пурга,
Взбей летучие снега.
Ты курись,
Ты дымись,
Пухом на землю вались,
Кутай землю пеленой,
Перед лесом стань стеной.
Вот ключ,
Вот замок,
Чтоб никто пройти не мог!

 



И.Шутько

Воробей

Замер у окна Сергейка
И глядит не наглядится,
Как забавно воробейка
На морозе веселится.
Серых перышек комок
Под окошком прыг да скок!
Хоть совсем и невелик,
Через стены слышен крик.
— Чик-чирик! Чик-чирик!
Невдомек одно Сергейке,
Что бедняге воробейке
Некуда зимою деться,—
Он и скачет, чтоб согреться.

 



Э.Мошковская

Дым из труб

Дым из труб,
Пар из губ.
Под ногами
Хруп-хруп,
Под ногами
Звинь - звинь,
А над нами
Синь - синь,
А над нами –
Страна
Голубого цвета.
Под ногами
Зима,
А над нами –
Лето.

 

В.Берестов

Песенка весенних минут

Что ни сутки,
По минутке
День длинней
Короче ночь.
Потихоньку,
Полегоньку
Прогоняем зиму
Прочь!


А.Прокофьев

Ранней весной

Гули-гули голуби
Сели возле проруби.
Ворковали: «Гуль-гуль…»
Речка пела: «Буль-буль…»
Таял снег в лугах, в полях,
Голубели ночки,
На прибрежных тополях
Набухали почки,
У весенней проруби
Голубели голуби.


 

А.Прокофьев

Веснянка

Ясна-красна
Пришла весна:
С золоченым гребнем,
С изумрудным стеблем,
С полною водою,
С первой бороздою,
С голубою далью,
С Иваном-да-Марьей!

Весна пришла,
Войной пошла
На всё в зимнем:
На льды - ливнем,
На снег - теплом,
На всю зиму - помелом!
В. Ладыжец
перевод с украинского П.Сынгаевского
Веснянка

С теплым ветром, травушка,
Подружись,
Золотому солнышку
Поклонись,
Чтобы цвела яблонька
На горе,
Чтоб гулялось весело
Детворе!

Солнечные лучики
Горячи.
Мы поймаем в реченьке
Те лучи.
Их в косички девочки
Заплетут,
Хоровод под яблонькой
Поведут!
С теплым ветром, травушка,
Подружись!
Вместе с нами солнышку
Поклонись!

 

С.Погореловский

Апрельский дождик

- Дождик,
Дождик,
Что ты льёшь,
Погулять нам не даёшь?
- Я водою
Дождевою
Землю мою,
Мою, Мою!
Мою крышу и забор,
Мою улицу и двор,
И калитку умываю,
И деревья и кусты,
Чтобы были
К Первомаю
Все умыты и чисты!

 

З.Александрова

Родина

Если скажут слово - Родина,
Сразу в памяти встаёт
Старый дом, в саду смородина,
Толстый тополь у ворот.
У реки берёзка-скромница
И ромашковый бугор…
А другим, наверно, вспомнится
Свой родной московский двор…
В лужах первые кораблики,
Над скакалкой топот ног
И большой соседней фабрики
Громкий радостный гудок.
Или степь от маков красная,
Золотая целина…
Родина бывает разная,
Но у всех она одна!


 

З.Александрова

Белая черемуха

Расцвела черемуха
Около ручья,
На апрельском солнышке
Ветками шепча.
Легкая как облачко,
Чистая как снег.
Радовался деревцу
Каждый человек.
Приходили девочки
Посидеть под ней,
И могла цвести она
Много-много дней.
— Это чья черемуха?
— Да она ничья,
Белая снегурочка
Около ручья…
Мимо бабка ехала.
Оглядясь вокруг,
Сразу от черемухи
Отломила сук.
Городские школьники
Шли в далекий путь.
Увидав черемуху,
Стали ветки гнуть.

 

Прибежали девочки,
А снегурки нет.
Лишь в пыли валяется
Вянущий букет.
А была черемуха
Чистая как снег.
Радовался деревцу
Каждый человек.


3.Александрова

Май в Москве

Весенней песне подпевай,
Шагай на праздник с нами!
Идем встречать сегодня май
С флажками и цветами.
Деревья до чего ж хитры —
Зазеленели к маю!
Летят воздушные шары…
Куда летят, не знаю.
Ребята песенки поют,
Идут с цветами люди.
Конечно, вечером салют
В Москве сегодня будет.
Весенней песне подпевай,
Шагай на праздник с нами!
Идем встречать сегодня май
С флажками и цветами.

 

З.Александрова

Дождик

К нам на длинной мокрой ножке
Дождик скачет по дорожке.
В лужице – смотри, смотри! -
Он пускает пузыри.
Если лужицы нальются,
Так и хочется разуться,
Побежать и потрясти
В тёплом дождике кусты…
Дождь плясал по огороду,
Поливал на грядки воду,
Тучу - лейку перенёс,
Напоил в полях овёс.
Сохнут вымытые чисто
Лопухов большие листья.
Значит, очень хорошо,
Что сегодня дождик шёл!

 

Я.Аким

Цветные огоньки

В праздники на улицах
В руках у детворы
Горят, переливаются
Воздушные шары.
Разные-разные,
Голубые,
Красные,
Жѐлтые,
Зелѐные
Воздушные шары!
Очень любят шарики
Ребята в эти дни,
У каждого за пуговку
Привязаны они.

Разные-разные,
Голубые,
Красные,
Жѐлтые,
Зелѐные
Воздушные шары!
Вот над нашим городом
Летят они, легки,
Как будто в небе вспыхнули
Цветные огоньки.
Разные-разные,
Голубые,
Красные,
Жѐлтые,
Зелѐные
Цветные огоньки!


С.Есенин

Черёмуха

Черемуха душистая
С весною расцвела
И ветки золотистые,
Что кудри, завила.
Кругом роса медвяная
Сползает по коре,
Под нею зелень пряная
Сияет в серебре.
А рядом, у проталинки,
В траве, между корней,
Бежит, струится маленький
Серебряный ручей.
Черемуха душистая
Развесившись, стоит,

 

А зелень золотистая
На солнышке горит.
Ручей волной гремучею
Все ветки обдает
И вкрадчиво под кручею
Ей песенки поет.


Е.Благинина

Черёмуха

- Черёмуха, черемуха,
Ты что стоишь бела?
- Для праздника весеннего,
Для Мая расцвела.
- А ты, трава-муравушка,
Что стелешься мягка?
- Для праздника весеннего,
Для майского денька.
- А вы, берёзы тонкие,
Что нынче зелены?
- Для праздника, для праздника!
Для Мая! Для весны!

 

И.Токмакова

Осинка

Зябнет осинка,
Дрожит на ветру,
Стынет на солнышке,
Мёрзнет в жару.
Дайте осинке
Пальто и ботинки –
Надо согреться
Бедной осинке.


И.Токмакова

Сосны

Сосны до неба хотят дорасти,
Небо ветвями хотят подмести,
Чтобы в течение года
Ясной стояла погода.

 

И.Токмакова

Пихты

Пихты с виду кажутся
Злючками,
Лапы их покрыты
Колючками,
Да колючки-то незлые у пихты,
Можешь даже погладить их ты.


П.Воронько

перевод с украинского Г.Абрамова

Берёзка

У красы-берёзки
Платье серебрится.
У красы-берёзки
Зелены косицы.
Со двора к берёзке
Выскочили козы.
Стали грызть берёзку,
А берёзка — в слёзы.
Защищать берёзку
Стали мы гурьбою,
Чтоб краса-берёзка
Выросла большою.

 

М.Познанская

Ромашка

На лугу у той дорожки,
Что бежит к нам прямо в дом,
Рос цветок на длинной ножке,
Белый с желтеньким глазком.
Я цветок сорвать хотела,
Поднесла к нему ладонь,
А пчела с цветка слетела
И жужжит, жужжит:
"Не тронь!"


Е.Серова

Ландыш

Родился ландыш в майский день,
И лес его хранит.
Мне кажется: его задень –
Он тихо зазвенит.
И этот звон услышит луг
И птицы, и цветы...
Давай послушаем, а вдруг,
Услышим - я и ты?


 

Е.Серова

Гвоздика

Погляди-ка, погляди-ка,
Что за красный огонек?
Это дикая гвоздика
Жаркий празднует денек.
А когда настанет вечер,
Лепестки свернет цветок:
"До утра! До новой встречи!"
И погаснет огонек.


Е.Серова

Лютик

Звать его нам нечего
Он и так придёт,
Расцветёт доверчиво
Прямо у ворот —
Солнцем налитой
Лютик золотой

 

Е.Серова

Незабудки

Их видимо-невидимо,
Не сосчитаешь их!
И кто их только выдумал
Весёлых, голубых?
Должно быть, оторвали
От неба лоскуток,
Чуть-чуть поколдовали
И сделали цветок.


М.Познанская

Воробушек качаться захотел

Наш воробушек качаться захотел,
В гости к тоненькой былинке прилетел,
Сел на самую вершинку — цинь-цвиринь,
Покачай меня, былиночка, подкинь!..
Колыхается былинка на ветру.
Ой, как солнце ярко светит поутру!
Ой, как весело, когда на свете май!..
Ты воробушка, былинка, покачай!

 




М.Клокова

Галчата

Все галчата черные,
Поднимают ссору,
Быстрые, проворные,
Распушили спинки,
С черными носами,
Скачут по забору
С острыми глазами.
Точно на пружинке.

 



В.Берестов

Чайки

- Чайки, чайки! Где ваш дом?
Чайки, чайки, где ваш дом?
На земле, на волне
Или в синей вышине?
— Ну конечно, на земле!
На земле
Рождаемся!
Ну конечно, на волне!
На волне качаемся!
Ну конечно, в вышине!
В вышине летаем! Край земли,
Волну
И небо
Домом мы считаем!

 

В.Берестов

Сова и синица

У совы у старой
Не глаза, а фары –
Круглые, большие,
Страшные такие.
А у птички у синички,
У синички-невелички,
Глазки, словно бусинки,
Малюсенькие.
Но синичьи глазки
Смотрят без опаски
И на облачко вдали,
И на зёрнышко в пыли.
Днём сова не видит,
Значит, не обидит.
Ночь вошла в свои права,
В путь пускается сова.
Всё глаза огромные
Видят ночью тёмною.
А синица не боится,
Потому что спит синица,
Крепко спит она в гнезде,
Не видать её нигде.


 



С.Маршак

Дождь

По небу голубому
Проехал грохот грома,
И снова все молчит.
А миг спустя мы слышим,
Как весело и быстро
По всем зеленым листьям,
По всем железным крышам,
По цветникам, скамейкам,
По ведрам и по лейкам
Пролетный дождь стучит.

 

Е.Серова

Рожь золотая

Ветерок спросил, пролетая:
— Отчего ты, рожь, золотая?
А в ответ колоски шелестят:
— Золотые руки растят!


А.Бродский

Ветер

Кто в полях шумит пшеницей
И летит крылатой птицей?
Ветер!
Кто играет проводами,
Поднимает пыли клубами?
Ветер!
Кто к земле деревья клонит? Кто волну морскую гонит? Ветер!
Я достал свою тетрадь.
Как же мне нарисовать
Ветер?

 



Э.Мошковская

Гром

Бом! Бом!
Стукнул гром,
Слышен голос грома:
- Бум - бум - бум! Вы - дома?
Можно мы войдём
С дождём?
Мы ответа
Ждём!
Мы стоим уже в дверях!
Отвечайте!
Бах - бабаххх!

 

Я.Аким

Песенка в лесу

Гуляла девочка в лесу
Погожим утром ранним.
Сбивала прутиком росу
На ягодной поляне,

Венки пахучие плела
Да землянику ела...
Гуляла девочка в лесу
И потихоньку пела:

«Свети нам, солнышко, свети!
Легко с тобой живётся.
И даже песенка в пути
Сама собой поётся.

От нас за тучи-облака
Не уходи, не надо -
И лес, и поле, и река
Теплу и солнцу рады.

 

Послушай песенку мою:
Свети с утра до ночи!
А я ещё тебе спою,
Спою, когда захочешь....»

Вертлявый зяблик из гнезда
Головку тотчас свесил.
Кто-кто, а зяблики – куда
Охотники до песен!

Певун дослушал до конца,
Встряхнулся хлопотливо
И залился, и залился
С высоким переливом:

- Эй, слушай все, кто есть в лесу,
Я песню новую несу!
«Свети нам, солнышко, свети,
С тобой встаём мы рано.

Высоко, песенка, взлети
Над лесом, над поляной!
С утра я солнце cтepeгy -
Я петь в потёмках не мoгy».

 

***

Гуляла девочка в лесу
Погожим утром ранним.
Сбивала прутиком росу
На ягодной поляне,

Венки пахучие плела
Да землянику ела...
Гуляла девочка в лесу
И всю дорогу пела.

Глядит, далёко забрела
Да и устала малость.
Пора. И девочка ушла.
А песенка осталась.

Листва и звонкий ручеёк,
Что падает на камень,
Поют по-своему её
С лесными ветерками.

А там и травы и цветы
Услышат отзовутся...
Пришлась бы песня по душе,
А голоса найдутся.


 


И.Токмакова

Поиграем?

На лошадке ехали,
До угла доехали.
Сели на машину,
Налили бензину.
На машине ехали,
До реки доехали.
Трр! Стоп! Разворот.
На реке - пароход.
Пароходом ехали,
До горы доехали.
Пароход не везёт,
Надо сесть в самолёт
Самолёт летит,
В нём мотор гудит:
У-у-у!

 

В.Берестов

Про машину

Вот девочка Марина.
А вот ее машина.
– На, машина, чашку.
Ешь, машина, кашку.
Вот тебе кроватка,
Спи, машина, сладко.
Я тобою дорожу,
Я тебя не завожу.

Чтобы ты не утомилась,
Чтобы ты не простудилась,
Чтоб не бегала в пыли.
Спи, машина, не шали!

Вдруг машина заболела:
Не пила она, не ела,
На скамейке не сидела,
Не играла, не спала,
Невеселая была.

 

Навестил больную Мишка,
Угостил конфетой «Мишка».
Приходила кукла Катя
В белом чистеньком халате.
Над больною целый час
Не смыкала Катя глаз.

Доктор знает все на свете.
Первоклассный доктор – Петя
(Петя кончил первый класс),
И машину доктор спас.
Доктор выслушал больную,
Грузовую,
Заводную,
Головою покачал
И сказал:
– Почему болеет кузов?
Он не может жить без грузов.
Потому мотор простужен,
Что мотору воздух нужен.
Надоело
Жить без дела –
И машина заболела.
Ей не нужно тишины,
Ей движения нужны.
Как больную нам спасти?
Ключик взять –
И завести!


 

О.Дриз

перевод Р.Сефа

Разноцветный мальчик

Устала наша бабушка,
Присела на порог:
"Куда пропал,
Куда пропал,
Куда пропал внучок?"
Подумала,
Поохала,
Потом тихонько встала,
Пошла
Вокруг да около
Искать внучка сначала.
Пошла спросила
Столяров,
Бетонщиков
И маляров.
Спросила у монтёров,
Вахтёров
И шофёров.
И ей шофёры говорят:
- Минуты три тому назад
Ваш внук
В машине, за рулём,
Сидел с водителем вдвоём,
А где сейчас –
Никто из нас
Сказать не может вам.
Наверное, он побежал
В столярку к столярам.
Пошла бабуся к столярам:
- Ах, будьте так добры –
Куда мой внук
Мог деться вдруг –
Скажите, столяры?
А плотники
И столяры,
Поставив в угол топоры
И сбросив стружку
Под верстак,
Старушке
Отвечают так:
- Минуты три тому назад
Вы здесь нашли бы внучка.
У вас растёт чудесный внук
Совсем не белоручка.
Малыш рубанки подавал
И даже гвозди забивал.
Силёнок не жалея,
Принёс две банки клея.
А где сейчас –
Никто из нас
Сказать не может вам,
Попробуйте ещё зайти
Напротив - к малярам.
Пошла бабуся к малярам,
А маляры в ответ: -
У вас растёт прекрасный внук,
Не белоручка, нет.
Он подносил олифу нам
Не покладая рук...
Минуточку,
Да вот он сам.
Не этот ли ваш внук?
А бабушка
Растеряна: -
Я видела не мало,
Но разноцветных мальчиков
Нигде я не встречала.
Замазку,
Клей,
Белила
Отмыть
Не хватит
Мыла.
На курточке засохла
Пятном яичным охра,
И прямо на макушке
Торчат
Смешные стружки.


 

З.Александрова

Пролетает лётчик над Москвой

Пролетает лётчик над Москвой
На своей машине скоростной.
Поднялся с земли, качнул крылом —
И уже далёк аэродром.
Праздник начался в Москве давно,
Лётчик на парад ведёт звено.
Пионером десять лет назад
Со звеном шагал он на парад.
И глядели ребятишки ввысь —
Корабли воздушные неслись,
Пролетали строем боевым...
Как тогда завидовал он им!
Кунцевский вихрастый паренёк,
Как мечтал он сесть на «ястребок»!
А теперь не в сказке — наяву
Видит он внизу свою Москву.
Рядом проплывают облака,
Змейкою бежит Москва-река,
Башенки и звёзды под крылом —
Лётчик пролетает над Кремлём.
Хорошо расти в своей стране,
Хорошо идти в своём звене,
Мчаться на машине скоростной
Над октябрьской, праздничной
Москвой!

 

О.Дриз

перевод Р.Сефа

Пекарь

- Пекарь,
Пекарь,
Для чего ты
Из баранок
Сделал счеты?
- Подсчитать
Хочу точней,
Хватит ли в Москве дрожжей,
И прикинуть,
Сколько надо
Рафинада
Взять со склада,
Сколько масла
И муки
Привезут грузовики.
Торт я нынче испеку,
Всем рабочим –
По куску,
Всем,
Кто строил новый дом –
Дом,
В котором мы живем.

 

О.Дриз

перевод Т.Спендиаровой

Своя погода

Сыро, хмуро за окном,
Дождик моросит,
Низко небо серое
Над крышами висит.
А в доме - чистота, уют,
У нас своя погода тут.
Улыбнется мама
Ясно и тепло –
Вот уж вам
И солнышко
В комнате
Взошло!

 

С.Михалков

Трезор

На дверях висел
Замок.
Взаперти сидел
Щенок.
Все ушли
И одного
В доме
Заперли его.
Мы оставили
Трезора
Без присмотра,
Без надзора,
И поэтому щенок
Перепортил все, что мог.
Разорвал на кукле платье,
Зайцу выдрал шерсти клок,
В коридор из-под кровати
Наши туфли уволок.
Под кровать загнал кота –
Кот остался без хвоста.
Отыскал на кухне угол –
С головой забрался в уголь,
Вылез черный - не узнать.
Влез в кувшин –
Перевернулся,
Чуть совсем не захлебнулся
И улегся на кровать
Спать...
Мы щенка в воде и мыле
Два часа мочалкой мыли.
Ни за что теперь его
Не оставим одного!


 

С.Михалков

Песенка друзей

Мы едем, едем, едем
В далёкие края,
Хорошие соседи,
Счастливые друзья.
Нам весело живётся,
Мы песенку поём,
И в песенке поётся
О том, как мы живём.

Красота! Красота!
Мы везём с собой кота,
Чижика, собаку,
Петьку-забияку,
Обезьяну, попугая —
Вот компания какая!
Когда живётся дружно,
Что может лучше быть!
И ссориться не нужно,
И можно всех любить.

 

Ты в дальнюю дорогу
Бери с собой друзей:
Они тебе помогут,
И с ними веселей.

Красота! Красота!
Мы везём с собой кота,
Чижика, собаку,
Петьку-забияку,
Обезьяну, попугая —
Вот компания какая!

  Мы ехали, мы пели
И с песенкой смешной
Все вместе, как сумели,
Приехали домой.
Нам солнышко светило,
Нас ветер обвевал,
В пути не скучно было,
И каждый напевал:

Красота! Красота!
Мы везём с собой кота,
Чижика, собаку,
Петьку-забияку,
Обезьяну, попугая —
Вот компания какая!


 

В.Маяковский

Что такое хорошо и что такое плохо?

 

Крошка сын
К отцу пришел, и спросила кроха:
- Что такое  хорошо
И что такое  плохо?

- У меня секретов нет,-
Слушайте, детишки,- папы этого
Ответ помещаю в книжке.

- Если ветер крыши рвет,
Если град загрохал,-
Каждый знает –
Это вот для прогулок
Плохо.

Дождь покапал и прошел.
Солнце в целом свете.
Это – очень хорошо
И большим и детям.

Если сын чернее ночи,
Грязь лежит на рожице,-
Ясно, это плохо очень
Для ребячьей кожицы.


Если мальчик любит мыло
И зубной порошок,
Этот мальчик
Очень милый, поступает хорошо.


Если бьет дрянной драчун
Слабого мальчишку,
Я такого не хочу даже
Вставить в книжку.

Этот вот кричит:
- Не трожь тех,
Кто меньше ростом!-
Этот мальчик
Так хорош,
Загляденье просто!

Если ты порвал подряд
Книжицу и мячик,
Октябрята говорят:
Плоховатый мальчик.

Если мальчик любит труд,
Тычет в книжку пальчик,
Про такого пишут тут:
Он   хороший мальчик.

От вороны карапуз
Убежал, заохав.
Мальчик этот просто трус.
Это очень плохо.


Этот, хоть и сам с вершок,
Спорит с грозной птицей.
Храбрый мальчик, хорошо,
В жизни пригодится.



Этот в грязь полез и рад,
Что грязна рубаха.
Про такого говорят:
Он плохой, неряха.
  Этот чистит валенки,
Моет сам галоши.
Он хотя и маленький,
Но вполне хороший.


Помни это каждый сын.
Знай любой ребенок:
Вырастет из сына cвин,
Если сын – свиненок.
  Мальчик радостный пошел,
И решила кроха:
"Буду делать хорошо, и не буду - плохо".


 

З.Александрова

Стихи про маленькую Таню

Букет

Побежала Таня за цветами,
Свой букет она подарит маме.
Вот ромашка с золотым сердечком,
У нее высокий стебелек.

Рядом с нею синий, будто речка,
Солнышком нагретый василек.
Колокольчик в шапочке лиловой
Весело кивает головой.

Одуванчик, улететь готовый,
Шепчется с гвоздичкой полевой...
Всех цветов не сосчитать в букете!
Жарко в поле, солнце ярко светит.

Девочки зовут купаться Таню, -
Ей на речку хочется самой.
Но ромашка с васильками вянет,
Надо их скорей нести домой.

Надо ей бежать без остановки –
Солнышко пригрело горячо,
И ромашки светлые головки
Положили Тане на плечо...

Добежала до дому Танюшка,
Бабочка за ней влетела вслед.
И теперь стоит в зеленой кружке
Первый Таней собранный букет.

 

Таня пропала

Потерялась наша Таня,
Где ее искать мы станем?
- Котик, черные чулочки,
Ты не видел нашей дочки?
- Мяу, не видал я Тани,
Я мышей ловил в чулане.
-Эй, воробышек на ветке,
Не видал ли нашей детки?
- Чик - чирик, я был в лесочке,
Там не видел вашей дочки.
- Козлик, остренькие рожки,
Ты не видел нашей крошки?
- Ме - е! Я прыгал на поляне,
Там не видел вашей Тани.
Хрюшка, розовые ушки,
Ты не видела Танюшки?
- Хрю! Спала я в холодочке,
Не видала вашей дочки.

 

- Песик, беленькое брюшко,
Ты не знаешь, где Танюшка?
- Гав! Сейчас доем я кашу
И найду Танюшку вашу.
Вот следы пропавшей дочки
На дорожке, на песочке,
Вот она стоит и плачет,
Не найдет калитку дачи.
Песик рад, и Таня рада,
Но гулять одной не надо!
А уйдешь без спросу, Таня,
Мы тебя искать не станем!

 

Храбрая Таня

Занавешено окно,
Начинается кино.
Вот на белой простыне,
Маленьком экране,
Мчится всадник на коне,
Мчится прямо к Тане.

Сам отъехал Танин стул,
И поджались ноги...
Хорошо, что конь свернул
По другой дороге.

Черный пес несется вслед,
На волчка похожий...
Зрителям немного лет,
Таня всех моложе.
Таня первый раз в кино.
Говорили: "Рано!"
На нее уже давно
Пес глядит с экрана.

Хорошо, что удалось
Сесть поближе к маме,

 

- Очень страшный этот пес
С длинными зубами.

Он увидел под кустом
Серого зайчонка,
Замахал большим хвостом
И залаял звонко.

Схватит зайчика - и съест!
Вот сейчас достанет...
И тогда в дремучий лес,
Злому псу наперерез,
Побежала Таня.

Кулачком собаку бьёт
На экране смятом
И картину не дает
Досмотреть ребятам.
Зажигает мама свет,
Чтобы кончить драку.
Говорит:
- Собаки нет,
Выгнали собаку!
Ты храбрее всех ребят,
Молодец, Татьяна! –
Так пускай не говорят,
Что в кино ей рано.

 

Таня и Волчок

Познакомьтесь с нашей Таней –
Ей пошел четвертый год.
Таня рано утром встанет,
И гулять она пойдёт.
Вместе с Димой, старшим братом,
Таня выйдет за порог.
Побежит с хозяйкой рядом
Серый маленький щенок.
- Здравствуй, Таня!
Таня, здравствуй! –
Ребятишки ей кричат.
И Волчок, щенок ушастый,
Повидаться с ними рад.
Варю, Танину подружку,
Он лизнул в озябший нос,
На большую кошку Вьюшку
Зарычал, как взрослый пес.
На чужих он звонко лает,
Если видит в первый раз.
Он хозяйку охраняет,
Обижать её не даст!


 

"Шарик"

На веревочке у Вари
Красный шарик с петушком.
Ой какой красивый шарик!
Все мечтают о таком.
Но поднялся ветер вдруг -
Шарик выхватил из рук!
Улетает красный шарик
Высоко под облака.
Чуть не плачет наша Варя:
Очень жаль ей петушка.
Подошла к подружке Таня,
Стала Варю утешать:
- Шарик твой мы не достанем,
Так давай с моим играть!
Зайчик беленький на нём,
Будем с ним играть вдвоём!

 

"Гули - гули"

- Гули - гули - гули - гули…
Таня кормит голубей.
Стаи легкие вспорхнули
И летят навстречу ей.
- Гули - гули - гули - гули… -
Таня сыплет им пшено.
Вьюшка вертится на стуле,
Просит выпустить в окно.
Вот окошко распахнули,
Вышла кошка на карниз.
Гули - гули - гули - гули
В небо синее взвились.
Гули - гули - гули - гули
Кошку ловко обманули!

 

"У нас в квартире"

На лестнице нашей
Детишек не счесть:
Есть Миша и Саша,
И Машенька есть.
И в нашей квартире
Ребята растут.
Кроватки четыре –
Их четверо тут.
Наташа постарше
И в школу пошла,
А Танечка наша
Мала и кругла.
На толстеньких ножках
Топочет она
То с куклой, то с кошкой,
То просто одна.

 

З.Александрова

Майский праздник

На деревьях к маю распустились почки,
Мама красный бантик завязала дочке.
По Москве весенней улицей зелёной
Все несут на площадь красные знамёна.
Ребятишки в школу не пошли учиться
И поют сегодня, как весною птицы.
А Танюшка смотрит, как на праздник мая
"Ястребки" несутся серебристой стаей.
В светлом небе быстро самолеты мчатся,
Но который папин - трудно догадаться.
Таня помахала из окна платочком –
Папа сам увидит маленькую дочку.

 

С.Капутикян

перевод Ю.Коринца

Я выросла большая

Я выросла большая!
Кто скажет, что мала?
Я достаю до края
Огромного стола.
Могу я, как большие,
Работать за столом.
Карандаши цветные
Возьму я и альбом.
И кукол и посуду
Я спрячу под кровать.
И плакать я не буду —
Я буду рисовать!


 

С.Маршак

Багаж


Дама сдавала в багаж:
Диван,
Чемодан,
Саквояж,
Картину,
Корзину,
Картонку
И маленькую собачонку.

Выдали даме на станции
Четыре зелёных квитанции
О том, что получен багаж:
Диван,
Чемодан,
Саквояж,
Картина,
Корзина,
Картонка
И маленькая собачонка.

Вещи везут на перрон.
Кидают в открытый вагон.
Готово. Уложен багаж:
Диван,
Чемодан,
Саквояж,
Картина,
Корзина,
Картонка
И маленькая собачонка.

Но только раздался звонок,
Удрал из вагона щенок.
Хватились на станции Дно:
Потеряно место одно.
В испуге считают багаж:
Диван,
Чемодан,
Саквояж,
Картина,
Корзина,
Картонка...
- Товарищи! Где собачонка?

Вдруг видят: стоит у колёс
Огромный взъерошенный пёс.
Поймали его - и в багаж,
Туда, где лежал саквояж,
Картина,
Корзина,
Картонка,
Где прежде была собачонка.

Приехали в город Житомир.
Носильщик пятнадцатый номер
Везёт на тележке багаж:
Диван,
Чемодан,
Саквояж,
Картину,
Корзину,
Картонку,
А сзади ведут собачонку.

Собака-то как зарычит.
А барыня как закричит:
- Разбойники! Воры! Уроды!
Собака - не той породы!

Швырнула она чемодан,
Ногой отпихнула диван,
Картину,
Корзину,
Картонку...
- Отдайте мою собачонку!
- Позвольте, мамаша на станции,
Согласно багажной квитанции,
От вас получили багаж:
Диван,
Чемодан,
Саквояж,
Картину,
Корзину,
Картонку
И маленькую собачонку.

Однако
За время пути
Собака
Могла подрасти!


 

С.Маршак

Усатый-полосатый

Жила-была девочка. Как ее звали?
Кто звал,
Тот и знал.
А вы не знаете!
Сколько ей было лет?
Сколько зим,
Столько лет, -
Сорока еще нет.
А всего четыре года.
И был у нее... Кто у нее был?
Серый,
Усатый,
Весь полосатый.
Кто это такой? Котенок.
Стала девочка котенка спать укладывать.
- Вот тебе под спинку
Мягкую перинку.
Сверху на перинку
Чистую простынку.
Вот тебе под ушки
Белые подушки.
Одеяльце на пуху

И платочек наверху.
Уложила котенка, а сама пошла ужинать.
Приходит назад, - что такое?
Хвостик - на подушке,
На простынке - ушки.
Разве так спят?
Перевернула она котенка, уложила, как надо:
Под спинку -
Перинку.
На перинку -
Простынку.
Под ушки -
Подушки.
А сама пошла ужинать. Приходит опять, - что такое?

Ни перинки,
Ни простынки,
Ни подушки
Не видать,
А усатый,
Полосатый
Перебрался
Под кровать.
Разве так спят? Вот какой глупый котенок!
Захотела девочка котенка выкупать.
Принесла
Кусочек
Мыла,
И мочалку
Раздобыла,
И водицы
Из котла
В чайной
Чашке
Принесла.
Не хотел котенок мыться -
Опрокинул он корытце
И в углу за сундуком
Моет лапку языком.
Вот какой глупый котенок!
Стала девочка учить котенка говорить:
- Котик, скажи: мя-чик.
А он говорит: мяу!
- Скажи: ло-шадь.
А он говорит: мяу!
- Скажи: э-лек-три-че-ство.
А он говорит: мяу-мяу!
Все "мяу" да "мяу"! Вот какой глупый котенок!

 

Стала девочка котенка кормить.
Принесла овсяной кашки -
Отвернулся он от чашки.
Принесла ему редиски -
Отвернулся он от миски.
Принесла кусочек сала.
Говорит котенок: - Мало!
Вот какой глупый котенок!

Не было в доме мышей, а было много карандашей.
Лежали они на столе у папы и попали котенку в лапы.
Как помчался он вприпрыжку, карандаш поймал, как мышку,
И давай его катать -
Из-под стула под кровать,
От стола до табурета,
От комода до буфета.
Подтолкнет - и цап-царап!
А потом загнал под шкап.
Ждет на коврике у шкапа,
Притаился, чуть дыша...
Коротка кошачья лапа -
Не достать карандаша!
Вот какой глупый котенок!

Закутала девочка котенка в платок и пошла с ним в сад.
Люди спрашивают: - Кто это у вас?
А девочка говорит: - Это моя дочка.
Люди спрашивают: - Почему у вашей дочки серые щечки?
А девочка говорит: - Она давно не мылась.
Люди спрашивают: - Почему у нее мохнатые лапы, а усы, как у папы?
Девочка говорит: - Она давно не брилась.
А котенок как выскочит, как побежит, - все и увидели, что это котенок - усатый, полосатый.
Вот какой глупый котенок!
А потом,
А потом
Стал он умным котом,
А девочка тоже выросла, стала еще умнее и учится в первом классе сто двадцать пятой школы.


 

С.Маршак

Пожар

На площади базарной,
На каланче пожарной
Круглые сутки
Дозорный у будки
Поглядывал вокруг –
На север,
На юг,
На запад,
На восток,-
Не виден ли дымок.

И если видел он пожар,
Плывущий дым угарный,
Он поднимал сигнальный шар
Над каланчой пожарной.
И два шара, и три шара
Взвивались вверх, бывало.
И вот с пожарного двора
Команда выезжала.

Тревожный звон будил народ,
Дрожала мостовая.
И мчалась с грохотом вперёд
Команда удалая...

Теперь не надо каланчи,-
Звони по телефону
И о пожаре сообщи
Ближайшему району.
Пусть помнит каждый гражданин
Пожарный номер: ноль-один!

В районе есть бетонный дом –
В три этажа и выше –
С большим двором и гаражом
И с вышкою на крыше.
Сменяясь, в верхнем этаже
Пожарные сидят,
А их машины в гараже
Мотором в дверь глядят.
Чуть только - ночью или днём –
Дадут сигнал тревоги,
Лихой отряд борцов с огнём
Несётся по дороге...

Мать на рынок уходила,
Дочке Лене говорила:
- Печку, Леночка, не тронь.
Жжётся, Леночка, огонь!
Только мать сошла с крылечка,
Лена села перед печкой,
В щёлку красную глядит,
А в печи огонь гудит.

Приоткрыла дверцу Лена –
Соскочил огонь с полена,
Перед печкой выжег пол,
Влез по скатерти на стол,
Побежал по стульям с треском,
Вверх пополз по занавескам,
Стены дымом заволок,
Лижет пол и потолок.

Но пожарные узнали,
Где горит, в каком квартале.
Командир сигнал даёт,
И сейчас же - в миг единый –
Вырываются машины
Из распахнутых ворот.

Вдаль несутся с гулким звоном.
Им в пути помехи нет.
И сменяется зелёным
Перед ними красный свет.
В ноль минут автомобили
До пожара докатили,
Стали строем у ворот,
Подключили шланг упругий,
И, раздувшись от натуги,
Он забил, как пулемёт.

Заклубился дым угарный.
Гарью комната полна.
На руках Кузьма-пожарный
Вынес Лену из окна.

Он, Кузьма,- пожарный старый.
Двадцать лет тушил пожары,
Сорок душ от смерти спас,
Бился с пламенем не раз.

Ничего он не боится,
Надевает рукавицы,
Смело лезет по стене.
Каска светится в огне.

Вдруг на крыше из-под балки
Чей-то крик раздался жалкий,
И огню наперерез
На чердак Кузьма полез.
Сунул голову в окошко,
Поглядел...- Да это кошка!
Пропадёшь ты здесь в огне.
Полезай в карман ко мне!..

Широко бушует пламя...
Разметавшись языками,
Лижет ближние дома.
Отбивается Кузьма.

Ищет в пламени дорогу,
Кличет младших на подмогу,
И спешит к нему на зов
Трое рослых молодцов.

  Топорами балки рушат,
Из брандспойтов пламя тушат.
Чёрным облаком густым
Вслед за ними вьётся дым.
Пламя ёжится и злится,
Убегает, как лисица.
А струя издалека
Гонит зверя с чердака.

Вот уж брёвна почернели...
Злой огонь шипит из щели:
- Пощади меня, Кузьма,
Я не буду жечь дома!

- Замолчи, огонь коварный!
Говорит ему пожарный.
- Покажу тебе Кузьму!
Посажу тебя в тюрьму!
Оставайся только в печке,
В старой лампе и на свечке!

На панели перед домом –
Стол, и стулья, и кровать...
Отправляются к знакомым
Лена с мамой ночевать.

Плачет девочка навзрыд,
А Кузьма ей говорит:
- Не зальёшь огня слезами,
Мы водою тушим пламя.
Будешь жить да поживать.
Только чур - не поджигать!
Вот тебе на память кошка.
Посуши ее немножко!

Дело сделано. Отбой.
И опять по мостовой
Понеслись автомобили,
Затрубили, зазвонили,
Едет лестница, насос.
Вьётся пыль из-под колёс.
Вот Кузьма в помятой каске.
Голова его в повязке.
Лоб в крови, подбитый глаз,-
Да ему не в первый раз.
Поработал он недаром –
Славно справился с пожаром!


 

И.Токмакова

Кукареку

Захотел Петушок
Сочинить стишок,
Написать кукареку
И к нему ещё строку.
Но кукареку потерялось,
Ничего от него не осталось:
Ни ку, ни ка, ни ре…

Увидал он Хрюшку во дворе.
— Хрюшка, — говорит Петушок,-
Я хотел сочинить стишок:
Написать кукареку
И к нему ещё строку.
Но кукареку потерялось.
Ты не знаешь, куда оно девалось?
Хрюшка головой покачала:
— Нет, кукареку я не встречала.
Не печалься, тебе я хрю-хрю
Вместо него подарю.
Говорит Петушок:
— Нет, спасибо,
Мне кукареку найти бы.

Собрался Петушок,
Взял дорожный мешок
И пошёл шагать -
Пропажу искать.

Видит — навстречу Кошка,
Кошка идёт, мягконожка.
— Кошка, — говорит Петушок,-
Я хотел сочинить стишок:
Написать кукареку
И к нему ещё строку.
Но кукареку потерялось.
Ты не знаешь, куда оно девалось?
Кошка головой покачала:
— Нет, кукареку я не встречала.
Не грусти, я тебе удружу -
Мяу-мяу тебе одолжу.
Говорит Петушок:
— Нет, спасибо,
Мне кукареку найти бы.

Вздохнул Петушок,
Подтянул ремешок,
До реки дошагал -
Очень устал.

Видит — скачет Лягушка,
Известная всем болтушка.
— Лягушка, — говорит Петушок,-
Я хотел сочинить стишок:
Написать кукареку
И к нему ещё строку.
Но кукареку потерялось.
Ты не знаешь, куда оно девалось?
Лягушка головой покачала:
— Нет, кукареку я не встречала.
Ты возьми себе лучше ква-ква -
Для стихов неплохие слова.
Говорит Петушок: — Нет, спасибо,
Мне кукареку найти бы.

  Грустный Петушок
Срезал посошок,
На закат взглянул,
Домой повернул.
Дома ужин ждёт,
Дома — детки.

Глядь — на крылечке Наседка.
— Муженёк, — кричит, — я так устала,
Всё кукареку твоё искала!
Утащили его цыплята,
Непослушные наши ребята,
Целый день с ним они провозились,
Говорят — кукарекать учились.
Впредь храни ты его аккуратно,
А теперь получай обратно!

Тут Петушок
Сочинил стишок:
Написал — кукареку!
И ещё кукареку!
И третью строку - кукареку!


 

С.Михалков

А что у вас?

Кто на лавочке сидел,
Кто на улицу глядел,
Толя пел,
Борис молчал,
Николай ногой качал.

Дело было вечером,
Делать было нечего.

Галка села на заборе,
Кот забрался на чердак.

Тут сказал ребятам Боря
Просто так:
- А у меня в кармане гвоздь.
А у вас?
- А у нас сегодня гость.
А у вас?

- А у нас сегодня кошка
Родила вчера котят.
Котята выросли немножко,
А есть из блюдца не хотят.

- А у нас на кухне газ.
А у вас?
- А у нас водопровод.
Вот!

- А из нашего окна
Площадь Красная видна.
А из вашего окошка
Только улица немножко.

- Мы гуляли по Неглинной,
Заходили на бульвар,
Нам купили синий-синий,
Презелёный красный шар.

- А у нас огонь погас –
Это раз.
Грузовик привёз дрова –
Это два.
А в-четвёртых, наша мама
Отправляется в полёт,
Потому что наша мама
Называется пилот.

С лесенки ответил Вова:
- Мама - лётчик?
Что ж такого!

Вот у Коли, например,
Мама - милиционер.
А у Толи и у Веры
Обе мамы - инженеры.
А у Лёвы мама - повар.
Мама - лётчик?
Что ж такого!

- Всех важней,- сказала Ната,-
Мама вагоновожатый,
Потому что до Зацепы
Водит мама два прицепа.

И спросила Нина тихо:
- Разве плохо быть портнихой?
Кто трусы ребятам шьёт?
Ну конечно, не пилот.

Лётчик водит самолёты –
Это очень хорошо.
Повар делает компоты –
Это тоже хорошо.

Доктор лечит нас от кори,
Есть учительница в школе.
Мамы разные нужны.
Мамы всякие важны.

Дело было вечером,
Спорить было нечего.


 

С.Михалков

Дядя Стёпа

В доме восемь дробь один
У заставы Ильича
Жил высокий гражданин,
По прозванью Каланча,

По фамилии Степанов
И по имени Степан,
Из районных великанов
Самый главный великан.

Уважали дядю Степу
За такую высоту.
Шел с работы дядя Степа —
Видно было за версту.

Лихо мерили шаги
Две огромные ноги:
Сорок пятого размера
Покупал он сапоги.

Он разыскивал на рынке
Величайшие ботинки,
Он разыскивал штаны
Небывалой ширины.

Купит с горем пополам,
Повернется к зеркалам —
Вся портновская работа
Разъезжается по швам!

  Он через любой забор
С мостовой глядел во двор.
Лай собаки поднимали:
Думали, что лезет вор.

Брал в столовой дядя Степа
Для себя двойной обед.
Спать ложился дядя Степа —
Ноги клал на табурет.

Сидя книги брал со шкапа.
И не раз ему в кино
Говорили: — Сядьте на пол,
Вам, товарищ, все равно!

Но зато на стадион
Проходил бесплатно он:
Пропускали дядю Степу —
Думали, что чемпион.
От ворот и до ворот
Знал в районе весь народ,
Где работает Степанов,
Где прописан,
Как живет,

Потому что всех быстрее,
Без особенных трудов
Он снимал ребятам змея
С телеграфных проводов.

И того, кто ростом мал,
На параде поднимал,
Потому что все должны
Видеть армию страны.

Все любили дядю Степу,
Уважали дядю Степу:
Был он самым лучшим другом
Всех ребят со всех дворов.

Он домой спешит с Арбата.
— Как живешь?— кричат ребята.
Он чихнет — ребята хором:
— Дядя Степа, будь здоров!

Дядя Степа утром рано
Быстро вскакивал с дивана,
Окна настежь открывал,
Душ холодный принимал.

Чистить зубы дядя Степа
Никогда не забывал.
Человек сидит в седле,
Ноги тащит по земле —


Это едет дядя Степа
По бульвару на осле.

— Вам,— кричат Степану люди,—
Нужно ехать на верблюде!
На верблюде он поехал —
Люди давятся со смеха:

— Эй, товарищ, вы откуда?
Вы раздавите верблюда!
Вам, при вашей вышине,
Нужно ехать на слоне!

Дяде Степе две минуты
Остается до прыжка.
Он стоит под парашютом
И волнуется слегка.
А внизу народ хохочет:
Вышка с вышки прыгать хочет!

В тир, под низенький навес,
Дядя Степа еле влез.
— Разрешите обратиться,
Я за выстрелы плачу.
В этот шар и в эту птицу
Я прицелиться хочу!

Оглядев с тревогой тир,
Говорит в ответ кассир:
— Вам придется на колени,
Дорогой товарищ, встать —
Вы же можете мишени
Без ружья рукой достать!

До утра в аллеях парка
Будет весело и ярко,
Будет музыка греметь,
Будет публика шуметь.

Дядя Степа просит кассу:
— Я пришел на карнавал.
Дайте мне такую маску,
Чтоб никто не узнавал!

— Вас узнать довольно просто,—
Раздается дружный смех,
— Мы узнаем вас по росту:
Вы, товарищ, выше всех!

Что случилось?
Что за крик?
— Это тонет ученик!
Он упал с обрыва в реку —
Помогите человеку!

На глазах всего народа
Дядя Степа лезет в воду.
— Это необыкновенно!—
Все кричат ему с моста.
— Вам, товарищ, по колено
Все глубокие места!

Жив, здоров и невредим
Мальчик Вася Бородин.
Дядя Степа в этот раз
Утопающего спас.

За поступок благородный
Все его благодарят.
— Попросите что угодно,—
Дяде Степе говорят.
— Мне не нужно ничего —
Я задаром спас его!

  Паровоз летит, гудит,
Машинист вперед глядит.
Машинист у полустанка
Кочегару говорит:

— От вокзала до вокзала
Сделал рейсов я немало,
Но готов идти на спор —
Это новый семафор.

Подъезжают к семафору.
Что такое за обман?
Никакого семафора —
У пути стоит Степан.

Он стоит и говорит:
— Здесь дождями путь размыт.
Я нарочно поднял руку —
Показать, что путь закрыт.

Что за дым над головой?
Что за гром по мостовой?
Дом пылает за углом,
Сто зевак стоят кругом.

Ставит лестницы команда,
От огня спасает дом.
Весь чердак уже в огне,
Бьются голуби в окне.


На дворе в толпе ребят
Дяде Степе говорят:
— Неужели вместе с домом
Наши голуби сгорят?

Дядя Степа с тротуара
Достает до чердака.
Сквозь огонь и дым пожара
Тянется его рука.
Он окошко открывает.
Из окошка вылетают
Восемнадцать голубей,
А за ними — воробей.

Все Степану благодарны:
Спас он птиц, и потому
Стать немедленно пожарным
Все советуют ему.
Но пожарникам в ответ
Говорит Степанов:
— Нет! Я на флот служить пойду,
Если ростом подойду.

В коридоре смех и шепот,
В коридоре гул речей.
В кабинете — дядя Степа
На осмотре у врачей.

Он стоит. Его нагнуться
Просит вежливо сестра.
— Мы не можем дотянуться!
Объясняют доктора.

— Все, от зрения до слуха,
Мы исследуем у вас:
Хорошо ли слышит ухо,
Далеко ли видит глаз.

Дядю Степу осмотрели,
Проводили на весы
И сказали:
— В этом теле
Сердце бьется, как часы!

Рост велик, но ничего —
Примем в армию его!
Но вы в танкисты не годитесь:
В танке вы не поместитесь!

И в пехоту не годны:
Из окопа вы видны!

С вашим ростом в самолете
Неудобно быть в полете:
Ноги будут уставать —
Вам их некуда девать!

Для таких, как вы, людей
Не бывает лошадей,
А на флоте вы нужны —
Послужите для страны!

— Я готов служить народу,—
Раздается Степин бас,
— Я пойду в огонь и воду!
Посылайте хоть сейчас!

Вот прошли зима и лето.
И опять пришла зима.


И опять пришла зима.

— Дядя Степа, как ты?
Где ты?
Нету с моря нам ответа,
Ни открытки, ни письма...

И однажды мимо моста
К дому восемь дробь один
Дядистёпиного роста
Двигается гражданин.

Кто, товарищи, знаком
С этим видным моряком?
Он идет, Скрипят снежинки
У него под каблуком.

В складку форменные брюки,
Он в шинели под ремнем.
В шерстяных перчатках руки,
Якоря блестят на нем.

  Вот моряк подходит к дому,
Всем ребятам незнакомый.
И ребята тут ему
Говорят: — А вы к кому?

Дядя Степа обернулся,
Поднял руку к козырьку
И ответил: — Я вернулся.
Дали отпуск моряку.

Ночь не спал. Устал с дороги.
Не привыкли к суше ноги.
Отдохну. Надену китель.
На диване посижу,
После чая заходите —
Сто историй расскажу!

Про войну и про бомбежку,
Про большой линкор «Марат»,
Как я ранен был немножко,
Защищая Ленинград.

И теперь горды ребята —
Пионеры, октябрята,—
Что знакомы с дядей Степой,
С настоящим моряком.

Он домой идет с Арбата.
— Как живешь?— кричат ребята.
И теперь зовут ребята
Дядю Степу Маяком.

 


 

З.Александрова

Дозор

Я нашёл в канаве
Серого щенка,
Я ему на блюдце
Налил молока.

Он меня боялся,
Жалобно глядел,
Прятался в калоши,
Ничего не ел.

На другое утро
Влез ко мне в кровать,
Стал под простынею
Ноги щекотать.

Пролил у котёнка
Миску молока.
Мама рассердилась:
— Выгоню щенка!

Папа для газеты
Объявленье дал,
Что щенок овчарки
К мальчику пристал.

Пусть его хозяин
К нам придёт за ним.
А не то считаем
Мы щенка своим.

  Я глядел в окошко,
Ждал в дверях звонка…
Не пришёл хозяин
Серого щенка!

Я его Дозором
В тот же день назвал.
Как меня любил он!
Как меня он знал!

Мой щенок весёлый
За лето подрос,
Стал красивый, умный,
Стал учёный пёс.

Ходит за газетой,
В очереди ждёт,
Купит, не замажет,
Маме принесёт.

На чужих он лает,
Охраняет дверь.
Почтальон боится
К нам ходить теперь…

С Дальнего Востока
Возвратился брат.
Ехал он в вагоне
Десять дней подряд.

Брат приехал в отпуск
К нам издалека.
Брат сказал мне:
— Ну-ка, Покажи щенка!

Прибежал с мороза,
Запыхавшись, пёс,
Свежую газету
Он в зубах принёс.


Он мешок понюхал
Новый, вещевой,
Поглядел на брата
И подумал: «Свой!»

Сразу подружился
Брат с моим щенком,
И весёлым лаем
Снова полон дом.

  Пусть они играют.
Ничего, я рад…
— Подари Дозора, —
Говорит мне брат.

— Будем с ним границу
Вместе охранять.
Пёс, наверно, понял
Стал хвостом вилять.

Говорят ребята:
— Правда, подари!
Закусил я губы
И сказал: — Бери.

Облизал мне щёки,
Закружился пёс…
Только с ним расстаться
Жалко мне до слёз.

Проводили брата.
В доме тишина.
Мама шьёт рубашки,
Сидя у окна.

Из собачьей миски
Ест ленивый кот.
За газетой папа
Сам теперь идёт…

Скучно после школы
Мне по вечерам.
А у всех собаки
Лают по дворам.

За весною лето,
И опять зима.
Что-то брат с границы
Нам не шлёт письма!

Тихо шепчет мама:
— Может, ранен он…
А в окно стучится
Старый почтальон.

  С голубым конвертом
Тянется рука:
— Вам письмо с границы,
Верно, от сынка…

Брат нам пишет: «Мама,
Я теперь здоров.
Здесь меня лечили
Восемь докторов.

И Дозор был ранен.
Он герой у нас:
Он меня от смерти
На границе спас.

  Он врага-шпиона
В роще задержал,
С перебитой лапой
К нашим добежал.

Я горжусь Дозором.
От него привет.
Мы покинем завтра
Скучный лазарет…


На родной заставе
Вьётся красный флаг.
Перейти границу
Не посмеет враг!»


 

К.Чуковский

Путаница

Замяукали котята:
"Надоело нам мяукать!
Мы хотим, как поросята,
Хрюкать!"

А за ними и утята:
"Не желаем больше крякать!
Мы хотим, как лягушата,
Квакать!"

Свинки замяукали:
- Мяу, мяу!
Кошечки захрюкали:
- Хрю, хрю, хрю!
Уточки заквакали:
- Ква, ква, ква!
Курочки закрякали:
- Кря, кря, кря!

Воробышек прискакал
И коровой замычал:
- Му-у-у!

Прибежал медведь
И давай реветь:
- Ку-ка-ре-ку!

И кукушка на суку:
"Не хочу кричать куку,
Я собакою залаю:
Гав, гав, гав!"
Только заинька
Был паинька:
Не мяукал
И не хрюкал –
Под капустою лежал,
По-заичьи лопотал
И зверюшек неразумных
Уговаривал:

- Кому велено чирикать –
Не мурлыкайте!
Кому велено мурлыкать –
Не чирикайте!
Не бывать вороне
Коровою,
Не летать лягушатам
Под облаком!

Но весёлые зверята -
Поросята, медвежата -
Пуще прежнего шалят,
Зайца слушать не хотят.

Рыбы по полю гуляют,
Жабы по небу летают,
Мыши кошку изловили,
В мышеловку посадили.

А лисички
Взяли спички,
К морю синему пошли,
Море синее зажгли.

Море пламенем горит,
Выбежал из моря кит:
- Эй, пожарные, бегите!
Помогите, помогите!

Долго, долго крокодил
Море синее тушил
Пирогами, и блинами,
И сушёными грибами.

Прибегали два курчонка,
Поливали из бочонка.
Приплывали два ерша,
Поливали из ковша.

Прибегали лягушата,
Поливали из ушата.
Тушат, тушат - не потушат,
Заливают - не зальют.

Тут бабочка прилетала,
Крылышками помахала,
Стало море потухать -
И потухло.

  Вот обрадовались звери!
Засмеялись и запели,
Ушками захлопали,
Ножками затопали.

Гуси начали опять
По-гусиному кричать:
- Га-га-га!

Кошки замурлыкали:
- Мур-мур-мур!

Птицы зачирикали:
- Чик-чирик!

Лошади заржали:
- И-и-и!

Мухи зажужжали:
- Ж-ж-ж!

Лягушата квакают:
- Ква-ква-ква!

А утята крякают:
- Кря-кря-кря!

Поросята хрюкают;
- Хрю-хрю-хрю!

Мурочку баюкают
Милую мою:
- Баюшки-баю!
Баюшки-баю!


 

К.Чуковский

Айболит

1
Добрый доктор Айболит!
Он под деревом сидит.
Приходи к нему лечиться
И корова, и волчица,
И жучок, и червячок,
И медведица!
Всех излечит, исцелит
Добрый доктор Айболит!
2
И пришла к Айболиту лиса:
- Ой, меня укусила оса!
И пришёл к Айболиту барбос:
- Меня курица клюнула в нос!
И прибежала зайчиха
И закричала: - Ай, ай!
Мой зайчик попал под трамвай!
Мой зайчик, мой мальчик
Попал под трамвай!
Он бежал по дорожке,
И ему перерезало ножки,
И теперь он больной и хромой,
Маленький заинька мой!

И сказал Айболит: - Не беда!
Подавай-ка его сюда!
Я пришью ему новые ножки,
Он опять побежит но дорожке.
И принесли к нему зайку,
Такого больного, хромого,
И доктор пришил ему ножки,
И заинька прыгает снова.
А с ним и зайчиха-мать
Тоже пошла танцевать,
И смеётся она и кричит:
- Ну, спасибо тебе. Айболит!
3
Вдруг откуда-то шакал
На кобыле прискакал:
- Вот вам телеграмма
От Гиппопотама!

"Приезжайте, доктор,
В Африку скорей
И спасите, доктор,
Наших малышей!"

- Что такое? Неужели
Ваши дети заболели?
- Да-да-да! У них ангина,
Скарлатина, холерина,
Дифтерит, аппендицит,
Малярия и бронхит!
Приходите же скорее,
Добрый доктор Айболит!

- Ладно, ладно, побегу,
Вашим детям помогу.
Только где же вы живёте?
На горе или в болоте?
- Мы живём на Занзибаре,
В Калахари и Сахаре,
На горе Фернандо-По,
Где гуляет Гиппо-по
По широкой Лимпопо.
4
И встал Айболит, побежал Айболит.
По полям, но лесам, по лугам он бежит.
И одно только слово твердит Айболит:
- Лимпопо, Лимпопо, Лимпопо!

А в лицо ему ветер, и снег, и град:
- Эй, Айболит, воротися назад!
И упал Айболит и лежит на снегу:
- Я дальше идти не могу.

И сейчас же к нему из-за ёлки
Выбегают мохнатые волки:
- Садись, Айболит, верхом,
Мы живо тебя довезём!
И вперёд поскакал Айболит
И одно только слово твердит:
- Лимпопо, Лимпопо, Лимпопо!

5
Но вот перед ними море –
Бушует, шумит на просторе.
А в море высокая ходит волна.
Сейчас Айболита проглотит она.
- О, если я утону,
Если пойду я ко дну,
Что станется с ними, с больными,
С моими зверями лесными?
 
Но тут выплывает кит:
- Садись на меня, Айболит,
И, как большой пароход,
Тебя повезу я вперёд!
И сел на кита Айболит
И одно только слово твердит:
- Лимпопо, Лимпопо, Лимпопо!

6
И горы встают перед ним на пути,
И он по горам начинает ползти,
А горы всё выше, а горы всё круче,
А горы уходят под самые тучи!
- О, если я не дойду,
Если в пути пропаду,
Что станется с ними, с больными,
С моими зверями лесными?

И сейчас же с высокой скалы
К Айболиту слетели орлы:
- Садись, Айболит, верхом,
Мы живо тебя довезём!
И сел на орла Айболит
И одно только слово твердит:
- Лимпопо, Лимпопо, Лимпопо!"
7
А в Африке,
А в Африке,
На чёрной Лимпопо,
Сидит и плачет
В Африке
Печальный Гиппопо.
Он в Африке, он в Африке
Под пальмою сидит
И на море из Африки
Без отдыха глядит:
Не едет ли в кораблике
Доктор Айболит?

И рыщут по дороге
Слоны и носороги
И говорят сердито:
- Что ж нету Айболита?

А рядом бегемотики
Схватились за животики:
У них, у бегемотиков,
Животики болят.
И тут же страусята
Визжат, как поросята.
Ах, жалко, жалко, жалко
Бедных страусят!
И корь, и дифтерит у них,
И оспа, и бронхит у них,
И голова болит у них,
И горлышко болит.
Они лежат и бредят:
- Ну что же он не едет,
Ну что же он не едет,
Доктор Айболит?

А рядом прикорнула
Зубастая акула,
Зубастая акула
На солнышке лежит.
Ах, у её малюток,
У бедных акулят,
Уже двенадцать суток
Зубки болят!

И вывихнуто плечико
У бедного кузнечика;
Не прыгает, не скачет он,
А горько-горько плачет он
И доктора зовёт:
- О, где же добрый доктор?
Когда же он придёт?
8

Но вот, поглядите, какая-то птица
Всё ближе и ближе по воздуху мчится.
На птице, глядите, сидит Айболит
И шляпою машет и громко кричит:
-Да здравствует милая Африка!

И рада и счастлива вся детвора:
- Приехал, приехал! Ура! Ура!

А птица над ними кружится,
А птица на землю садится.
И бежит Айболит к бегемотикам,
И хлопает их по животикам,
И всем по порядку Даёт шоколадку,
И ставит и ставит им градусники!


И к полосатым
Бежит он тигрятам.
И к бедным горбатым
Больным верблюжатам,
И каждого гоголем,
Каждого моголем,
Гоголем-моголем,
Гоголем-моголем,
Гоголем-моголем потчует.

Десять ночей Айболит
Не ест, не пьёт и не спит,
Десять ночей подряд
Он лечит несчастных зверят
И ставит и ставит им градусники.

9
Вот и вылечил он их,
Лимпопо!
Вот и вылечил больных.
Лимпопо!
И пошли они смеяться,
Лимпопо!
И плясать и баловаться,
Лимпопо!
И акула Каракула
Правым глазом подмигнула
И хохочет, и хохочет,
Будто кто её щекочет.
А малютки бегемотики
Ухватились за животики
И смеются, заливаются –
Так что дубы сотрясаются.
Вот и Гиппо, вот и Попо,
Гиппо-попо, Гиппо-попо!
Вот идёт Гиппопотам.
Он идёт от Занзибара.
Он идёт к Килиманджаро –
И кричит он, и поёт он:
- Слава, слава Айболиту!
Слава добрым докторам!



 

К.Чуковский

Федорино горе

1

Скачет сито по полям,
А корыто по лугам.
За лопатою метла
Вдоль по улице пошла.
Топоры-то, топоры
Так и сыплются с горы.
Испугалася коза,
Растопырила глаза:
"Что такое? Почему?
Ничего я не пойму".
2
Но, как чёрная железная нога,
Побежала, поскакала кочерга.
И помчалися по улице ножи:
- Эй, держи, держи, держи, держи, держи!"
И кастрюля на бегу
Закричала утюгу:
- Я бегу, бегу, бегу,
Удержаться не могу!
Вот и чайник за кофейником бежит,
Тараторит, тараторит, дребезжит...
Утюги бегут покрякивают,
Через лужи, через лужи перескакивают.
А за ними блюдца, блюдца –
Дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля!
Вдоль по улице несутся –
Дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля!
На стаканы - дзынь!- натыкаются,
И стаканы - дзынь!- разбиваются.
И бежит, бренчит, стучит сковорода:
- Вы куда? куда? куда? куда? куда?

А за нею вилки,
Рюмки да бутылки,
Чашки да ложки
Скачут по дорожке.

 
Из окошка вывалился стол
И пошёл, пошёл, пошёл, пошёл, пошёл...
А на нём, а на нём,
Как на лошади верхом,
Самоварище сидит
И товарищам кричит:
- Уходите, бегите, спасайтеся!"
И в железную трубу:
- Бу-бу-бу! Бу-бу-бу!


3
А за ними вдоль забора
Скачет бабушка Федора:
- Ой-ой-ой! Ой-ой-ой!
Воротитеся домой!
Но ответило корыто:
- На Федору я сердито!
И сказала кочерга:
- Я Федоре не слуга!
А фарфоровые блюдца
Над Федорою смеются:
- Никогда мы, никогда
Не воротимся сюда!
Тут Федорины коты
Расфуфырили хвосты,
Побежали во всю прыть.
Чтоб посуду воротить:

- Эй вы, глупые тарелки,
Что вы скачете, как белки?
Вам ли бегать за воротами
С воробьями желторотыми?
Вы в канаву упадёте,
Вы утонете в болоте.
Не ходите, погодите,
Воротитеся домой!

Но тарелки вьются-вьются,
А Федоре не даются:
- Лучше в поле пропадём,
А к Федоре не пойдём!

   4
Мимо курица бежала
И посуду увидала:
- Куд-куда! Куд-куда!
Вы откуда и куда?!


И ответила посуда:
- Было нам у бабы худо,
Не любила нас она,
Била, била нас она,
Запылила, закоптила,
Загубила нас она!

- Ко-ко-ко! Ко-ко-ко!
Жить вам было нелегко

- Да,- промолвил медный таз,-
Погляди-ка ты на нас:
Мы поломаны, побиты,
Мы помоями облиты.
Загляни-ка ты в кадушку –
И увидишь там лягушку.

Загляни-ка ты в ушат –
Тараканы там кишат,
Оттого-то мы от бабы
Убежали, как от жабы,
И гуляем по полям,
По болотам, по лугам,
А к неряхе-замарахе
Не воротимся!


5
И они побежали лесочком,
Поскакали по пням и по кочкам.
А бедная баба одна,
И плачет, и плачет она.
Села бы баба за стол,
Да стол за ворота ушёл.
Сварила бы баба щи,
Да кастрюлю поди поищи!
И чашки ушли, и стаканы,
Остались одни тараканы.
Ой, горе Федоре,
Горе!
6
А посуда вперёд и вперёд
По полям, по болотам идёт.
И чайник шепнул утюгу:
- Я дальше идти не могу.
И заплакали блюдца:
- Не лучше ль вернуться?
И зарыдало корыто:
- Увы, я разбито, разбито!
Но блюдо сказало:
- Гляди, Кто это там позади?

И видят: за ними из тёмного бора
Идёт-ковыляет Федора.

Но чудо случилося с ней:
Стала Федора добрей.
Тихо за ними идёт
И тихую песню поёт:

- Ой вы, бедные сиротки мои,
Утюги и сковородки мои!
Вы подите-ка, немытые, домой,
Я водою вас умою ключевой.
Я почищу вас песочком,
Окачу вас кипяточком,
И вы будете опять,
Словно солнышко, сиять,
А поганых тараканов я повыведу,
Прусаков и пауков я повымету!

И сказала скалка:
- Мне Федору жалко.
И сказала чашка:
- Ах, она бедняжка!
И сказали блюдца:
- Надо бы вернуться!
И сказали утюги:
- Мы Федоре не враги!


7
Долго, долго целовала
И ласкала их она,
Поливала, умывала.
Полоскала их она.
- Уж не буду, уж не буду
Я посуду обижать.
Буду, буду я посуду
И любить и уважать!
Засмеялися кастрюли,
Самовару подмигнули:
- Ну, Федора, так и быть,
Рады мы тебя простить!
Полетели,
Зазвенели
Да к Федоре прямо в печь!
Стали жарить, стали печь,-
Будут, будут у Федоры и блины и пироги!

А метла-то, а метла - весела –
Заплясала, заиграла, замела,
Ни пылинки у Федоры не оставила.
И обрадовались блюдца:
Дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля!
И танцуют и смеются –
Дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля!
А на белой табуреточке
Да на вышитой салфеточке
Самовар стоит,
Словно жар горит,
И пыхтит, и на бабу поглядывает:
- Я Федорушку прощаю,
Сладким чаем угощаю.
Кушай, кушай,
Федора Егоровна!


 

К.Чуковский

Тараканище

Часть первая:

Ехали медведи
На велосипеде.
А за ними кот
Задом наперёд.

А за ним комарики
На воздушном шарике.

А за ними раки
На хромой собаке.

Волки на кобыле.
Львы в автомобиле.

Зайчики
В трамвайчике.

Жаба на метле...

Едут и смеются,
Пряники жуют.

Вдруг из подворотни
Страшный великан,
Рыжий и усатый
Та-ра-кан!

Таракан, Таракан,
Тараканище!

Он рычит, и кричит,
И усами шевелит:
- Погодите, не спешите,
Я вас мигом проглочу!
Проглочу, проглочу, не помилую.

Звери задрожали,
В обморок упали.
Волки от испуга
Скушали друг друга.

Бедный крокодил
Жабу проглотил.
А слониха, вся дрожа,
Так и села на ежа.

Только раки-забияки
Не боятся бою-драки:
Хоть и пятятся назад,
Но усами шевелят

И кричат великану усатому:
- Не кричи и не рычи,
Мы и сами усачи,
Можем мы и сами
Шевелить усами!
И назад ещё дальше попятились.

И сказал Гиппопотам
Крокодилам и китам:

- Кто злодея не боится
И с чудовищем сразится,
Я тому богатырю
Двух лягушек подарю
И еловую шишку пожалую!

- Не боимся мы его,
Великана твоего:
Мы зубами,
Мы клыками,
Мы копытами его!

И весёлою гурьбой
Звери кинулися в бой.

Но, увидев усача
(Ай-ай-ай!),
Звери дали стрекача
(Ай-ай-ай!).
По лесам, по полям разбежалися:
Тараканьих усов испугалися.


И вскричал Гиппопотам:
- Что за стыд, что за срам!
Эй, быки и носороги,
Выходите из берлоги
И врага
На рога
Поднимите-ка!

Но быки и носороги
Отвечают из берлоги:
- Мы врага бы
На рога бы.
Только шкура дорога,
И рога нынче тоже не дёшевы,

И сидят и дрожат
Под кусточками,
За болотными прячутся
Кочками.

Крокодилы в крапиву
Забилися,
И в канаве слоны
Схоронилися.

Только и слышно,
Как зубы стучат,
Только и видно,
Как уши дрожат.

А лихие обезьяны
Подхватили чемоданы
И скорее со всех ног
Наутек.

И акула
Увильнула,
Только хвостиком махнула.
А за нею каракатица -
Так и пятится,
Так и катится.


 

Часть вторая:
Вот и стал Таракан победителем,
И лесов и полей повелителем.

Покорилися звери усатому.
(Чтоб ему провалиться, проклятому!)

А он между ними похаживает,
Золоченое брюхо поглаживает:
- Принесите-ка мне, звери, ваших детушек,
Я сегодня их за ужином скушаю!

Бедные, бедные звери!
Воют, рыдают, ревут!
В каждой берлоге
И в каждой пещере
Злого обжору клянут.

Да и какая же мать
Согласится отдать
Своего дорогого ребёнка –
Медвежонка, волчонка, слоненка,-
Чтобы несытое чучело
Бедную крошку замучило!

Плачут они, убиваются,
С малышами навеки прощаются.

Но однажды поутру
Прискакала кенгуру,
Увидала усача,
Закричала сгоряча:

- Разве это великан?
(Ха-ха-ха!)
Это просто таракан!
(Ха-ха-ха!)
Таракан, таракан, таракашечка,
Жидконогая козявочка-букашечка.

И не стыдно вам?
Не обидно вам?
Вы - зубастые,
Вы - клыкастые,
А малявочке
Поклонилися,
А козявочке
Покорилися!

Зашептали:
- Что ты, что ты!
Уходи-ка ты отсюда!
Как бы не было нам худа!

Только вдруг из-за кусточка,
Из-за синего лесочка,
Из далеких из полей
Прилетает Воробей.

Прыг да прыг
Да чик-чирик,
Чики-рики-чик-чирик!
Взял и клюнул Таракана,
Вот и нету великана.


Поделом великану досталося,
И усов от него не осталося.

То-то рада, то-то рада
Вся звериная семья,
Прославляют, поздравляют
Удалого Воробья!

Ослы ему славу по нотам поют,
Козлы бородою дорогу метут,
Бараны, бараны
Стучат в барабаны!
Сычи-трубачи
Трубят!
Грачи с каланчи
Кричат!
Летучие мыши
На крыше
Платочками машут
И пляшут.

А слониха-щеголиха
Так отплясывает лихо,
Что румяная луна
В небе задрожала
И на бедного слона
И на бедного слона
Кубарем упала.

Вот была потом забота -
За луной нырять в болото
И гвоздями к небесам приколачивать!


 

В.Сутеев

Кто сказал "Мяу?

Щенок спал на коврике около дивана.
Вдруг сквозь сон он услышал, как кто-то сказал:
- Мяу! Щенок поднял голову, посмотрел - никого нет.
«Это, наверное, мне приснилось», подумал он и улёгся поудобнее.
И тут кто-то опять сказал:
- Мяу!
- Кто там?
Вскочил щенок, обежал всю комнату, заглянул под кровать, под стол никого нет!



Влез на подоконник, увидел: во дворе гуляет Петух.
"Вот кто не дал мне спать!" - подумал Щенок и побежал во двор к Петуху.

- Это ты сказал "мяу"? - спросил Щенок Петуха.
- Нет, я говорю... - Петух захлопал крыльями и закричал: - Ку-ка-ре-ку-у-у!
- А больше ты ничего не умеешь говорить? - спросил Щенок.
- Нет, только "кукареку", - сказал Петух.
Щенок почесал задней лапой за ухом и пошёл домой...
Вдруг у самого крыльца кто-то сказал:
- Мяу!
"Это тут!" - сказал себе Щенок и быстро начал рыть под крыльцом всеми четырьмя лапами.
Когда он вырыл большую яму, оттуда выскочил серый Мышонок.


- Ты сказал "мяу"? - строго спросил его Щенок.
- Пи-пи-пи, - запищал Мышонок, - а кто так сказал?
- Кто-то сказал "мяу"...
- Близко? - заволновался Мышонок.
- Вот здесь, совсем рядом, - сказал Щенок.
- Мне страшно! Пи-пи-пи! - запищал Мышонок и юркнул под крыльцо.
Щенок задумался. Вдруг около собачьей конуры кто-то громко сказал:
- Мяу!
Щенок обежал вокруг конуры три раза, но никого не нашёл.
В конуре кто-то зашевелился...
"Вот он! - сказал себе Щенок. - Сейчас я его поймаю..."
Он подкрался поближе...
Навстречу ему выскочил огромный лохматый Пёс.
- Р-р-р-р... - зарычал Пёс.


- Я... я хотел узнать...
- Р-р-р-р!
- Это вы сказали... "мяу"? - прошептал Щенок, поджимая хвостик.
- Я?! Ты смеёшься, Щенок!
Со всех ног бросился Щенок в сад и спрятался там под кустом.
И тут, прямо над его ухом, кто-то сказал:
- Мяу!
Щенок выглянул из-под куста. Прямо перед ним на цветке сидела мохнатая Пчела.
"Вот кто сказал "мяу"!" - подумал Щенок и хотел схватить её зубами.


- З-з-з-з! - прожужжала обиженная Пчела и больно ужалила Щенка в кончик носа.
Завизжал Щенок, побежал. Пчела за ним!
Летит и жужжит:
- Уж-ж-жалю! Уж-ж-жалю!
Подбежал Щенок к пруду - и в воду!
Когда он вынырнул, Пчелы уже не было.
И тут опять кто-то сказал:
- Мяу!
- Это ты сказал "мяу"? - спросил мокрый Щенок Рыбу, которая проплывала мимо него.


Рыба ничего не ответила, махнула хвостом и исчезла в глубине пруда.
- Ква-ква-ква! - засмеялась Лягушка, сидевшая на листе лилии. - Разве ты не знаешь, что рыбы не говорят?
- А может быть, это ты сказала "мяу"? - спросил Щенок Лягушку.
- Ква-ква-ква! - засмеялась Лягушка. - Какой ты глупый! Лягушки только квакают.


И прыгнула в воду...
Пришёл Щенок домой, мокрый, с распухшим носом. Грустный, улёгся он на своём коврике. И вдруг услышал:
- Мяу!!! Щенок вскочил - перед ним сидела пушистая полосатая Кошка.


- Мяу! - сказал Кошка.
- Ав-ав-ав! - залаял Щенок, потом вспомнил, как рычал лохматый Пёс, и зарычал: - Р-р-р-р!
Кошка изогнулась, зашипела: "Ш-ш-ш!", зафыркала: "Фыр-фыр!" - и выпрыгнула в окно.
Вернулся Щенок на свой коврик и улёгся спать. Он теперь знал, кто сказал « мяу ».


 

В.Сутеев

Под грибом

Как-то раз застал Муравья сильный дождь.
Куда спрятаться?
Увидел Муравей на полянке маленький грибок, добежал до него и спрятался под его шляпкой.
Сидит под грибом — дождь пережидает.
А дождь идёт всё сильнее и сильнее…
Ползёт к грибу мокрая Бабочка:
— Муравей, Муравей, пусти меня под грибок! Промокла я — лететь не могу!
— Куда же я пущу тебя? — говорит муравей. — Я один тут кое-как уместился.
— Ничего! В тесноте, да не в обиде.
Пустил Муравей Бабочку под грибок.
А дождь ещё сильнее идёт…
Бежит мимо Мышка:
— Пустите меня под грибок! Вода с меня ручьём течёт.
— Куда же мы тебя пустим? Тут и места нет.
— Потеснитесь немножко!
Потеснились — пустили Мышку под грибок.
А дождь всё льёт и не перестаёт…
Мимо гриба Воробей скачет и плачет:
— Намокли перышки, устали крылышки! Пустите меня под грибок обсохнуть, отдохнуть, дождик переждать!
— Тут и места нет.
— Подвиньтесь, пожалуйста!
— Ладно.
Подвинулись — нашлось Воробью место.
А тут Заяц на полянку выскочил, увидел гриб.
— Спрячьте, — кричит, — спасите! За мной Лиса гонится!..
— Жалко Зайца, — говорит Муравей. — Давайте ещё потеснимся.

Только спрятали Зайца, Лиса прибежала.
— Зайца не видели? — спрашивает.
— Не видели.



Подошла Лиса поближе, понюхала:
— Не тут ли он спрятался?
— Где ему тут спрятаться!
Махнула Лиса хвостом и ушла.
К тому времени дождик прошёл — солнышко выглянуло.
Вылезли все из-под гриба — радуются.
Муравей задумался и говорит:
— Как же так? Раньше мне одному под грибом тесно было, а теперь всем пятерым место нашлось!
— Ква-ха-ха! Ква-ха-ха! — засмеялся кто-то.

 
Все посмотрели: на шляпке гриба сидит Лягушка и хохочет:
— Эх, вы! Гриб-то…
Не досказала и ускакала.
Посмотрели все на гриб и тут догадались, почему сначала одному под грибом тесно было, а потом и пятерым место нашлось.
А вы догадались?


 

В.Сутеев

Мышонок и карандаш

Жил-был на столе у Вовы Карандаш.
Вова часто рисовал всякие картинки, и Карандаш послушно рисовал всё, что хотел Вова. За это Вова очень любил свой карандаш.
Однажды, когда Вова спал, на стол забрался Мышонок. Увидел Карандаш, схватил и потащил к себе в норку.

— Отпусти меня, пожалуйста! — взмолился Карандаш. — Ну зачем я тебе нужен? Я деревянный, и меня нельзя есть.
— Я тебя буду грызть! — сказал Мышонок. — У меня чешутся зубы, и я всё время должен что-нибудь грызть. Вот так! — И Мышонок больно укусил Карандаш.
— Ой, — сказал Карандаш. — Тогда дай мне в последний раз что-нибудь нарисовать, а потом делай что хочешь.
— Так и быть, — согласился Мышонок, — рисуй! Но потом я тебя всё равно изгрызу на мелкие кусочки.
Вздохнул тяжело Карандаш и нарисовал кружок
— Это сыр? — спросил Мышонок.
— Может быть, и сыр, — сказал Карандаш и нарисовал ещё три маленьких кружочка.
— Ну, конечно, сыр, а это дырочки в нём, — догадался Мышонок.
— Может быть, и дырочки, — согласился Карандаш и нарисовал ещё один большой кружок.
— Это яблоко! — закричал Мышонок.
— Может быть, и яблоко, — сказал Карандаш и нарисовал несколько вот таких длинных кружочков.
— Я знаю, это сардельки! — закричал, облизываясь, Мышонок, — Ну, кончай скорее, у меня ужасно чешутся зубы.
— Подожди минуточку, — сказал Карандаш.

И когда он начал рисовать вот эти уголки, Мышонок закричал:
— Это похоже на ко… Не рисуй больше!
А Карандаш уже нарисовал большие усы…
— Да это настоящая кошка! — пискнул испуганный Мышонок.
— Спасите! — и бросился к себе в норку.


С той поры Мышонок оттуда носу не показывал.
А Карандаш у Вовы до сих пор живёт, только он стал вот какой маленький.
И ты своим карандашом попробуй нарисовать такую кошку, на страх мышатам.


 

В.Сутеев

Капризная кошка

Девочка сидела за столом и рисовала картинки.
Вдруг пришла полосатая Кошка и стала смотреть, что делает Девочка.
— Что это ты делаешь? — спросила любопытная Кошка.
— Я рисую для тебя домик, — сказала Девочка. — Смотри: вот крыша, вот труба на ней, а это дверь…
— А что я там буду делать?
— Будешь печку топить, кашу варить.
И Девочка нарисовала, как из трубы домика идёт дым.
— А где окошко? Ведь кошка прыгает в окошко!
— Вот тебе окошки. Раз, два, три, четыре… — сказала Девочка и нарисовала четыре окна.
— А где я гулять буду?
— Вот тут. Девочка нарисовала забор вокруг домика. — Это будет сад, — сказала она.
Кошка посмотрела и фыркнула:
— Какой же это сад? Тут ничего нет!..
— Подожди, — сказала Девочка. — Вот тебе клумба с цветами, вот яблоня с яблоками, а здесь огород: тут морковка растёт и капуста растёт…
— Капуста! — поморщилась Кошка. — А где я буду рыбку ловить?
— Вот здесь… И Девочка нарисовала пруд, а в пруду рыбок. — Это хорошо…



А птички будут? — спросила любопытная Кошка. — Я люблю птичек.
Вот тебе курочка, вот петушок, вот гусь, а вот и три цыплёнка…
Тут Кошка вдруг облизнулась, замурлыкала и тихо-тихо спросила:
— Ну… а мышки там будут… в домике?
— Нет, мышей не будет.
— А кто будет мой домик сторожить?
— Его будет сторожить… — Девочка нарисовала будку. — Будет сторожить вот этот Бобик!


  Кошка даже хвостом дёрнула, и шерсть у неё почему-то дыбом встала.
— Не нравится мне твой домик, — сказала Кошка. — Не хочу я там жить!..
И ушла, будто её обидели.
Вот какая капризная Кошка!


 

Л.Воронкова

Солнечный денёк

Танин пирожок

Все сидели за столом: дедушка, бабушка, мать и Таня.
На столе стоял большой медный самовар и фыркал паром. Рядом с ним дымился горшок топлёного молока с коричневой пенкой.
Чашки у всех были разные. У бабушки – голубая, у матери – с ягодками, у Тани – с петушками.
У деда не было чашки. Он пил чай из стакана. А на стакане была только одна синяя полоска.
Бабушка достала из печки блюдо горячей картошки. Поставила на стол большую миску студня. А Тане на блюдце бабушка положила пухлый румяный пирожок. Таня обрадовалась.
– Эй, дедушка, – крикнула она, – а у тебя пирожка нету! А у меня-то есть!
– Подумаешь, пирожок! – ответил дед. – А зато я вижу синенькую птичку, а ты нет.
– Где, где синенькая птичка?
– Да вон, на берёзе сидит.
Таня высунулась из окна. Посмотрела на одну берёзу, посмотрела на другую. И на липу посмотрела.
– Где же эта птичка?
А дед встал, вышел на крыльцо, и когда вернулся, то опять сказал, что видел синенькую птичку.
– Да ты не слушай старого! – сказала бабушка. – Он нарочно.
– Вот ведь какой ты, дед, – рассердилась Таня, – всё обманываешь!
Она села на своё место, хотела взять пирожок, а пирожка-то нет! Таня посмотрела на всех по очереди – кто взял пирожок? Мать смеётся. Только у неё пирожка нет. И у бабушки пирожка нет…
А дед удивляется:
– Что? Пирожок пропал? Э, да не его ли я сейчас во дворе видел?
– Как так – во дворе?
– Да так. Я иду в избу, а пирожок мне навстречу. Я спрашиваю: «Ты куда?» А он говорит: «Я на солнышко, погреться». А ну погляди, нет ли его на крылечке.
Таня выбежала на крылечко, смотрит – и правда! Лежит пирожок на перильцах. Лежит, греется на солнышке. Таня обрадовалась, схватила пирожок и прибежала обратно.
– Нашла беглеца? – спросила мать. – Ну вот и хорошо. Садись чай пить. Да ешь скорей свой пирожок, а то как бы опять не сбежал!
А бабушка покачала головой и проворчала тихонько:
– Эх, старый! И всё бы ему шутки пошучивать!

 

Я.Тайц

Послушный Дождик

Надя спросила:
— Дедушка, а ты кто в колхозе?
— Я — начальник дождя.
Надя засмеялась:
— А у дождя начальников не бывает!
— А вот и бывает! — сказал дедушка.
Он повёл Надю на речку. Там длинные-длинные огородные грядки. А над ними — длинные-длинные тонкие трубы а в трубах дырочки.
Дедушка открыл кран — и сразу из всех труб брызнул дождик и давай поливать грядки!
Потом дедушка закрыл кран — и дождик перестал.
Надя спросила:
— А можно мне?
Она открыла кран — дождик пошёл. Закрыла — перестал. Вот какой послушный дождик у дедушки в колхозе!


 

Б.Житков

МОСКВА

Как в Москве на улицах...

Потом мы поехали там, где совсем узко. Дома с двух сторон высокие: всё окошки, окошки. Кругом трамваи звенят, автомобили кричат гудками всякими.
И вдруг как сзади завоет!
Я думал - это ничего, а наш шофёр вдруг сразу вбок повернул, к самым домам, к тротуару, где люди ходят. И даже стал.
А это нас перегнал автомобиль, как маленький вагончик. Он очень громко выл - на всю улицу.
Он белый, и на нём красный крестик.
Я закричал:
- Почему?
А шофёр обернулся ко мне и говорит:
- Скорая помощь. За больным поехали. Там, в автомобиле, и кровать есть. Вот ты себе голову разобьёшь, за тобой приедут и - в больницу.
И мы опять поехали.
Мы ехали, и нас нисколько не трясло. Потому что в Москве на улицах очень гладко. Будто пол, только чёрный. Мама сказала, что это асфальт.
Потом я вдруг увидал: впереди нас едет бочка. Очень большая, как цистерна.

 

И из неё сзади выливается вода и прямо назад и вбок брызгает. И поливает весь асфальт.
Я закричал:
- Ай-ай-ай! Как смешно! Вот и выбежит вся вода!
И стал смеяться. Нарочно громко. Вырвал у мамы руку и стал в ладоши бить.
А мама засмеялась и говорит:
- Фу, глупый какой! Это нарочно поливают водой. Чтоб пыли не было. И чтоб не было жарко.
Мы догнали бочку, и я увидел, что это автомобиль, а не бочка. А впереди тоже шофёр, как и у нас.


Светофор

Потом мы остановились, и все другие автомобили остановились, и трамвай остановился. Я закричал:
- Почему?
Мама тоже сказала:
- Почему все стали? Что случилось?
И встала в автомобиле. И глядит.
А шофёр говорит:
- Вон видите красный фонарик? Светофор?
Мама говорит:
- Где, где?
А шофёр пальцем показывает.
И наверху на проволоке, над улицей, мы с мамой увидали фонарик: он горел красным светом.
Мама говорит:
- И долго мы стоять будем?
А шофёр говорит:
- Нет. Сейчас вот проедут, кому через нашу улицу надо переезжать, и поедем.
И все смотрели на красный фонарик. И вдруг он загорелся жёлтым светом. А потом зелёным.
И шофёр сказал:
- Теперь можно: зелёный огонь.
Мы поехали.
А сбоку через нашу улицу шла другая улица. И там все автомобили стояли, и никто на нас не наезжал. Они ждали, чтобы мы проехали.
А потом ещё раз на улице горел красный фонарик, а я уж знал и закричал:
- Дядя, стойте! Красный огонь!
Шофёр остановил, оглянулся и говорит:
- А ты - молодчина.
Потом мы опять остановились, а огонька вовсе никакого не было. А только я увидал: очень высокий милиционер в белой шапке и в белой курточке поднял руку вверх и так держит.
Потом он рукой махнул, чтобы мы ехали.
Он как руку поднимет, так все станут: автомобили, трамваи и бочки всякие. И лошади тоже. Только люди могут ходить.
Милиционер - самый главный на улице.
А потом мы приехали к дому.

 

Красная площадь

Мы пили чай, а я всё говорил, что больше не хочу. А хочу, чтоб идти, где Красная площадь и где башни и звёзды наверху.
Мама сказала:
- Успокойся, пожалуйста. Успеешь.
А я не стал больше чаю пить и тихонько говорил:
- Пойдём! А я с той тётей пойду!
Мама рассердилась и сказала:
- Фу, несносный какой! Чаю нельзя напиться.
А мама вовсе чаю уже не пила, а только яблоко ела. Мама встала и сказала:
- Ну, ищи свою шапку. Куда ты её дел?
И мы стали одеваться и пошли опять по коридору, потом через большую комнату, где тётя за столиком сидит, и потом на лестницу. И мы всё вниз шли, и там такие же большие комнаты. Только мы в них не заходили, а всё вниз по лестнице. И потом на улицу.
Мама спросила у одного военного, где Красная площадь. Он показал, как идти. И мы очень скоро пришли.
А Красная площадь большая-большая. И там эта стена с зубчиками и башни. На одной башне часы высоко приделаны. У них стрелки золотые, и часы написаны тоже золотыми буквами.
Мама сказала, что это самые главные часы. Они звонят.
И часы вдруг как зазвонили: бам! бам! - на всю площадь.
Мама сказала:
- Вот слышишь? Это часы звонят. Сейчас двенадцать часов. Вон обе стрелки вместе и вверх глядят.
Я смотрел на часы, а они звонили.
А потом я увидал домик. Он очень блестел, потому что очень гладкий, такой гладкий, что я думал - он мокрый. А он не мокрый, он так заглажен. Он каменный, и я думал, что это как из кубиков построили. Он очень красивый.
Мама сказала, что этот дом называется Мавзолей. И там никто не живёт. А что Ленин умер, и его туда положили, и можно посмотреть, как он лежит.
Я сказал:
- Почему положили?
Мама сказала, что если кто умрёт, так его похоронят, и больше не увидишь. А что Ленина любили и хотели, чтоб всегда его видеть. Его не стали хоронить, а положили в Мавзолей.
Я сказал, что хочу посмотреть на Ленина. Мама тоже сказала, что хочет.
Мы пошли к Мавзолею. Там дверь. И около двери стоят два красноармейца. Они с ружьями. Только они ни в кого не целятся. Ружья у них на земле стоят, они только держат немного, чтоб не упали. Мы с мамой не боялись и совсем близко подошли. Там ходил дядя-милиционер.
Мама его спросила, можно ли посмотреть Ленина. Милиционер сказал, что сегодня нельзя. А я сказал:
- Почему нельзя?
Дядя-милиционер сказал, что сегодня выходной день и что в выходной нельзя. А завтра будет можно, и всегда можно. Только когда выходной нельзя.
Мы с мамой дальше пошли, мимо стены, которая с зубчиками. И я стал смотреть, где звёзды. Они высоко-высоко - на башнях, на самом верху. Я две видел. Они красные и блестят. Только они не горели, потому что там лампочки не зажгли. Там зажигают, когда темно. А за стеной очень большой дом. И ещё там дома всякие есть.
И это Кремль. Потом мы пошли домой.


 

Е.Чарушин

Как лошадка зверей катала

Подарили Никите деревянную лошадку.
Лошадка белая вся, в серых яблоках. Глаза у неё стеклянные, а грива и хвост настоящие — из конских волос.
А ещё подарили Никите тележку.
Вот так тележка!
Колёса красные, оглобли золотые, сиденье мягкое, на пружинках.
Стал Никита лошадку запрягать.
Поставил её в оглобли, привязал дугу с колокольчиками и бубенцами. И только он её запряг — как затопает лошадка копытами, вырвется у Никиты из рук — и побежала по полу. Под стол забежала, под стул, под диван, а потом из-под дивана выскочила — и марш в коридор! Весь тёмный коридор проскакала и понеслась вниз по лестнице. Со ступеньки на ступеньку прыгает, а тележка сзади прыгает, скачет.
Выбежала лошадка на улицу, бубенчиками зазвенела. Люди удивляются, кричат:
— Смотрите! Смотрите! Деревянная лошадка бежит, деревянную тележку везёт!
Сбежались собаки, лают. Воробьи в сторону шарахаются, кошки на забор лезут — боятся.
Вот пробежала лошадка через весь город — туда, где поля и огороды начинаются. Носится лошадка по полям, хвостом помахивает. Видит: зайцы в огороде капусту едят, длинными ушами поводят.
Подошла к ним лошадка и спрашивает:
— Хотите, зайчики, покататься?
— Хотим, хотим! — говорят зайцы.
Прыг, прыг в тележку — и уселись.
Лошадка хвостом махнула, гривой тряхнула — и понеслась по дорожке.
Бежала-бежала, а потом спрашивает:
— Ну, зайчики, хорошо вам кататься?
Никто не отвечает.
Посмотрела лошадка, а тележка пустая.
Где же зайцы? Куда подевались?
А зайцы на полянке играют, скачут друг через друга.
— Скучно нам в твоей тележке сидеть, — кричат зайцы. — Нам веселее через пеньки да кочки скакать.
Бежит лошадка по дорожке, опять пустую тележку везет. Вдруг видит — кто-то в кустах сопит и похрюкивает.
— Эй! Кто там сопит? — спрашивает лошадка. — Вылезай! Я тебя покатаю!
— Погоди, сейчас вылезу, — отвечает ей кто-то.
И вот из кустов вылезает ёж — круглый, колючий, весь в иголках. Посопел он, похрюкал, а потом забрался в тележку — шариком свернулся.
Рада лошадка — есть кого повозить! Бежит-бежит она, то вправо, то влево повернёт, а в тележке ёж из угла в угол так и перекатывается.
Катался-катался, да и выкатился из тележки на дорогу.
Оглянулась лошадка — что такое?
Потерялся ёж!
Лошадка опять пустую тележку везёт.
Видит: медведь у дороги собирает с кустов малину.
Толстый-претолстый медведь.
— Хотите, Михайло Иванович, покататься? — спрашивает лошадка.
— Ладно, — отвечает медведь. — Вот куст малины объем и поеду.
Почмокал медведь, обсосал лапу и полез в тележку, — затрещала тележка под ним. Понатужилась лошадка — еле тележку с места сдвинула.
Изо всех сил старается, везёт, пыхтит. Втащила медведя на горку, а уж под горку тележка сама покатилась.
Колеса на камушках подскакивают, медведя в тележке потряхивает, медведь в тележке порявкивает. А как тряхнуло его посильней — он и вывалился. Сидит на дороге, лапами нос трёт.
— Не буду больше кататься, — ревёт. — Буду на своих четырёх ходить. И ушёл в лес.
Скучно лошадке, никто больше кататься не хочет. Пошла она домой. Подходит к дому, а на крыльце на нижней ступеньке Никита сидит и верёвочку к палочке привязывает — кнутик делает.
Увидел Никита лошадку и кричит:
— Ты куда из дому уходила? Я кататься хочу.
Обрадовалась лошадка.
— Садись, Никита, садись, — говорит, — только сильно меня кнутом не стегай.
Сел Никита в тележку, натянул вожжи да как крикнет:
— Н-н-н-ооо! Поехали!
Ух, понеслась лошадка!
Никита потянет правую вожжу — она вправо бежит, потянет левую — она влево поворачивает.
Мимо огородов поехали, зайцев напугали, мимо кустов пронеслись, где ёж прячется, по лесу проскакали, куда медведь ушел.
Ехали мимо озера — там Никита воды напился.
Ехали по полю — там Никита жука поймал.
Ехали по лесу — там Никита ягоду-землянику сорвал.
Ездили-ездили и повернули домой.
Подкатили к крыльцу, остановились.
— Тпррр-ррр-рр-руууу! Приехали!
Поставил Никита лошадку опять в уголок под кровать, где она раньше стояла, бумажного сена ей настриг.

 

— Ешь, — говорит, — лошадка. Ты сегодня много бегала!
А на самом деле лошадка никуда не бегала — это мы с Никитой так играли.


Е.Чарушин

Томка испугался

Когда Томка был совсем еще небольшим щенком, я взял его с собой на охоту.
Пускай приучается.
Вот ходим мы с ним. Томка за бабочками, за стрекозами гоняется. Кузнечиков ловит. На птиц лает. Только никого поймать не может. Все улетают. Бегал он, бегал - так уморился, что сунулся в кочку носом и заснул. Маленький еще. А будить мне его жалко.
Прошло с полчаса. Прилетел шмель. Бунчит, летает над самым Томкиным ухом. Проснулся Томка. Покрутился спросонья, поглядел: кто это такой спать мешает? Шмеля он не заметил, а увидал корову и побежал к ней. А корова паслась далеко-далеко и, должно быть, показалась Томке совсем маленькой, не больше воробушка.
Бежит Томка корову загрызать, хвост кверху поднял –
никогда он еще коров не видал. Подбежал поближе, а корова уж не с воробушка –
с кошку ростом кажется. Тут Томка немного потише побежал, а корова уж не с кошку, а с козу выросла. Страшно стало Томке. Он близко не подошел и нюхает: что за зверь такой?
В это время шевельнулась корова - ее, наверно, кто-то укусил. И побежал от нее Томка!
С тех пор он и близко к коровам не подходит.


 

Е.Чарушин

Что за зверь?

Выпал первый снег. И всё кругом стало белым.
Деревья белые, земля белая, и крыши, и крыльцо, и ступеньки на крыльце – всё покрылось снегом.
Девочке Кате захотелось по снежку погулять.
Вот она вышла на крыльцо, хочет по ступенькам спуститься в сад и вдруг видит: на крыльце, в снегу, какие-то ямки. Какой-то зверёк ходил по снегу. И на ступеньках следы, и на крыльце следы, и в саду следы.
"Вот интересно-то! – подумала девочка Катя. - Что за зверёк, тут ходил? Это надо узнать".
Взяла Катя котлетку, положила ее на крыльцо и убежала. День прошёл, ночь прошла. Настало утро. Проснулась Катя - и скорее на крыльцо: смотреть, съел ли зверёк её котлетку. Смотрит - котлетка цела! Где её положила, тут она и лежит. А следов ещё больше стало. Значит, зверёк снова приходил.
Тогда убрала Катя котлетку и положила вместо неё косточку. Из супа.
Утром опять бежит Катя на крыльцо. Смотрит - косточку зверёк тоже не трогал. Так что же это за зверёк такой? И косточек не ест.
Тогда положила Катя вместо косточки красную морковку.
Утром глядит - морковки нет! Зверёк приходил и всю морковку съел!
Тогда Катин папа сделал западню. Опрокинул на крыльце ящик кверху дном, подпёр его лучинкой, а к лучинке привязал бечёвкой морковь. Если морковку дёрнуть – лучинка отскочит, ящик упадёт и накроет зверька.
На следующий день и папа пошёл, и мама, и даже бабушка – все пошли смотреть, не попался ли зверь в западню. А Катя впереди всех.
Есть в западне зверь! Прихлопнул кого-то ящик, упал с подставки! Заглянула Катя в щёлочку, видит - сидит там зверь. Белый-белый, пушистый-пушистый, глаза розовые, уши длинные, прижался в угол, морковку дожёвывает.
Это кролик! Унесли его домой, на кухню. А потом сделали большую клетку. И он стал в ней жить.
А Катя его кормила морковкой, сеном, овсом и сухарями.

 

Е.Чарушин

Лиса

Лисичка зимой мышкует — мышей ловит. Она встала на пенёк, чтобы подальше было видно, и слушает и смотрит: где под снегом мышь пискнет, где снег чуть-чуть шевельнётся. Услышит, заметит — кинется.
Готово: попалась мышь в зубы рыжей пушистой охотнице!

 

Е.Чарушин

Белка

Не страшен белке холод. У нее серенькая шубка теплая.
А лето пришло, белка шубку переменила — теперь и холода нет, и прятаться не от кого: не нужен охотникам тонкий рыжий мех.
Белка грибы сушит, шишки шелушит.

 

Е.Чарушин

Волк

Летом ходит волк сытый. Дичи много.
Придет зимнее время, птицы улетят, звери спрячутся, нечего есть волку. Злые, голодные ходят волки, ищут добычу. К деревне подойдут...
Где сторожа нет да запоры плохи — несдобровать овце.

 

Е.Чарушин

Медведь

Медведь имеет теплую мохнатую шубу. Морда у него вытянутая.
Ходит медведь тяжело, переставляя лапы как-то вкось, поэтому его и назвали косолапым. Но он может быстро бегать. Он очень ловко лазает по деревьям.
Медведь ест ягоды, мед. Медведь на холодные месяцы забирается в берлогу, спит и сосет лапу.


 

Н.Сладков

Почему ноябрь пегий?

Высунулась из-за леса снеговая туча, наделала в лесу переполоху!
Увидал тучу Заяц-беляк да как заверещит:
- Скорей, туча, скорей! Я давным-давно белый, а снегу всё нет да нет! Того и гляди, охотники высмотрят!
Услыхала туча Зайца и двинулась в лес.
- Нельзя, туча, назад, назад! - закричала серая Куропатка. - Землю снегом засыплешь - что я есть стану? Ножки у меня слабые, как я до земли дороюсь?
Туча двинулась назад.
- Давай вперёд, нечего пятиться! - заворчал Медведь. - Засыпай берлогу мою скорей: от ветра и мороза укрой, от глаза чужого спрячь!
Туча помедлила и опять двинулась в лес.
- Сто-ой, сто-ой! - завыли волки. - Насыплешь снегу - ни пройти, ни пробежать. А нас, волков, ноги кормят! Туча заколыхалась - остановилась.
А из лесу крик и вой.
- Лети к нам, туча, засыпай лес снегом! - кричат одни.
- Не смей снег высыпать! - воют другие.
- Назад поворачивай!
Туча то вперёд, то назад. То посыплет снежком, то перестанет. Потому-то ноябрь и пегий: то дождь, то снег, то мороз, то оттепель. Где снежок белый, где земля чёрная. Ни зима, ни осень!

 

Л.Воронкова

Снег идёт

Подули студёные ветры, и зима загудела в трубе:
"Я иду-у-у... Я бреду-у-у!.."
Зачерствела грязь на дороге, стала жёсткой, как камень. Лужицы промёрзли до дна. Вся деревня стала тёмная, скучная − и дорога, и избы, и огород, и лес… Таня сидела дома, играла в куклы и на улицу не глядела. Но пришла бабушка с колодца и сказала:
− Вот и снежок пошёл!
Таня подбежала к окну:
− Где снежок пошёл?
За окном густо падали и кружились снежинки, так густо, что сквозь них даже соседнего двора не было видно. Таня схватила платок и выбежала на крыльцо:
− Снег идёт!
Всё небо и весь воздух были полны снежинок. Снежинки летели, падали, кружились и снова падали. Они ложились на чёрствую грязь на дороге. И на все деревенские крыши. И на деревья. И на ступеньки крыльца. И на зелёный байковый Танин платок... Таня подставила ладонь − они и на ладонь упали. Когда снежинки летят, они как пух, а когда разглядишь поближе, то увидишь звёздочки, и все они разные. У одной лучики зубчатые, у другой − острые, как стрелки.
Но разглядывать их долго не пришлось − снежинки растаяли на тёплой ладони.
А снег всё шёл и шёл. Снежинки всё кружились и падали.
После обеда Таня вышла гулять и не узнала свою деревню. Стала она вся белая − и крыши белые, и дорога белая, и огород белый, и лужок белый... А потом выглянуло солнышко, снег заблестел, загорелись искорки.
А Тане стало так весело, будто праздник наступил. Она побежала к Алёнке и застучала в окно:
− Алёнка, выходи скорее − к нам зима пришла!


Л.Воронкова

Хитрый снеговик

Ребята-школьники сложили на выгоне огромного снеговика. Колхозницы ходили на колодец и смеялись:
– Вот какой дядя стоит! Ночью испугаешься!
– Давай мы тоже снеговика сделаем? – сказала Таня.
Алёнка согласилась:
– Давай. Только не страшного.
Они сделали маленького снеговика. А снеговик вышел кривой. Постоял-постоял, наклонился набок да и упал. Таня попросила бабушку:
– Бабушка, слепи нам снеговика!
Но бабушка сказала:
– Вот только у меня и заботы – вам снеговиков лепить!
– Ну давай этого приподнимем, – сказала Алёнка.
Они стали поднимать своего снеговика, а он и совсем на куски развалился. У Тани даже слёзы брызнули. Дедушка вышел во двор колоть дрова.
– Вы чего насупились? – спросил он.
– Снеговик не выходит, – сказала Таня, – разваливается!
– Вот это беда так беда! – сказал дедушка. – Придётся вам помочь.
Они все втроём – Таня, Алёнка и дедушка – скатали ком, большущий-пребольшущий! Потом скатали ком поменьше. Потом совсем маленький. Дедушка на большой ком положил ком поменьше, а наверх – самый маленький. Вот и получился снеговик.
– А теперь вы нарядите его, – сказал дедушка, – шапку ему наденьте, глаза ему сделайте! А я пойду дрова колоть.
Таня и Алёнка до самых сумерек наряжали и прихорашивали своего снеговика. Сделали ему глаза из угольков, вместо носа воткнули еловый сучок, на голову надели дырявое решето. И очень ему радовались.
Таня пришла домой, когда уже совсем стемнело. Она так устала, что даже забыла положить свои варежки в печурку. А варежки были совсем мокрые. За ужином Таня всё рассказывала про снеговика. А потом легла спать в свою тёплую постель, сунула ноги к тёплой печке, подложила руку под щеку и закрыла глаза.
Тихо-тихо было в горнице. Тихо-тихо было на улице. Вдруг Таня слышит – скрипят по снегу чьи-то неуклюжие шаги. Она поглядела в окно – на улице светит чистый месяц. А мимо окна идёт её снеговик; решето сдвинул на ухо, палкой подпирается и шагает – скрип-скрип… хруп-хруп…
«Куда пошёл! – закричала Таня. – Зачем уходишь? Что ж, нам теперь другого лепить?»
А снеговик идёт да идёт. И даже не оглядывается. Так и ушёл куда-то по светлой снежной дороге…
Утром Таня, как только проснулась, так сразу и вспомнила, что случилось.
– Ты что это сегодня ночью кричала? – спросила у неё мать. – Сон, что ли, страшный приснился?
– Не сон, – насупясь, сказала Таня. – У нас снеговик со двора ушёл…
– Снеговик ушёл? – удивилась мать и засмеялась. – Ну и выдумала ты, дочка! Вон он стоит, твой снеговик. Куда он денется?
Таня подбежала к окну, а окно совсем заморожено, и ничего сквозь него не видно. Тогда она живо оделась и выскочила во двор.
Снеговик стоял на том же самом месте, где и вчера! Таня обрадовалась.
– А, вернулся! – сказала она. – Ну и хорошо. А ты всё-таки скажи: зачем ты ночью уходил?
Но снеговик задумчиво глядел куда-то своими угольками и ничего не отвечал Тане.


 

Н.Сладков

Медведь и солнце

Просочилась в берлогу вода - медведю штаны промочила.
- Чтоб ты, слякоть, пересохла совсем! - заругался медведь. - Вот я тебя сейчас!
Испугалась вода, зажурчала тихим голосом:
- Не я, медведушко, виновата. Снег во всём виноват. Начал таять, воду пустил. А моё дело водяное - теку под уклон.
- Ах, так это снег виноват? Вот я его сейчас! - взревел медведь.
Побелел снег, испугался. Заскрипел с перепугу:
- Не я виноват, медведь, солнце виновато. Так припекло, так прижгло - растаешь тут!
- Ах, так это солнце мне штаны промочило? - рявкнул медведь. - Вот я его сейчас!
А что "сейчас"! Солнце ни зубами не схватить, ни лапой не достать. Сияет себе. Снег топит, воду в берлогу гонит. Медведю штаны мочит.
Делать нечего - убрался медведь из берлоги. Поворчал, поворчал да и покосолапил. Штаны сушить. Весну встречать.

 

Э.Шим

Солнечная капля

"Дон!.."
"Динь!.."
"День!.."
С крыши, с прозрачных сосулек падают вниз капли. Они вспыхивают под солнцем, переливаются красными, синими, жёлтыми огоньками.
Кажется, что не холодная вода капает, а летят горячие солнечные брызги.
Воробьи искупались в этих брызгах и затрещали, заголоси­ли по-весеннему радостно.
Белый петух напился из солнечной лужицы — тряхнул гребнем, крыльями зачертил, как лесной забияка тетерев.
Я выбежал из дому, и капля упала мне на лицо. Хотел я вытереть глаз — и вдруг замер. На какой-то миг, пока я смотрел сквозь каплю, всё кругом изменилось: засияло, за­сверкало, затрепетало радужными огнями...
И небо, и землю, и снежные поля — весь мир осветила и зажгла крохотная солнечная капля.

 

К.Мазовский

Весенние голоса

Берёзы стояли ещё голые,и на скворечнях лежал снег. Голые ветки качались от ветра и стукались друг о друга. Почки на них были еще маленькие,сухие. Но им хотелось расти.
— Можно? — спросила одна почка другую.
— Нельзя, — ответила почка. — На земле еще снег лежит, и в воздухе холодно.
— А когда будет можно?
Соседняя почка закачалась вместе с веткой:
— Ветер скажет.
В земле под снегом лежали рядышком два зернышка. Им было холодно, но тоже хотелось расти.
— Можно? — спросило одно зернышко у другого.
— Нельзя. Земля еще не оттаяла.
— А когда будет можно?
Второе зернышко прислушалось и ответило:
— Вода скажет.
Река была покрыта льдом. Зарывшись в тину, на дне дремали рыбы. Им тоже хотелось всплыть на поверхность, поиграть, половить мушек.
— Можно? — спросила одна рыбка свою подружку.
— Что ты, — ответила та. — Река еще не вскрылась.
— А когда будет можно?
Вторая рыбка снова прислушалась и ответила:
— Лед скажет.
И все ждали: почки, зернышки, рыбки — все ждали дня, когда наконец будет можно.
И этот день настал: выглянуло яркое теплое солнышко и улыбнулось всем. Из далеких краев возвратились на родину певуньи-птички и весело запорхали вокруг своих гнезд.
— Чувствуешь, — спросила березовая почка, — какой теплый ветер? Теперь можно расти.
— Слышишь? — сказало зернышко. — Ручейки звенят. Теперь можно расти! По реке стремительно поплыли огромные глыбы льда. Они ударялись друг о друга и, казалось, пели:
— Мож-ж-жно! Мож-ж-жно!
Этот шум услыхали и рыбы. - Слышишь? - сказала одна рыба другой. Лёд шумит. Можно всплывать выше.

 

Л.Воронкова

В небе тучки поспорили

из "Золотые ключики"

Бабушка выставила зимние рамы, прислонила их к стене и сказала:
– Смотри, Танюша, не разбей стекло.
Но Таня не подходила к рамам: она разглядывала то, что лежало всю зиму между рамами на подоконнике.
– Бабушка, это что?
– А не видишь что? Хлопки.
– А зачем тут хлопки?
– Чтобы ветер не продувал.
Таня потащила с подоконника косматые льняные хлопки, и вдруг из-под них что-то задымилось, поднялась какая-то серая пыль.
– Фу! Фу! Таня замахала руками и стала чихать.
– И что тебе всё надо! – прикрикнула на неё бабушка. – Зачем ты в золу руками залезла?
– А разве там зола? – удивилась Таня. – А зачем же там зола, бабушка?
– Затем, чтобы сырости на окнах не было. Отойди подальше, я сейчас всё отсюда уберу.
Бабушка сняла с подоконников старые хлопки, смела в ведро золу и открыла окно. И сразу в избе стало светло, весело, и всё слышно – вот в кустах воробьи чирикают, вот ласточки щебечут, вот где-то ребятишки кричат и смеются и на разные голоса поют петухи.
Вдруг как-то затуманилось солнышко, потемнело в избе… Лёгкий грохот прокатился над крышей, острый огонёк блеснул в окно…
Таня бегом бросилась на улицу:
– Что это? Гроза?!
Дедушка в палисаднике перекапывал землю. Он опёрся на заступ и прищуренными глазами глядел на небо.
А на небе уже снова сияло солнышко. И только две маленькие лиловые тучки летели по ветру и словно догоняли друг друга.
– Где гроза? – сказал дедушка. – Никакой грозы нет.
– А что же ударило?
– А это так: две молодые тучки столкнулись-поспорили, ударились, молнию высекли… А как ударились, так и громок загремел. Первый громок прогремел, Татьянка, весна-красна пришла!


 

Л.Воронкова

Лебеди и гуси

из "Золотые ключики"

Таня стояла у палисадника и глядела в небо – на лиловые тучки, на круглые облачка, которые, как стадо белых ягнят, выбирались из-за леса.
– Дедушка, а откуда облака идут? – спросила Таня.
– Должно быть, с моря, – ответил дедушка.
– Дедушка, а куда они?
– Да вот к нам идут, на наши поля дождичка несут.
– А море – оно большое?
– Говорят, большое. Берегов не видно. Будешь день плыть, два дня плыть, неделю – и всё берегов не видно.
– Дедушка, а лодки по морю плавают?
– И лодки плавают. И большие пароходы плавают – огромные пароходы!..
– А это море-то далеко? – От нас далеко.
– Дедушка, а ты дорогу к морю знаешь?
– Я-то не знаю, а вот наша речка Маринка, наверно, знает.
– Наша Маринка? А она разве в море течёт?
– Маринка течёт в Нудоль-реку. А Нудоль-река – в другую реку, побольше. А та река – в совсем большую реку. А большая река – в море. Так вот, может, и наша Маринка к морю добирается…
Вдруг дедушка перестал копать, наклонил голову набок и прислушался к чему-то. Таня спросила шёпотом:
– Что там?
– Слышишь – лебеди трубят?
Таня поглядела на дедушку, потом на небо, потом опять на дедушку и улыбнулась:
– А что же, у лебедей труба есть?
– Какая там труба! – засмеялся дедушка. – Просто они кричат так протяжно, вот и говорят, что они трубят. Ну, слышишь?
Таня прислушалась. И правда, где-то высоко-высоко слышались далёкие протяжные голоса.
– Вишь ты, домой из-за моря летят, – сказал дедушка, – как перекликаются. Недаром их кликунами зовут. А вон-вон, мимо солнца пролетели, видны стали…Видишь?
– Вижу, вижу! – обрадовалась Таня.
– Верёвочкой летят. Может, они тут где-нибудь сядут?
– Нет, они тут не сядут, – задумчиво сказал дедушка, – они домой полетели!
– Как – домой? – удивилась Таня. – А у нас-то не дом?
– Ну, им, значит, не дом.
Таня обиделась:
– Ласточкам – дом, жаворонкам – дом, скворцам – дом…А им не дом?
– А им дом поближе к северу. Там, говорят, в тундрах болот много, озёр. Там они и гнездуются, где поглуше.
– А у нас уж им воды мало? Вон речка, вон пруд… Ведь всё равно у нас лучше!
– Кто где родился, тот там и пригодился, – сказал дедушка. – Каждому свой край лучше.
А лебеди летели всё дальше. Всё глуше и глуше становились их голоса…
В это время вышли со двора гуси, остановились среди улицы, подняли головы и примолкли.
– Смотри-ка, дедушка, – прошептала Таня, дёргая его за руки, – а наши гуси тоже лебедей слушают! Как бы и они в тундры не улетели!
– Куда уж им! – сказал дедушка. – Наши гуси на подъём тяжелы!
И снова стал копать землю.
Замолкли в небе лебеди, скрылись, растаяли в далёкой синеве. А гуси загагакали, заскрипели и пошли вперевалку по улице. И гусиные следы треугольничками чётко отпечатывались на сырой дороге.

 

Е.Чарушин

Как мальчик Женя научился говорить букву «р»

Мальчик Женя не умел говорить букву "р".
Ему говорят:
— Ну-ка, Женя, скажи: "пароход".
А он говорит: "палоход".
— Скажи: "таракан".
А Женя говорит: "талакан".
— Скажи: "рыба".
А он говорит: "лыба".
Все ребята во дворе над ним смеялись.
Вот Женя однажды играл с ребятами, сказал тоже что-то неправильное. И ребята стали его дразнить.
Тогда Женя обиделся и залез на крышу. Там на дворе стоял маленький домик, невысокая баня.
Лежит Женя на банной крыше и тихонько плачет.
Вдруг на забор прилетела ворона и здорово так каркнула:
— Крррааа!..
Женя тоже каркнул - только получилось: "клллааа".
А ворона посмотрела на него, наклонила набок голову, прищёлкнула клювом и давай выговаривать на разные лады:
— Каррр, краа, кррр, ррра, ррра.
У Жени получается: "клавла, кллл, клклкл".
Полчаса кричал Женя по-вороньи, язык во рту в разные места ставил и дул изо всех сил.
У него и язык устал, и губы распухли. И вдруг так хорошо у него получилось.
— Крррррррраааа!
Так хорошо "ррр" получается, словно куча камней по камушкам в разные стороны раскатывается: "ррррр".
Обрадовался Женя и полез с крыши.
Торопится, лезет и всё время каркает, чтобы не забыть, как "р" выговаривается.
Лез, лез и свалился с крыши, да крыша-то банная, баня невысокая, и в куст смородины он упал - не ушибся.
Встал Женя, побежал к ребятам, смеётся, радуется и кричит:
— Я "рры" научился говорить!
— А ну, - говорят ребята, - скажи нам что-нибудь.
Женя думал, думал и сказал:
— Павррруша.
Это Женя хотел сказать "Павлуша", да спутал.
Вот как обрадовался!

 

Г.Цыферов

Дождь

Дождь шёл, не разбирая дороги. По лугам, по полям, по цветущим садам.
Шёл-шёл — споткнулся. Вытянул длинные ноги. Упал и утонул в последней луже.
Лишь пузырьки наверху пошли: "буль-буль".

Ю.Александров

Птенчик

Мы поймали птенца. То есть мы его не ловили, он сам выполз откуда-то — должно быть, утром выпал из гнезда. Мы только что разбили палатку и устраивались на новом месте.
Птенец был крохотный, с жёлтыми крылышками в чёрных полосках и красной головкой. Посадили мы его в коробку и затянули марлей. Коробку поставили в сторонке под куст и занялись хозяйственными делами.
Вдруг под кустом суматоха. Налетела целая стая взрослых щеглов. Штук десять. С яростным писком они ринулись на штурм картонной коробки. Марля сразу была проклёвана в трёх местах, и дырки быстро увеличивались. Птенец помогал снизу, пробивая марлю, как скорлупу яйца. Мы решили не вмешиваться.
Наконец в марле была проклёвана большая дыра, и птенец, пища и даже кряхтя, вывалился наружу. Переваливаясь, он заковылял в кусты. Сзади, спереди, с боков и сверху его сопровождал почётный эскорт в парадных мундирах.
Ай да щеглы! Увели!


 

Б.Житков

Храбрый утёнок

Каждое утро хозяйка выносила утятам полную тарелку рубленых яиц. Она ставила тарелку возле куста, а сама уходила.
Как только утята подбегали к тарелке, вдруг из сада вылетала большая стрекоза и начинала кружиться над ними.       Она так страшно стрекотала, что перепуганные утята убегали и прятались в траве. Они боялись, что стрекоза их всех перекусает.
А злая стрекоза садилась на тарелку, пробовала еду и потом улетала. После этого утята уже целый день не подходили к тарелке. Они боялись, что стрекоза прилетит опять.
Вечером хозяйка убирала тарелку и говорила:
"Должно быть, наши утята заболели, что-то они ничего не едят".
Она и не знала, что утята каждый вечер голодные ложились спать.
Однажды к утятам пришел в гости их сосед, маленький утенок Алеша. Когда утята рассказали ему про стрекозу, он стал смеяться.
- Ну и храбрецы! - сказал он. - Я один прогоню эту стрекозу. Вот вы увидите завтра.
- Ты хвастаешь, - сказали утята, - завтра ты первый испугаешься и побежишь.
На другое утро хозяйка, как всегда, поставила на землю тарелку с рублеными яйцами и ушла.
- Ну, смотрите, - сказал смелый Алеша, - сейчас я буду драться с вашей стрекозой.
Только он сказал это, как вдруг зажужжала стрекоза. Прямо сверху она полетела на тарелку.
Утята хотели убежать, но Алеша не испугался. Не успела стрекоза сесть на тарелку, как Алеша схватил ее клювом за крыло. Насилу она вырвалась и с поломанным крылом улетела.
С тех пор она никогда не прилетала в сад, и утята каждый день наедались досыта. Они не только ели сами, но и угощали храброго Алешу за то, что он спас их от стрекозы.

 

 

Л.Воронкова

Снежок

из "Солнечный денёк"

На деревне звонил колокол.
Это значит – колхозникам пора на работу.
Мать повязалась платком, взяла грабли и пошла на луг. Дед отправился на конюшню посмотреть Зорьку. У Зорьки скоро должен родиться жеребёнок, поэтому дед всё ходит и смотрит и всё тревожится.
Таня взяла куклу, обняла её и вышла на улицу. Эта кукла была не её – кукла была Алёнкина, в новеньком голубом платье. Алёнка только вчера сшила его.
На зелёной лужайке среди улицы маленькие ребятишки играли в «каравай». Тут был и Ваня Берёзкин, и Дёмушка – Алёнкин брат, и Катя Перепёлкина, и Костя Беляк… С ними была пионерка Ариша Родионова; она учила ребятишек петь:
– Каравай, каравай, Кого любишь, выбирай!
Пионеры часто устраивали всякие игры с маленькими ребятишками.
Ариша увидела Таню и позвала её:
– Таня, иди с нами в «каравай» играть!
– Иду! – откликнулась Таня. – Вот только куклу посажу куда-нибудь.

 

Таня хотела посадить куклу около двора, на брёвнышко, но тут из-под крыльца выскочил Снежок, молодой лопоухий пёс с озорными глазами. Он уже успел сбегать на скотный двор, сунулся в свиную кормушку, промчался на реку к ребятам, которые ловили рыбу, и ухитрился стащить у них из ведра плотицу. Вернувшись, доел в своей плошке вчерашние щи, улёгся в холодке и решил вздремнуть. Но увидел Таню – не вытерпел и начал прыгать вокруг неё, хватать её за платье то с одного бока, то с другого.
– Отстань, Снежок! – прикрикнула Таня. – Отстань, говорят!
Она оттолкнула Снежка и нечаянно выронила куклу. А Снежок словно этого и ждал – подскочил, схватил куклу и помчался по улице.
Ребятишки засмеялись.
– Держи его! – закричал Дёмушка. Таня бросилась за Снежком:
– Отдай куклу! Отдай куклу, озорник!
Но Снежок припустился ещё сильнее. Наверно, он думал, что Таня играет с ним. Он промчался по улице, распугал гусей и за вётлами возле пруда свернул на усадьбу. Таня бежала за ним – сначала по дорожке, потом по траве до самого перелеска. Снежок бросился в кусты и скрылся. Таня видела только, как метнулся за кустами его белый лохматый хвост. Таня остановилась.

 

Л.Воронкова

Сражение

из "Солнечный денёк"

Танины куклы жили на полу под лавкой. Их горница с одной стороны была отгорожена бабушкиным сундучком, а с другой – полосатой занавеской.
В горнице стоял деревянный чурбачок, на нём лежала перина и было постелено пёстрое одеяло. Это была кровать. Другой чурбачок был покрыт белым лоскутком – за этим чурбачком куклы обедали. А в жестяной коробке, которая была сундуком, хранились куклины платья.
Куклы у Тани были тряпичные, с размалёванными щеками и с волосами из пакли.
Таня хмуро сидела перед ними, подперев кулаком подбородок.
«Может, Алёнке Грушу отдать? Жалко… У неё кофточка красная. Матрёшу? Тоже жалко. Дуньку? Вот Дуньку не жалко – она совсем чумазая и волосы у нее почти оторвались. Но Дуньку Алёнка не возьмёт, пожалуй».
В это время в избу вошла Алёнка. Таня покраснела и тотчас задёрнула занавеску.
– Давай мою куклу! – потребовала Алёнка. – Где она у тебя?
– Она спит, – сказала Таня.

 

– Где спит? Покажи! – Не покажу!
– Ты что, не отдавать, да?
Алёнка отдёрнула занавеску. Одни Танины куклы сидели в горнице, а её новой, нарядной не было.
– Отдавай! – закричала Алёнка. – А то я сейчас твоих всех… Вот! Вот!
И начала швырять Таниных кукол по всему полу. Грушу в красной кофточке она подкинула так высоко, что та пролетела через всю избу и шлёпнулась в кадушку с водой.
Тогда Таня рассердилась.
– Уходи из избы! – закричала она. – Уходи!
Она схватила веник и замахнулась на Алёнку. Алёнка испугалась веника и побежала на улицу. На пороге она столкнулась с Таниной бабушкой.
– Это что за война? – сказала бабушка.
Таня и Алёнка закричали обе сразу:
– Она моих кукол расшвыряла! А одна вон как намокла – даже полиняла вся!
– А она мою куклу не отдаёт! Пусть отдаст!
– Так чего ж ты Алёнке куклу не отдаёшь, а? – спросила бабушка.
Таня опустила голову и заплакала.
Бабушка обняла её:
– Чего же тут плакать? Надо отдать, да и всё!
Таня уткнулась в бабушкину кофту:
– Да как же я отдам, когда её Снежок в кусты утащил!
Бабушка погладила Таню по голове и сказала:
– Вот нашли из-за чего ругаться да драться! Да я вам ужотко ещё лучше куклу сделаю!



 

Л.Воронкова

Новая кукла

из "Солнечный денёк"

Таня и Алёнка прибежали к бабушке.
– Бабушка, – закричала Таня, – мы Соколика видели!
– Рыженький, – сказала Алёнка, – на лбу звёздочка, а ноги длинные-длинные!
Но бабушка словно и не слышала. Она сидела у окна и шила. А около неё на лавке лежал мешочек с лоскутками.
Алёнка тихонько толкнула Таню:
– Спроси про куклу-то!
– Бабушка, – сказала Таня, – ты всё какие-то заплатки пришиваешь, а про куклу и забыла совсем!
– Забыла, как бы не так! – ответила бабушка. – А что же я, по-твоему, делаю?
– А что – куклу? Да?
Таня и Алёнка так и присмолились к бабушке, так и приклеились:
– Бабушка новую куклу шьёт!
А у бабушки кукла-то почти готова была. И руки и ноги сделаны, и светлая коса из чистого льна – заплетать можно. Осталось только одеть куклу да лицо нарисовать. Из синего сатина бабушка сшила кукле юбку, а кофту сделала из жёлтого атласа. Потом бабушка взяла чёрный карандаш, нарисовала кукле брови, глаза, нос. А красным карандашом нарисовала губы и сделала густой круглый румянец.
– Нате, готова!
Алёнка бережно взяла куклу. Она глядела на неё и глаз не могла отвести: до чего нарядна, до чего хороша!
Тане тоже понравилась новая кукла.
– А ту когда-нибудь тоже отыщем, – сказала она. – А то ведь как ей там одной… в лесу?
Но счастливая Алёнка уже и думать забыла о старой кукле. Она только кивнула головой в ответ и пошла домой показывать всем свою румяную красавицу.

 

Н.Артюхова

Трудный вечер

Папа уезжал в командировку. Мама и Алеша провожали его. Папа нес чемодан, а мама вела Алешу за руку. Вернее, даже не вела, а тянула. Потому что Алеша не шел, как все люди идут, — лицом вперед. Алеша вертел головой вправо и влево, но чаще всего ему казалось, что самое интересное остается позади. Перронная касса, контролеры у входа, огромный зал, где люди и вещи — все вперемешку, длинная-предлинная платформа, вагоны дальнего следования, дачная электричка, мороженое в белых ящиках на каждом шагу…
Папа остановился у двери вагона, поставил на платформу чемодан, сказал: «Ну вот» — и взял Алешу на руки.
Теперь Алеша отсюда, с высоты, мог видеть гораздо больше интересного, но все это вдруг стало неинтересным. Совсем близко было папино лицо, папины глаза смотрели грустно.
— Папа, а она далеко, твоя командировка? Она большая?
Папа усмехнулся:
— Да как тебе сказать… Довольно далеко. И довольно большая. То есть длинная она, Алешка, вот в чем беда! Теперь не скоро увидимся… Будь умницей, сынок, маму береги.
Алеша спросил:
— А как?
Но в эту минуту все заторопились, и папа заторопился. Он успел поцеловать маму и Алешу, вскочил в вагон вместе с чемоданом, и поезд тронулся.
Вагоны сначала двигались потихоньку, как-то нерешительно. Потом побежали все быстрее и быстрее, маме и Алеше уже трудно было догонять их. Промелькнул и как будто оторвался последний вагон. И платформа будто оторвалась. Оказалось, что она высокая, а внизу, переплетаясь, убегают вдаль серебряные рельсы.
— Осторожно! — сказала мама и отвела Алешу от края.
Папин поезд отодвинулся, все уменьшаясь, и наконец скрылся за домами и деревьями.
Сразу стало скучно без папы. Алеша хотел спросить маму, как же ему исполнить папино поручение: папа просил ее беречь, а как беречь — не объяснил. Но только он об этом подумал, что-то зазвенело над самым ухом, мама крикнула: «Берегись!» — и схватила Алешу за руку. По платформе мчалась тяжелая тележка, на которой стоял носильщик в белом фартуке и горой лежали чемоданы и сундуки. Носильщик укоризненно покачал головой, тележка промчалась мимо.
В метро, когда шагнули на эскалатор, мама опять сказала: «Осторожней! Держись за перила!» Получалось все время так, что не Алеша маму берег, а мама его берегла, и как выйти из этого положения, Алеша не знал.
Не взять ли маму за руку, когда нужно будет переходить улицу, не сказать ли ей: «Осторожнее, мама! Посмотри сначала налево, а потом направо»? Ведь так полагается по правилам уличного движения.
А мама уже тут как тут:
— Ты, детка, не зевай по сторонам. Давай-ка лучше за руку перейдем.
Может быть, дома что-нибудь можно придумать?
А мама и там за свое:
— Пойдем, сынок, руки вымоем. Сейчас я тебе согрею молока. Ты, должно быть, уже спать захотел.
Молоко перегрелось, мама налила его на блюдце и поставила на подоконник:
— Берегись, детка, не трогай — горячо. Потерпи немного.
Мама присела на диван, а Алеша — на свое маленькое кресло, и оба стали терпеливо ждать, пока остынет молоко.
А спать Алеше очень хотелось. Сейчас мама покормит, разденет, уложит в кроватку — так будет хорошо!
Терпеливо ждать становилось все труднее и труднее.
— Мама, я спать хочу!
Мама не ответила.
— Ма-ма! Дай молока!
Алеша подождал немного, но мама все молчала.
Он подошел к маме и потянул ее за руку:
— Мама, я спать хочу!
И увидел, что мама спит.
Алеша сразу почувствовал себя заброшенным и одиноким. В комнате было так тихо, что даже страшновато стало. Алеша набрал в себя побольше воздуха, чтобы зареветь погромче. А потом подумал и не заплакал.
У мамы было такое спокойное, усталое лицо! Она лежала, прижавшись щекой к валику дивана, подобрав ноги, будто ей было холодно. А может быть, и вправду ей холодно? Алеша знал, как неприятно, когда ночью сползает одеяло — зябнешь и не можешь как следует проснуться. А потом подходит мама и подтыкает со всех сторон, утепляет…
Еще сегодня ночью мама два раза укрывала Алешу. Первый раз в комнате было почти темно, только на столе горела маленькая лампа, завешенная чем-то темным со стороны Алешиной кровати. Мама стояла в халате и что-то гладила.
А во второй раз небо за окном было уже розовое, но маленькая лампа все еще горела. Мама сидела на корточках перед чемоданом и укладывала папины вещи. А папа вошел в комнату и сказал: «Ты когда же спать будешь? Ложись, теперь я все успею.»
Чем бы прикрыть маму, чтобы ей было тепло? Алеша взял большую серую пушистую шаль, как можно осторожнее накинул ее на маму и старательно подоткнул со всех сторон. И сам залюбовался на свою работу — до того уютно маме стало лежать!
А самому спать все-таки тоже хотелось. Но Алеша уже не чувствовал себя одиноким и покинутым. Наоборот, он был хозяином в комнате. Привстав на цыпочки, он деловито пощупал блюдце с молоком. Совсем остыло. Не очень-то приятно пить холодное молоко, но что же делать! Алеша придвинул к подоконнику стул и, стоя на коленках, потянулся губами к блюдцу.
Так. Одно дело сделано. Спать захотелось теперь еще сильнее. Чистить зубы или не стоит? Кипяченая вода есть в графине. Ладно уж, пускай все будет по правилам! Алеша налил воды в кружку и пошел в ванную.
Теперь нужно опустить сетку кровати. Но железный крючок очень туго сидел в железной петельке. Отцепить крючок удалось только с одной стороны, и сетка почти не опустилась. Опять помог стул. Алеша придвинул его к кровати и перевалился со стула к себе на подушку. Но он забыл, что нужно сначала раздеться.
Труднее всего оказалось снять башмаки. Шнурки-бантики, такие послушные у мамы в руках, как только Алеша до них дотронулся, превратились в тугие узелки. Узелки пришлось распутывать при помощи ногтей и зубов. Наконец, совсем запыхавшись, Алеша освободился от башмаков. Ночная рубашка лежала под подушкой. Все это хорошо, но как снять лифчик, когда пуговицы сзади? Алеша попробовал дотянуться рукой и расстегнуть верхнюю пуговицу, потом нижнюю. Ничего не выходило. Тогда он попытался просто сдернуть лифчик через голову.
Сначала все пошло хорошо: лифчик, слегка потрескивая, съехал со спины и груди, перешел на плечи, но вдруг застрял около шеи и плотно привязал к голове оба Алешиных локтя. Почему-то и ноги тоже потянуло кверху. Алеша почувствовал, что погибает, и хотел уже крикнуть: «Мама!»
Что-то больно щелкнуло по коленке: это оторвалась пуговица слева и отпустила одну подвязку. Теперь левому боку стало свободнее. Правую подвязку удалось отстегнуть. Ого! Лифчик двигается! Пошло, пошло… Еще одно маленькое усилие — и Алеша, красный, потный, разгоряченный, смог наконец свободно вздохнуть. Снять чулки и надеть ночную рубашку — все это было уже совсем просто.
Алеша с наслаждением вытянулся. Как он устал! Теперь можно спокойно поспать. И даже ничего, что лампа светит прямо в глаза. Даже две лампы: та, что висит посередине комнаты, и та, что стоит на письменном столе. С мужественным вздохом Алеша вылез из-под одеяла и снова перевалился через сетку кровати.
Чтобы дотянуться до выключателя, пришлось подтащить к нему стул. А чем бы завесить лампу на столе? Алеша взял свои полосатые штанишки и накинул их на лампу со стороны дивана. Для этого пришлось еще один стул пододвинуть к письменному столу.
Теперь все. Теперь можно спокойно спать. Когда Алеша опять перебрался через сетку, он уронил со стула лифчик и один башмак. Ну ничего. Мама не проснулась.
А жаль все-таки, что папа никогда не узнает, какой у него сегодня был хороший, заботливый сын. Самому-то об этом неудобно будет рассказывать! И мама не узнает…
А мама спала и видела сны. Сначала ей снилось, что Алеша всю мебель в комнате сдвинул в один угол (это когда Алеша стулья передвигал). Потом, когда в комнате стало тихо, маме снилось, что Алеша заснул одетый поперек дивана и что нужно поскорее его раздеть и уложить в кроватку. «Ведь ему холодно», — думала мама. Несколько раз ей казалось, что она уже встала и укладывает Алешу. Она сделала над собой усилие и открыла глаза.
В комнате было полутемно и очень тихо. Поперек дивана заснула она сама, а не Алеша.
Кто прикрыл ее шалью? Ведь папа уехал. Кто же мог это сделать? Где Алеша?
Мама испуганно оглянулась. Алеша спал у себя в кровати, раздетый, укрытый одеялом.
На подоконнике — пустая чашка и пустое блюдце. Может быть, заходил кто-нибудь из соседей, помог Алеше раздеться, погасил верхний свет, занавесил настольную лампу? Чем занавесил?
Мама улыбнулась. Мама увидела стулья, странным образом разбежавшиеся по комнате. Мама подняла с пола лифчик, застегнутый на все пуговицы и вывернутый наизнанку.
Мама тихонько засмеялась и бросилась к двери. Ей хотелось сейчас же, сию минуту рассказать кому-нибудь, какой у нее замечательный, внимательный, какой у нее почти взрослый сын!
В коридоре было темно и тихо, все соседи давно уже спать легли. Тогда мама вернулась в комнату, перевесила полосатые штанишки так, чтобы свет не мешал Алеше…
И начала писать папе длинное, гордое, счастливое, веселое письмо.


 

Е.Чарушин

Никита - охотник

Есть у Никиты деревянный тигр, крокодил резиновый и слон. Слон из тряпок сшит, а внутри у него вата.
А ещё есть у Никиты верёвочка.
Вот запрятал Никита своего тигра под кровать, крокодила – за комод, слона – под стол.
– Сидите там, – говорит. – Сейчас я на вас охотиться буду!
А верёвочка стала змеёй. Тоже под стулом живёт, извивается там.
– Начинается охота! – кричит Никита.
Зарядил он своё ружьё и пополз.
Полз, полз и на тигра наполз.
А тигр как зарычит страшным голосом:
- Рррр-ррр-ры !
А потом замяукал, как кошка:
- Мяу-мяу!
Это, конечно, не тигр рычал и мяукал, а сам Никита.
– Бух! Ба-бах! – закричал Никита.
Это будто его ружьё выстрелило. Убил охотник тигра и пополз дальше. Полз, полз и на дикого слона наполз. Стоит слон, клыки вперёд выставил и трубит хоботом, как в трубу:
- Тру! Трррр-ррр-руууу!
Это, конечно, Никита за него трубил.
- Бух, ба-бах!
Убил Никита слона и дальше пополз. Полз, полз и до крокодила дополз. Крокодил зубами лязгает и мычит, как бык. Это Никита от папы узнал, что крокодилы мычат по-коровьи.
- Бух, ба-бах! – убит крокодил.
- Бух, ба-бах! – и змея готова.
Всех перестрелял Никита и кричит:
– Вот я какой охотник! Никого не боюсь!

Летом приехали мы на дачу и пошли гулять.
– Ты что же, Никитушка, ружьё с собой не берёшь? – спрашиваю. – Ведь ты же охотник.
– Ох, верно, я и забыл! – говорит Никита.
Побежал он домой, нашёл своё ружьё под кроватью, надел его через плечо и шагает со мной рядом.
Идём мы лугом среди белых ромашек с жёлтенькими пуговками-серединками.
С цветов бабочки разноцветные слетают. Кузнечики от нас в стороны скачут.
И вдруг видим мы сорочонка. Он совсем такой же, как и большая сорока, – чёрный с белым, только хвост покороче, да сам поменьше.
Скачет от нас сорочонок по траве, крыльями машет, а летать ещё не умеет. Доскакал до рябинного кустика и затаился в нём.
Гляжу, стал Никита-охотник на четвереньки – тоже притаился. Шёпотом спрашивает меня:
– Папа! Папа! Можно мне стрелять?
– Стреляй, стреляй, – говорю. – Уж раз ты охотник, так можно.
И вот пополз Никита по траве к сорочонку. Долго полз с ружьем в руке. Совсем близко подобрался. Вот прицелился. И вдруг как заорёт во всё горло:
– Бух! Ба-бах!
А сорочонок выскочил из куста да как закричит:
- Криии! Крээээ! Криии!
Никита сразу ружьё наземь бросил – и ко мне. Бежит, спотыкается, падает.
Гляжу: и сорочонок тоже удирает – только в другую сторону. Так друг от друга улепётывают: сорока – в лес, а Никита – от сороки из лесу.
– Ты что же, охотничек? Чего испугался?
– Да как же! – говорит Никита. – Зачем она, глупая, сама кричит!

 

Е.Чарушин

Почему Тюпу прозвали Тюпой

Когда Тюпа очень удивится или увидит непонятное и интересное, он двигает губами и тюпает: "Тюп-тюп-тюп-тюп..."
Травка шевельнулась от ветра, пичужка пролетела, бабочка вспорхнула, - Тюпа ползёт, подкрадывается поближе и тюпает: "Тюп-тюп-тюп-тюп... Схвачу! Словлю! Поймаю! Поиграю!" Вот почему Тюпу прозвали Тюпой.
Слышит Тюпа, кто-то тоненько посвистывает.
Видит: в крыжовнике, где погуще, кормятся серенькие вертлявые пичужки - пенки, ищут, нет ли где мошки-букашки.
Ползёт Тюпа. Уж так таится, прячется. Даже не тюпает - боится спугнуть. Близко-близко подполз да как прыгнет - прыг! Как схватит... Да не схватил.
Не дорос ещё Тюпа птицу ловить.
Тюпа - ловкач неуклюжий.

 

 

Почему Тюпа не ловит птиц

Видит Тюпа, недалеко от него сидит воробей и песни поёт-чирикает:
- Чив-чив!
Чив-чив!
- Тюп-тюп-тюп-тюп, - заговорил Тюпа. - Схвачу! Словлю! Поймаю! Поиграю! - и пополз к воробью.
Но его воробей сразу приметил - крикнул по-воробьиному:
- Чив! Чив! Разбойник ползёт! Вот он где прячется! Вот он где!
И тут, откуда ни возьмись, со всех сторон налетели воробьи, расселись - кто по кустам, кто и прямо на дорожке перед Тюпой.
И начали на Тюпу кричать:
- Чив-чив!
Чив-чив!
Кричат, галдят, чирикают, ну, никакого терпенья нет.
Испугался Тюпа - такого крику он ни разу не слыхал - и ушёл от них поскорее.
А воробьи вдогонку ещё долго кричали. Наверно, рассказывали друг другу, как Тюпа полз-прятался, хотел их словить и съесть.
И какие они, воробьи, храбрые, и как они Тюпку испугали. Некого Тюпе ловить. Никто в лапы не даётся. Влез Тюпа на деревцо, спрятался в ветках и поглядывает. Но не охотник добычу увидел, а добыча охотника разыскала. Видит Тюпа: он не один, на него какие-то птицы смотрят, не пенки-малышки, не крикуны- воробьишки, вот какие - самого Тюпы чуть поменьше.
Это, наверно, дрозды искали местечко, где вить гнездо, и увидали какую-то непонятную зверюшку - Тюпку.
Тюпа обрадовался:
- Вот интересно-то! Тюп-тюп-тюп-тюп! Кто это такие? Тюп-тюп-тюп-тюп! Схвачу! Тюп-тюп-тюп-тюп! Словлю! Тюп-тюп-тюп-тюп! Поймаю! Поиграю!
Только не знает Тюпа, кого первого ловить. Один дрозд сзади Тюпки сидит, другой перед Тюпкой - вот тут, совсем близко.
Тюпа то сюда, то туда повернётся - тюпает-тюпает. То на одного, то на другого посмотрит. Отвернулся от одного, кто был сзади, а другой, передний, как налетит на Тюпку да как клюнет его клювом!
Тюпа сразу перестал тюпать. Он понять не может, что это такое. Обидели его! Клюнули!
Спрыгнул Тюпа в кусты - и ходу, где бы только спрятаться. И если теперь Тюпа видит птицу, он никакого внимания на неё не обращает.
Вот почему Тюпа не ловит птиц


 

Е.Чарушин

Воробей

Пошёл Никита с папой гулять. Гулял он, гулял и вдруг слышит - кто-то чирикает:
- Чилик-чилик! Чилик-чилик! Чилик-чилик!
И видит Никита, что это маленький воробушек прыгает по дороге. Нахохлённый такой, прямо как шарик катится.
Хвостик у него коротенький, клюв жёлтый, и никуда он не улетает. Видно, ещё не умеет.
- Смотри-ка, папа, - закричал Никита, - воробей не настоящий!
А папа говорит:
- Нет, это настоящий воробей, да только маленький. Это, наверно, птенчик выпал из своего гнезда.
Тут побежал Никита ловить воробья и поймал. И стал этот воробушек жить у нас дома в клетке, а Никита кормил его мухами, червяками и булкой с молоком.
Вот живёт воробей у Никиты. Всё время кричит - есть просит. Ну и обжора какой! Чуть утром солнце покажется, - он зачирикает и всех разбудит.
Тогда Никита сказал:
- Я научу его летать и выпущу.
Достал воробья из клетки, посадил на пол и стал учить.
- Ты крыльями вот так маши, - сказал Никита и показал руками, как надо летать.
А воробей ускакал под комод.
Покормили воробья ещё денёк.
Опять его посадил Никита на пол учить летать. Никита замахал руками, и воробей замахал крыльями. Полетел воробей! Вот он через карандаш перелетел. Вот через красный пожарный автомобиль перелетел. А как стал через неживую кошку-игрушку перелетать, наткнулся на неё и упал.
- Плохо ты ещё летаешь, - говорит ему Никита. - Давай-ка я тебя ещё денёк покормлю.
Покормил, покормил, а назавтра воробушек через Никитину скамейку перелетел. Через стул перелетел. Через стол с кувшином перелетел. Вот только через комод не мог перелететь - свалился.
Видно, надо его ещё кормить.
На другой день Никита взял воробья с собой в сад, да там и выпустил.
Воробей через кирпич перелетел. Через пенёк перелетел. И стал уж через забор перелетать, да об него стукнулся и повалился.
А на следующий день он и через забор перелетел. И через дерево перелетел. И через дом перелетел. И совсем от Никиты улетел.
Вот как здорово научился летать!

 

В.Бианки

Музыкант

Старый медвежатник сидел на завалинке и пиликал на скрипке.
Он очень любил музыку и старался сам научиться играть. Плохо у него выходило, но старик и тем был доволен, что у него своя музыка. Мимо проходил знакомый колхозник и говорит старику:
- Брось-ка ты свою скрипку-то, берись за ружьё. Из ружья у тебя лучше выходит. Я сейчас медведя видел в лесу.
Старик отложил скрипку, расспросил колхозника, где он видел медведя. Но не нашёл даже и следа его.
Устал старик и присел на пенёк отдохнуть.
Тихо-тихо было в лесу. Ни сучок нигде не треснет, ни птица голосу не подаст. Вдруг старик услыхал: "Дзенн!.."
Немного погодя опять: "Дзенн!.."
Старик удивился: "Кто же это в лесу на струне играет?"
А из лесу опять "Дзенн!..", - да так звонко, ласково.
Старик встал с пенька и осторожно пошёл туда, откуда слышался звук. Звук слышался с опушки.
Старик подкрался из-за ёлочки и видит: на опушке разбитое грозой дерево, из него торчат длинные щепки. А под деревом сидит медведь, схватил одну щепку лапой. Медведь потянул к себе щепку и отпустил её. Щепка выпрямилась, задрожала, и в воздухе раздалось: "Дзенн!.." - как струна пропела.
Медведь наклонил голову и слушает.
Старик тоже слушает: хорошо поёт щепка!
Замолк звук, - медведь опять за своё: оттянул щепку, отпустил и слушает...
Вечером знакомый колхозник ещё раз проходит мимо избы медвежатника. Старик опять сидел на завалинке со скрипкой. Он пальцем дёргал одну струну, и струна тихонечко пела: "Дзинн!"
Колхозник спросил старика:
- Ну что, убил медведя?
- Нет, - ответил старик.
- Что ж так?
- Да как же в него стрелять, когда он такой же музыкант, как и я?
И старик рассказал колхознику, как медведь играл на расщеплённом грозой дереве.

 

В.Берестов

Как найти дорожку

Ребята пошли в гости к деду-леснику. Пошли и заблудились. Смотрят, над ними Белка прыгает. С дерева на дерево. С дерева на дерево. Ребята — к ней:
Белка, Белка, расскажи,
Белка, Белка, покажи,
Как найти дорожку
К дедушке в сторожку?
— Очень просто, — отвечает Белка. — Прыгайте с этой ёлки вот на ту, с той — на кривую берёзку. С кривой берёзки виден большой-большой дуб. С верхушки дуба видна крыша. Это и есть сторожка. Ну что же вы? Прыгайте!
— Спасибо, Белка! — говорят ребята. — Только мы не умеем по деревьям прыгать. Лучше мы ещё кого-нибудь спросим. Скачет Заяц. Ребята и ему спели свою песенку:
Зайка, Зайка, расскажи,
Зайка, Зайка, покажи,
Как найти дорожку
К дедушке в сторожку?

— В сторожку? — переспросил Заяц. — Нет ничего проще.
Сначала будет пахнуть грибами. Так? Потом — заячьей капустой. Так? Потом запахнет лисьей норой. Так? Обскочите этот запах справа или слева. Так? Когда он останется позади, понюхайте вот так и услышите запах дыма. Скачите прямо на него, никуда не сворачивая. Это дедушка-лесник самовар ставит.
— Спасибо, Зайка, — говорят ребята. — Жалко, что носы у нас не такие чуткие, как у тебя. Придется ещё кого-нибудь спросить.
Видят, ползёт Улитка.
Эй, Улитка, расскажи,
Эй, Улитка, покажи,
Как найти дорожку
К дедушке в сторожку?
— Рассказывать до-о-олго, — вздохнула Улитка. Лу-у-учше я вас туда провожу-у-у. Ползите за мной.
— Спасибо, Улитка! — говорят ребята. — Нам некогда ползать. Лучше мы ещё кого-нибудь спросим.
На цветке сидит Пчела. Ребята к ней:
Пчёлка, Пчёлка, расскажи
Пчёлка, Пчёлка, покажи,
Как найти дорожку
К дедушке в сторожку?
— Ж-ж-ж, — говорит пчела. — Покажжжу... Смотрите, куда я лечу. Идите следом. Увидите моих сестёр. Куда они, туда и вы. Мы дедушке на пасеку мёд носим. Ну, до свидания! Я уж-ж-жасно тороплюсь. Ж-ж-ж...
И улетела. Ребята не успели ей даже спасибо сказать. Они пошли туда, куда летели пчёлы, и быстро нашли сторожку. Вот была радость! А потом дедушка их чаем с мёдом угостил.


 

И.Белышев

Упрямый котёнок

У одной девочки жил маленький серенький котёнок.
Он был такой упрямый, что всё хотел делать по-своему.
Однажды вышел котёнок гулять, а девочка ему говорит:
- Не уходи далеко, потеряешься.

Не послушался котёнок и ушёл в лес. Шёл-шёл да и заблудился. Ходит котёнок по лесу, никак дороги домой не найдёт, — так и проходил до ночи.
Вдруг заухал в лесу филин. Испугался котёнок, сел на пенёк и заплакал.
Бежит мимо пня зайчишка. Увидал котёнка и спрашивает:
— Ты чего тут сидишь?
А котёнок ему отвечает:
— Я дом потерял.
— Вот чудак, — удивился зайчишка. — Ты кто такой?
— Не знаю, — говорит котёнок, — я маленький.
— Вот глупый, мама-то у тебя кто?
— А у меня вместо мамы девочка, — отвечает котёнок.
Засмеялся зайчишка, сел около пня на траву, захлопал ушами и думает. Думал-думал да и говорит:
— А ты скакать умеешь?
— Скакать я хорошо умею, — отвечает котёнок.
— Ну тогда ты зайчонок, — говорит ему зайчишка. — Идём, я тебя домой поведу.
Пошли зайчишка с котёнком вместе. Перепрыгнули канаву, а зайчонок и спрашивает:
— Почему у тебя уши маленькие?
— Вот привязался, — рассердился котёнок, — почему да почему. Не всё ли равно. У меня зато хвост длинный.
— Ну ладно, — ответил зайчишка, — тогда идём дальше.
Привёл зайчишка котёнка к огороду, где жили зайцы.
— Мама, — говорит он зайчихе, — я в лесу зайчонка нашёл.
— Хорошо, — отвечает зайчишкина мама, — дай ему поесть и спать ложитесь, уже поздно.
Взял зайчишка капустный лист и суёт котёнку.
— На!
— Что — на? — отвечает котёнок.
— На — это значит, бери и ешь, — говорит ему зайчишка.


Взял котёнок капустный лист и заплакал.
— Я, — говорит, — есть его не умею, я маленький.
— Что ты всё маленький да маленький, — передразнил его зайчишка, — я сам тоже маленький, а смотри как...
Выхватил он у котёнка капустный лист и сразу съел, только один кончик остался. Взял котёнок кончик капустного листа и стал им слёзы утирать.
Увидала котёнка зайчишкина мама, покачала головой.
— Нет, — говорит, — ты не зайчонок.
— Зайцы, — закричала она, скачите скорее сюда, посмотрите, какого зверушку мой сын в лесу нашёл.
Собрались зайцы, смотрят, никак не могут догадаться, что за зверь непонятный.
Выходит из орешника старый хромой заяц.
— Отойдите, — говорит, — дайте мне посмотреть.
Осмотрел хромой заяц котёнка со всех сторон и спрашивает:
— А ты лазать по деревьям умеешь?
— Умею, — отвечает котёнок.
— Ну тогда идём, я тебя домой отведу. Я знаю, кто ты. Ты бельчонок. Видите: уши маленькие, а хвост длинный, пушистый.
— Верно, верно, — закричали зайцы. — Как это мы раньше не догадались.
Поковылял хромоногий, а котёнок за ним. перешли они через поле, зашли на опушку леса и пришли к старому дубу. Тут в дупле жила белка.
Подошёл хромой заяц к дуплу и забарабанил по стволу.
— Кто там, — крикнула сверху белка.
— Это я, хромой заяц, бельчонка к тебе привёл.
— Пусть лезет сюда, — говорит белка. — Мне некогда, я запасы на зиму готовлю.
Полез котёнок по дубу. Лез, лез, насилу добрался. Сунулся в дупло, а белка ему даёт шишку:
— На, — говорит, бери, ешь.
Обиделся котёнок:
—  Сама на, сама ешь, — говорит котёнок и бросил шишку.
— Как ты смеешь, — закричала белка, — шишки бросать! Я тебя сейчас отшлёпаю.
Замахнулась она лапкой, да остановилась. Посмотрела и говрит:
— А ведь ты не бельчонок.

— Не знаю, — отвечает котёнок, — я есть хочу.
— Что тебе дать, — гворит белка, — хочешь сушёных грибов?
— Нет, — отвечает котёнок, — я мышку хочу.
— Вот глупый, — рассердилась белка, — что же ты мне раньше не сказал, я бы сразу догадалась, что ты ежонок.
Привела белка котёнка к ежихе.

— Берите, — говорит, — вашего ежонка, в лесу нашли.
— Пусть идёт к ежатам, — отвечает ежиха, — съест мышку и спать ложится.
Только лёг котёнок вместе с ежатами — как вскочит!
— Ой, не могу, все бока исколол, — и заплакал.
Проснулась ежиха и говорит:
— Что мне с тобой делать? Не зайчонок ты, не бельчонок, не ежонок. Кто же ты?
— А я не знаю, — отвечает котёнок, — я маленький.
Зевнула ежиха и пошла спать к  себе в норку.
А котёнок сел под деревом и проплакал всю ночь.
Утром, когда выглянуло солнышко, на высокой осине проснулась ворона. Увидала она котёнка и говорит:
— А я знаю, кто ты.
— А кто? — спрашивает котёнок у вороны.
— Котёнок ты, вот кто, — отвечает ворона.


— А ты не врёшь? — говорит котёнок,
— Вот чудак, что я котят не видела, что ли?
— Ворона, а ворона, — спрашивает ежиха, — а ты не знаешь, где он живёт?
— Знаю.
— Тогда отведи его домой.
Полетела ворона, а котёнок за ней побежал.
Вышли они из леса на дорогу. Увидал котёнок дом, задрал хвост и побежал со всех ног.
Прибежал и говорит:
— Никогда больше в лес ходить не буду.


 

Н.Сладков

Бежал ёжик по дорожке

Бежал ёжик по дорожке - только пяточки мелькали. Бежал и думал: "Ноги мои быстры, колючки мои остры - шутя в лесу проживу". Повстречался с Улиткой и говорит:
- Ну, Улитка, давай-ка наперегонки. Кто кого перегонит, тот того и съест.
Глупая Улитка говорит:
- Давай!
Пустились Улитка и Ёж. Улиткина скорость известно какая - семь шагов в неделю. А Ёжик ножками туп-туп, носиком хрюк-хрюк, догнал Улитку, хруп и съел.
Дальше побежал - только пяточки замелькали. Повстречал Лягушку-Квакушку и говорит:
- Вот что, пучеглазая, давай-ка наперегонки. Кто кого перегонит, тот того и съест.
Пустились Лягушка и Ёж. Прыг-прыг Лягушка, туп-туп-туп Ёжик. Лягушку догнал, за лапку схватил и съел.
Съел Лягушку - дальше пятками замелькал. Бежал-бежал, видит: Филин на пне сидит, с лапы на лапу переминается и клювищем щёлкает.
"Ничего, - думает Ёж, - у меня ноги быстрые, колючки острые. Я Улитку съел, Лягушку съел - сейчас и до Филина доберусь!"
Почесал храбрый Ёж сытенькое брюшко лапкой и говорит этак небрежно:
- Давай, Филин, наперегонки. А коли догоню - съем!
Филин глазищи прищурил и отвечает:
- Бу-бу-будь по-твоему!
Пустились Филин и Ёж.
Не успел Ёж и пяточкой мелькнуть, как налетел на него Филин, забил широкими крыльями, закричал дурным голосом.
- Крылья мои, - кричит, - быстрее твоих ног, когти мои длиннее твоих колючек! Я тебе не Лягушка с Улиткой - сейчас целиком проглочу да и колючки выплюну!
Испугался Ёж, но не растерялся: съёжился да под корни и закатился. До утра там и просидел.
Нет, не прожить, видно, в лесу шутя. Шути, шути, да поглядывай!


 

ЗАРУБЕЖНЫЕ ПИСАТЕЛИ - ДЕТЯМ:

Ю.Тувим

Овощи

перевод с польского С.Михалкова

Хозяйка однажды с базара пришла,
Хозяйка с базара домой принесла:
Картошку,
Капусту,
Морковку,
Горох,
Петрушку и свёклу.
Ох!..

Вот овощи спор завели на столе -
Кто лучше, вкусней и нужней на земле:
Картошка?
Капуста?
Морковка?
Горох?
Петрушка иль свекла?
Ох!..

Хозяйка тем временем ножик взяла
И ножиком этим крошить начала:
Картошку,
Капусту,
Морковку,
Горох,
Петрушку и свеклу.
Ох!..

Накрытые крышкою, в душном горшке
Кипели, кипели в крутом кипятке:
Картошка,
Капуста,
Морковка,
Горох,
Петрушка и свекла.
Ох!..
И суп овощной оказался не плох!

 

Ю.Тувим

Про пана Трулялинского

Кто не слышал об артисте
Тралиславе Трулялинском!
А живет он в Припевайске,
В переулке Веселинском.

С ним и тётка - Трулялетка,
И дочурка - Трулялюрка,
И сынишка - Трулялишка,
И собачка - Трулялячка.

Есть у них еще котенок,
По прозванью Труляленок,
И вдобавок попугай -
Развеселый Труляляй!

На заре они встают,
Чаю наскоро попьют,
И встречает вся компания
Звонкой песней утро раннее.

Палочку-трулялочку
Поднимет дирижер -
И сразу по приказу
Зальется дружный хор:
"Тру-ля-ля да тру-ля-ля!
Тра-ля-ля да тра-ла-ла!

Честь и слава Тралиславу!
Трулялинскому хвала!"

Трулялинский чуть не пляшет
Дирижерской палкой машет
И, усами шевеля,
Подпевает:
"Тру-ля-ля!"

"Тру-ля-ля!" - звучит уже
На дворе и в гараже,
И прохожий пешеход
Ту же песенку поет.

Все шоферы - Трулялеры,
Почтальоны - Труляльоны,
Футболисты - Трулялисты,
Продавщицы - Трулялицы,
Музыканты - Трулялянты
И студенты - Труляленты.
Сам учитель - Трулялитель,
А ребята - Трулялята!

Даже мышки, даже мушки
Распевают: "Трулялюшки!"
В Припевайске весь народ
Припеваючи живет!


 

А.Дэви

Дожди перевод с индийского И.Токмаковой

Дожди,дожди.
Доставайте скорее плащи.
А гром над землёй так и носится
В окна стучит к людям в гости просится
Скачет по крышам грохочет,грохочет
И над промокшей землёю хохочет.


А.Дэви

перевод индийского И.Токмаковой

Волны в речке напевают,
Сон навевают.
Белая пена на берег ложится.
Что-то деревьям снится.
Медленно гаснут лучи заката,
Птицы вспорхнули с граната.
Птицы летают в страны чудесные,
Носят нам сны интересные.

 

К.Чаддха

перевод И.Токмаковой

Цветок

Цветок всегда смеется,
Если дождь на него прольется,
Если бабочка на него сядет,
Если ветер его погладит.
Цветок всегда смеется,
Цветок ни с кем не дерется,
Он послушный, совсем не упрямый.
Хорошо быть его мамой!


А.Наранг

перевод И.Токмаковой

Звёзды - звёздочки

Звёзды – звёздочки,
А сколько вам лет?
Звёзды – звёздочки,
Вы слышите? Нет?
Мне бы вас
Хотелось попросить.
Никогда огонь свой не гасить!

 

Т.Варма

перевод с индийского И.Токмакова

В нашем саду

В нашем саду
Дружно живут
Тень и тишина.
Солнце взойдёт – ­
Они уже тут,
Тень и тишина…
Выйду я в сад -
Встречают меня
Тень и тишина.
Как хороши
Среди жаркого дня
Тень и тишина!

 

Ш.Гупта

перевод с индийского И.Токмаковой

Моя лошадка

Я свою лошадку
Больно не хлещу.
Я свою лошадку
Славно угощу.
Ест моя лошадка
Манго и маис,
Белый сахар сладкий
И варёный рис.
Поскачем по долинам,
По кручам и лесам…
Ведь я её из глины
Сегодня сделал сам!

 

К.Хакусю

перевод с японского В.Марковой

Лунной ночью

Тон,
Тон,
Тон,
- Отворите дверь!
- Кто так тихо стучит?
- Это я - кленовый лист.
Тон,
Тон,
Тон,
- Отворите дверь!
- Кто так громко стучит?
- Это я - горный ветер.
Тон,
Тон,
Тон,
- Отворите дверь!
- Кто так поздно стучит?
- Это я - лунный свет.


 

К.Рюко

перевод с японского В.Марковой

Ноги у дождя

Быстрые, быстрые
Ноги у дождя.
Через горы прыгают,
Через реки прыгают,
По полю бегут.
Длинные, длинные
Ноги у дождя.

Цапли им завидуют:
"Что за ноги длинные!
С неба до земли".
Легкие, легкие
Ноги у дождя.
Легкие, звонкие.
Топ-топ-топ по зонтику,
По крыше топ-топ-топ!

Робкие, робкие
Ноги у дождя.
Только солнце выглянет,
Только небо вызвездит,
Сразу убегут.

 

Д.Чиарди

перевод с английского Р.Сефа

О том кто крутился

Под стол
Он нырнул,
Забрался под стул,
Пытался
Залезть под шкаф,
Он пел и жужжал,
Звенел и визжал,
Плясал,
На цыпочки встав.

Кружился он так,
Что старый башмак
Сказал под тахтой
Сапогу:

 

-Я очень боюсь,
Что сам закружусь.
Смотреть на него
Не могу.
Но раз и другой
Качнув головой,
Упал он
На правый бок.
А кто это был,
Совсем я забыл,
Мне кажется,
Что…..

 

Д.Родари

перевод с итальянского С.Маршака

Чем пахнут ремёсла?

У каждого дела
Запах особый:
В булочной пахнет
Тестом и сдобой.

Мимо столярной
Идёшь мастерской, -
Стружкою пахнет
И свежей доской.

Пахнет маляр
Скипидаром и краской.
Пахнет стекольщик
Оконной замазкой.

Куртка шофёра
Пахнет бензином.
Блуза рабочего –
Маслом машинным.

Пахнет кондитер
Орехом мускатным.
Доктор в халате –
Лекарством приятным.

Рыхлой землёю,
Полем и лугом
Пахнет крестьянин,
Идущий за плугом.

Рыбой и морем
Пахнет рыбак.
Только безделье
Не пахнет никак.

Сколько ни душится
Лодырь богатый,
Очень неважно
Он пахнет, ребята!


 

М.Флорин

перевод с румынского Д.Шполлянской

Рилэ-Йепурилэ и жучок с золотыми крылышками

Солнце грело с каждым днём всё сильнее. Снег стаял. Серебряные ручейки напевали весёлые песенки, проворно пробегая по лесу.
Вдруг потянулась к солнцу травинка, за ней другая, совсем тоненькая, и ещё одна, и ещё- их становилось всё больше и больше.
Показался подснежник. Когда дул ветерок, цветок радостно покачивал головкой. Потом около подснежника выросло ещё много цветов. Пришла весна.
Зайчонок Йепурилэ с восхищением смотрел на цветы и думал:
"Эге, ушла кумушка Зима... Ушла!.."- и радостно кивал головой.
Развеселился Йепурилэ и, хвастливо напевая, запрыгал по поляне:
- Я Рилэ-Йепурилэ,
Кто тут равен мне по силе?
Мне не страшен враг любой,
Выходите все на бой!
Маленький Жучок, который тихо сидел на цветке, позвал его:
- Йепурилэ! Йепурилэ! Как ты поживаешь?
- Это кто меня зовёт?
Йепурилэ посмотрел направо, посмотрел налево, посмотрел вперёд, посмотрел назад, но никого не увидел.
- Здесь я! Здесь! На цветке!- зажужжал Жучок.
- Так это ты меня зовёшь, малыш?- спросил Йепурилэ, глядя на Жучка, крылышки которого блестели, словно золотые.- Чего тебе надо?
- Давай подружимся! Я- Жучок с золотыми крылышками. Хочешь, будем играть вместе?
И они стали играть в прятки.
А Рилэ-Йепурилэ всё пел:
- Я Рилэ-Йепурилэ,
Кто тут равен мне по силе?
Мне не страшен враг любой,
Выходите все на бой!
Его песенка донеслась до берлоги Медведя. Медведь проснулся. Сонно потягиваясь, он вышел из берлоги, в которой проспал всю зиму, и тут же увидел Йепурилэ. Медведь был старый, большой, очень большой. Он проголодался и щёлкал зубами.
- Мор-мор... Я старый Медведь, я проспал всю зиму и теперь голоден... Я тебя съем, Йепурилэ!- И Медведь облизнулся.- Мор-мор... У-у, как я голоден!
Как ни был храбр Йепурилэ, но у него сердце сжалось в комочек и заколотилось быстро-быстро.
"Что мне делать? Что мне делать?- думал он.- Сейчас он меня схватит!"
А Медведь схватил его за уши, поднял вверх над землёй и поглядел на него, довольный.
- Очень вкусный заяц! Мор-мор...
Но вдруг Йепурилэ услышал жужжание. Это был Жучок с золотыми крылышками, который увидел, что Йепурилэ попал в беду.
Жучок смело подлетел к Медведю.
И... что бы вы думали? Он сначала принялся разгуливать по носу Медведя, а потом стал щекотать ему ухо.
- Мор-мор...- ворчал Медведь, сердясь на Жучка.- Оставь меня в покое!
- Быз-быз!- всё громче жужжал Жучок.
"Ну, погоди, я тебе покажу!"- подумал Медведь.
Совсем забыв о Йепурилэ, он выпустил его, поднял лапу и ударил себя по уху.
- Вот я тебя поймал, Жучище!
Изо всех сил ударил Медведь, даже в ушах у него зазвенело.       А Жучок уже давно улетел и теперь спешил вместе с Йепурилэ спастись от Медведя. Бызз, тот-топ!- бежали два приятеля.- Бызз, тот-топ!..
Когда Медведь пришёл в себя, Йепурилэ и Жучок с золотыми крылышками уже далеко убежали. Медведь так и не догнал их.
И друзья снова стали играть. Играли до самого вечера, радуясь, что спаслись от страшного Медведя.


 

У.Дисней

Три поросенка отдыхают

Куда же нам ехать отдыхать?
— На берег моря, в деревню!
— В горы!
— В кругосветное плавание!
Три поросенка горячо спорили.
Один доказывал, что лучший отдых — это забраться на высоченную гору. Покорить ее!
Другой мечтал о морском кругосветном путешествии. У него есть великолепная подзорная труба. Он будет совсем как капитан дальнего плавания.
Ну, а третий — третий был бы счастлив в деревне, среди цветущих лугов, где так мирно пасутся коровы.
Но разве договоришься с этими братцами! Вскоре спор превратился в потасовку. Пошли в ход кулаки, началась невообразимая свалка, поднялся отчаянный визг.
Но старший из поросят, самый разумный, вдруг перестал драться. Он придумал великолепный план.
— Мы поедем в кругосветное путешествие в нашем автомобиле. У нас будут и горы, и море, и деревня.
— Чудесно!
— Вот это план!
В старый автомобиль уложили сундуки, чемоданы, корзины, узлы, и в один прекрасный день самый младший из братьев сел за руль, и три поросенка, громко распевая, отправились в путь.
— Гляди! Гляди! – воскликнул злой волк, старый враг трех поросят.- Мои "добрые приятели" куда-то отправляются!
Он наблюдал за их последними приготовлениями, спрятавшись за стену.
— Поеду и я. Вот когда я с ними расквитаюсь!
Вскочив в свою машину, волк быстро пересек большую поляну и вскоре выехал на ту же дорогу, по которой ехали и поросята, намного опередив их.
Поспешно выскочив из автомобиля, волк принялся изо всех сил работать киркой. Он пыхтел, отдувался, крякал.
Наконец, огромная яма была готова. И автомобиль поросят на полном ходу, со страшным грохотом, влетел в яму.
Но какое разочарование для волка!
Все поросята остались целы. Только очень перепугались.
Как зол был волк! Разве ради этого он так старался?! Но ничего, он еще своего добьется. Взяв коробку острых гвоздей, он быстро разбросал их по дороге.
Тем временем поросята, кряхтя и сопя, вытаскивали машину со всеми чемоданами и узлами из ямы. Сделать это было очень трудно. Они так измучились! Но вот автомобиль снова стоит на дороге. Все опять уложено, увязано. Можно продолжать путь.
Теперь за руль взялся средний братец. Он будет осторожнее. Но только они отъехали… Банг! Банг! Банг! — лопнула одна, другая, третья шина… Какое страшное невезенье! Немало пришлось повозиться поросятам, прежде чем машина была готова к дальнейшему путешествию.

Но и это еще не все. Волк не дремал. Он снова обогнал поросят и повернул стрелку, указывающую на единственный безопасный путь, в другую сторону — к обрыву!
"Теперь им не избежать гибели!" — решил волк. Он спрятался и стал ждать.
Вот послышался шум мотора: "Сейчас! Наконец-то!"
Все ближе… ближе…
Но и тут поросята отделались лишь испугом.
Водитель вел машину так осторожно, что успел затормозить на самом краю пропасти и ловко дал задний ход.
Поросята так переволновались, что дальше ехать было невозможно. Рядом они увидели чудесную поляну и сразу принялись за дело.
На зеленой лужайке мигом поставили палатку, развели костер, подвесили над огнем огромный котел. Лагерь готов.
Над палаткой весело развевается красивый флажок. Как прекрасен спокойный отдых! Поросята его заслужили, ведь они преодолели такие препятствия.
Но чья это голова показалась из-за большого камня? Да. Вы угадали. Это снова волк. Еще более злой, чем всегда: столько потрачено сил, а поросята не только целы, снова довольны и веселы.
— Ничего. Я придумал нечто новенькое! Последнее слово будет за мной,- проворчал волк и вдруг завыл страшным голосом.
Бедные поросята! Куда девалась их веселость?! Они застыли от страха. А вой становился все нестерпимее. Обезумев от ужаса, поросята бросились прочь от лагеря. Прощай, палатка, прощай, красивый, веселый флажок! Прощай, отдых! Все осталось далеко позади, а поросята все бежали и бежали.
А волк… Он не терял времени. Вдоволь посмеявшись над поросятами, он подкрался к потухшему костру и заложил среди дров, под самый котел, две гранаты. Уж теперь поросятам несдобровать!
Нескоро вернулись поросята. Они долго не верили наступившей тишине. Слишком много бед вдруг обрушилось на них. Очень осторожно приближались они к своему лагерю. Но все было тихо. И тогда поросята совсем успокоились, повеселели, засуетились около потухшего костра. Скорее, скорее надо снова разжечь его. Пора, наконец, поужинать.
Усевшись у самого костра, они собрались ужинать. Как вдруг… Бум! Бум! Страшные взрывы разбросали поросят в разные стороны.
— О! О! — закричал он, пораженный своим открытием.- Вот кто виноват во всех наших бедах! — и он показал братцам волчью шерсть.- Это наш вечный враг! Волк! Ну что ж, если так, будем сражаться.
Из корзины с едой поросята достали самого крупного и жирного цыпленка и наполнили его колючками. Угощенье готово. Обжора-волк не утерпит, обязательно попробует аппетитное жаркое.
Три поросенка, спрятавшись в кусты, видели, как жадно схватил волк цыпленка и тут же проглотил его.
Но что случилось? Разве лакомка проглотил горящие угли?
— О! Что так жжет?! — завыл волк не своим, голосом. Он бросился бежать со всех ног и скоро пропал из виду.
— Ага! Ага! Хорошо смеется тот, кто смеется последним! — сказал самый старший и самый умный поросенок старавшийся не упустить случая для поучения братцев.
Сегодня они готовы были выслушивать от него любые поучения. Они были так счастливы! Злой волк наконец оставит их в покое. Они смогут чудесно отдохнуть!
И поросята в полном восторге запели свою победную песню:
Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!


 

У.Дисней

Новоселье гномов

Жили семь маленьких человечков, семь смешных Гномов. Все они были добрыми приятелями. А звали их так: Профессор, Ворчун, Весельчак, Стеснительный, Ап-чхи, Соня и, наконец, Молчун. А почему их так звали, вы узнаете из сказки.
Жили они в бедной, покрытой соломой хижине, в глухом лесу, и работали целыми днями на руднике.
Профессор, которого всегда все слушались (он ведь был очень умный), долго думал, что-то читал, писал и наконец произнес: "Друзья! Наша избушка совсем развалилась! В ней сыро и холодно. Нам необходимо новое, удобное жилище!"
Маленьким человечкам эта мысль очень понравилась. Тотчас созвали они лесных обитателей, своих друзей, и попросили найти для них в лесу хороший дом.
Звери и птицы бросились во все концы леса и скоро принесли добрые вести: на одной полянке нашли они чудесный маленький домик, словно специально приготовленный для гномов.
Вслед за своими лесными приятелями - совами, зайцами, белками - которые вели их, семь маленьких человечков направились к новому жилищу, громко распевая свою веселую песенку: "Хе, хо! Хе, хо!"

Вот и дом.
Профессор открыл дверь и вошел первым. Гномы увидели спальню с семью кроватками, столовую, где был стол как раз такой, какой нужен для маленьких человечков. В кухне множество различной посуды. В домике были даже вода и мыло.
Гномы сразу принялись за хозяйство. Каждый делал то что умел.
Ап-чхи непрестанно громко чихал.
Соня поскорее улегся в одну из маленьких кроваток в спальне. Профессор отыскал его, когда он уже был в чудесной стране снов.
Весельчак превратился в повара, и хотя много смеялся и шутил, но обед приготовил чудесный.
Стеснительный долго не решался приняться за какое-нибудь дело. Стеснялся сказать, что он тоже умеет готовить, но потом все же состряпал отличный соус.
Все было готово.
- А теперь умываться! - сказал Профессор.
Гномы очень удивились - ведь до этого дня они не слишком часто пользовались водой и мылом.
- Нет, вы не получите еды до тех пор, пока руки и лицо не будут чисто отмыты,- настаивал Профессор.
И Гномы умылись. Им даже очень понравилось повозиться в белой, пышной пене.
А Молчун - тот начал пускать мыльные пузыри, улыбался во весь рот и молчал, как всегда.
И вот в новом хорошем доме все расставлено и разложено по местам. Гномы чисто-начисто умыты, стол накрыт. Настоящий праздник!
- Праздновать новоселье! Праздновать новоселье! - решили маленькие человечки.
- Поиграй нам. Ворчун! - начали просить его друзья. Но Ворчун сидел с мрачным видом. Он любил, когда его долго упрашивают, и не сразу сел за орган.
Но зато когда он заиграл, тут уж началось настоящее веселье!
Гномы играли, пели, танцевали, а потом, когда все очень устали, пошли в свою новую прекрасную спальню где была приготовлена для каждого из них кроватка.



Яндекс.Метрика


Рейтинг@Mail.ru


Материалы представленные на страницах сайта созданы авторами сайта, присланы посетителями, взяты из открытых
источников и представлены на сайте исключительно для ознакомления. Все авторские права на материалы принадлежат их авторам.
При копировании материалов прямая ссылка на наш сайт обязательна babka-praskovia.ru
Все права защищены.